издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Штурмовые звёзды Николая Челнокова. Посвящается 100-летию со дня рождения дважды Героя Советского Союза, генерал-майора авиации, нашего земляка Николая Васильевича Челнокова

  • Автор: Надежда РУДЕНКО, бывший сержант, член Иