издательская группа
Восточно-Сибирская правда

С позиции практического опыта

Иркутская областная клиническая больница намерена развивать трансплантологию

34 000 пациентов ежегодно получают помощь в Иркутской областной клинической больнице, а областная поликлиника принимает порядка 250 000 человек. За день через вахту больницы проходит до 6500 человек, это и пациенты, и доктора, и студенты, и ординаторы. «Гранит сшаркивается», – шутит главный врач ИОКБ Пётр Дудин. Врачи областной больницы на прошлой неделе встречались с журналистами, встреча проходила в формате «вопрос – ответ». Одна из главных полученных новостей – головное лечебное учреждение Иркутской области готово осуществлять операции по пересадке костного мозга.

Только интенсивное лечение и спасение жизней  

– Как вы строите вашу кадровую политику? Как выпускнику медуниверситета стать врачом областной клинической больницы? Достаточно ли для этого просто диплома или есть и другие требования?

Пётр Дудин, главный врач ИОКБ:

– При больнице находятся кафедры медуниверситета, кафедры Академии последипломного образования (ИГМАПО), у которой тоже есть право брать специалистов сразу после университета и готовить в ординатуре. Многие врачи совмещают свою лечебную деятельность с работой на кафедрах и присматривают толковых студентов, после защиты диплома мы приглашаем их к себе. Но бывает, что и после ординатуры мы рекомендуем докторам найти более спокойную работу. Отсев есть во всех лечебных учреждениях, но в областной больнице всегда работалось тяжелее, чем в других. Мы трудимся 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. И интенсивность работы отличается от многих других медучреждений, всё-таки у нас головное учреждение Иркутской области, только в экстренном порядке к нам поступает более 100 человек в сутки. Важный момент – оснащённость современным оборудованием, на котором нужно учиться и уметь работать. И здесь некоторые доктора тоже сталкиваются с трудностями. И если кто-то из молодых специалистов от нас уходит, то это происходит в первые три года работы, они просто не выдерживают физически, ритм очень напряжённый. За год через больницу проходит 34 тысячи пациентов, делается 16 тысяч операций. Мы занимаемся только интенсивным лечением, спасением жизней, оказанием высокотехнологичной медицинской помощи, у нас нет отделений долечивания, реабилитации, это задача других лечебных учреждений.

Павел Сандаков, заместитель главного врача по хирургии:

– Система подготовки хирургических кадров отработана годами, это давние традиции. У молодого человека желание стать хирургом обычно появляется на первом-втором курсе: привлекает экстремальность профессии, результат, который видит врач, прооперировав больного. Первый непременный этап у нас – блок госпитальной хирургии. Но изначально студент приходит к нам на санитарскую практику, затем работает медбратом или медсестрой, и только после он готов к врачебной практике. И что немаловажно, на кафедре госпитальной хирургии существует отработанная система патронажа молодого поколения, идёт сознательная передача годами наработанного опыта, осуществляется своего рода генная инженерия молодого хирурга. Далее врач приходит в интернатуру или клиническую ординатуру, попадает на ту же самую кафедру, к тем же самым врачам-педагогам. И мы уже можем с позиции своего практического опыта понять, сможет ли данный врач работать хирургом или нет. И тут важно молодому человеку объяснить, что у него получается, а что нет, помочь определиться. Для кого-то перспективной будет кардиохирургия, а для кого-то, может быть, более спокойная проктология или какие-то виды диагностических исследований. Важно вовремя понять, на что способен человек, ведь в образование врача-хирурга вкладывается много средств, времени, сил, энергии. За каждым выращенным хирургом стоят судьбы наших пациентов, и мы не можем рисковать. Хирург – это талантливый врач, готовый самостоятельно принимать решения, беззаветно служить делу, сутками находиться у постели больного до наступления благоприятного исхода. У нас есть и система социальной поддержки: молодые специалисты до 30 лет получают доплату, интерны, ординаторы, студенты имеют возможность посещать тренажёрный зал.

– Есть ли дефицит врачебных кадров в больнице?

Пётр Дудин, главный врач ИОКБ:

– Конечно, есть, особенно по специальностям «реаниматолог-анестезиолог», «неонатолог», «педиатр». В прошлом году мы приняли 20 новых врачей и в 2015 году планируем сохранить это же число. Средний возраст врачей по больнице – 42 года. Сегодня мы достигли оптимального соотношения молодых врачей и грамотных, созревших специалистов, которые могут в полном объёме делать сложные операции и вести тяжёлые случаи, передавать свой опыт.

– Как решается едва ли не главная и самая нервная проблема для пациентов – проблема очередей?

Пётр Дудин, главный врач ИОКБ:

– Самый логичный вариант, который мы пробовали, – ввод второй смены. Но более 80% наших пациентов – неиркутяне. Большинство автобусных маршрутов из Иркутска в районы отправляются до трёх часов дня. Всем хотелось попасть к врачу, пройти обследование, получить рекомендации до обеда. Поэтому утром у нас так и продолжались очереди, а во второй смене пациентов у врачей практически не было. Пару месяцев мы так проработали и эту систему отменили как нерациональную. И пошли по другому пути: ввели систему предварительной записи – врач, у которого пациент лечится по месту жительства, выдаёт ему направление в нашу поликлинику, где уже указаны дата и время приёма. Человек приезжает и сразу идёт на приём. Можно записаться самостоятельно, через Интернет, но для этого тоже нужно направление. Для тех, кто решил приехать к нам самостоятельно, действует электронная очередь. Приходится, конечно, подождать, но столпотворения нет, потому что работает сразу несколько регистраторов. Сегодня порядка стало больше.

Амбулаторное звено как большая проблема 

Наталья Сараева: «В пересадке костного мозга нуждаются больные с лимфомами, острым лейкозом, миеломной болезнью»

– 2015-й объявлен годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Какая будет осуществляться работа в этом направлении, какие существуют проблемы, препятствующие снижению уровня заболеваемости и смертности?

Пётр Дудин, главный врач ИОКБ:

– Мы чувствуем себя уверенно, ведь в 2008 году наша больница одной из первых в России начала участвовать в пилотном проекте по снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, так что сегодня у нас есть серьёзные наработки. На базе больницы мы создали региональный сосудистый центр, первичные сосудистые центры также появились по всей Иркутской области. С 2008 года Приангарье планомерно, методично и эффективно работает в этом направлении.

Наталья Сараева, заместитель главного врача по терапии:

– Летальность и от острого инфаркта миокарда, и от инсульта значительно снизилась, но большой проблемой остаётся амбулаторное звено. И это проблема системы здравоохранения Иркутской области. Наши уважаемые хирурги по нескольку часов стоят за операционным столом, чтобы спасти больного, анестезиологи и кардиологи не менее героически выхаживают пациента. А потом больные уходят «в никуда» и иногда возвращаются к нам с тромбозами стентов и другими проблемами. Поэтому основная задача в этом году – выстроить работу с поликлиниками, где как раз больными должны заниматься кардиологи, терапевты, неврологи. Тем более что в рамках сосудистой программы в большинстве медучреждений имеются так называемые неврологические кабинеты, где должна осуществляться первичная и вторичная профилактика инсульта. Что касается стационарной помощи, то созданы все благоприятные условия и это реально работает.

– В 2015 году в России впервые пройдёт Всемирный год тромбоза. Что будет делать областная больница в этом плане?

Наталья Сараева, заместитель главного врача по терапии:

– В рамках Ассоциации терапевтов 11 февраля состоится круглый стол, где будут и представители областной клинической больницы, мы прочтём лекции терапевтам. В этом году весной впервые пройдёт съезд терапевтов Иркутской области. Под эгидой Ассоциации терапевтов, областной клинической больницы, ИГМУ, Академии последипломного образования будет сделано несколько докладов на тему тромбозов. Кроме того, мы планируем ряд круглых столов в поликлиниках Иркутска, потому что амбулаторное звено является ведущим в первичной и вторичной профилактике этого заболевания. В 17 поликлиниках Иркутска мы хотим провести образовательные мероприятия для специалистов терапевтического и хирургического профиля, акушерства и гинекологии. На май запланирована поездка в Якутию по линии неврологии, также мы тесно связаны с Бурятией, запланированы встречи с врачами республиканской больницы.

Почки пересаживают 10 лет 

Павел Сандаков: «За каждый выращенным хирургом стоят судьбы пациентов, мы не можем рисковать»

– Сегодня количество людей с хронической почечной недостаточностью является стабильным, не растёт и не падает. Многим из них показана пересадка почек, потому что это единственный метод, способный качественно изменить жизнь людей с ХПН в терминальной стадии. Делаются ли в областной больнице пересадки внутренних органов? Как часто проводятся такие сложные операции?

Пётр Дудин, главный врач ИОКБ:

– В прошлом году мы проводили конференцию «10 лет трансплантологии Иркутской области», подводили итоги нашей работы. Наш центр трансплантологии осуществляет более 10 пересадок органов в год, по меркам России это хорошая цифра. Самое большее количество пересадок достигало 23 в год, в прошлом году мы сделали 17 трансплантаций почек, в этом году планируем 25. Мы начинали с близкородственных пересадок, затем перешли и на трансплантацию трупной почки. Сегодня действительно есть большое количество пациентов с терминальной почечной недостаточностью, и Иркутская область является эндемичным районом по этому заболеванию, то есть распространённость его у нас выше, чем в других регионах.

– Кроме почек, какие органы трансплантируются в Иркутской области?

Наталья Сараева, заместитель главного врача по терапии:

– Мы готовы к пересадке костного мозга, сейчас эти технологии несколько упростились и стали более доступными. Сегодня пересаживают периферические стволовые клетки, это более простой процесс по забору материала у донора. Мы подготовили кадры, иркутские гематологи имеют большой опыт работы с высокодозной химиотерапией. Наши гематологи сейчас набираются опыта по ведению пациентов в послетрансплантационном периоде, у нас есть уже четыре пациента, которым проведена трансплантация периферических стволовых клеток в Санкт-Петербурге, это больные с острыми лейкозами. У нас имеется аппаратура для получения периферических стволовых клеток, и наши трансфузиологи готовы получать их. Подготовлена и лабораторная база: ведь стволовые клетки мало получить, их нужно выделить. В прошлом году областная больница закупила новый проточный цитофлюориметр, это последнее слово техники, единственный такой аппарат в Иркутске. И можно смело сказать, что на сегодняшний день у нас самая сильная гематология на территории после Новосибирска. Нам осталось совсем немного: получить второй блок, где запланированы боксированные палаты и будет установлено всё оборудование. Сперва мы начнём заниматься аутологичной пересадкой периферических стволовых клеток. Обычно все центры по трансплантации костного мозга начинают с этого, года через 2-3 будем переходить на аллогенную пересадку, которая является более сложной. Количество пациентов, нуждающихся в таких операциях, достаточное. Например, больных с миеломной болезнью (злокачественная опухоль из плазматических клеток) у нас около 400 человек, из них половина нуждается в аутологичной трансплантации периферических стволовых клеток. Также нуждаются в операциях по пересадке периферических стволовых клеток больные с лимфомами, в том числе и с поражением костного мозга, а также больные негематологическими заболеваниями – это системная красная волчанка (когда исчерпаны все возможности классической терапии), ревматоидный артрит, острый лейкоз.

– Позвольте «лёгкий» вопрос: как врачи больницы относятся к медицинским российским и зарубежным сериалам? Сколько в них процентов правды? Есть ли в областной больнице свой доктор Хаус?

Павел Сандаков, заместитель главного врача по хирургии:

– Хаус есть в любой клинике, в том числе и в нашей. Это хирург Евгений Георгиевич Григорьев, для нас он мерило медицинской этики. И он постоянно работает, самосовершенствуется, потому что быть великим за счёт прошлых заслуг не получается никогда и ни у кого. Что касается сериалов, то тяжёлая сторона жизни врача, хирурга в них не показана. Ведь работа в больнице – это действительно тяжёлый труд, умственный и физический. Так что к сериалам нужно относиться не более чем как к развлекательным фильмам.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное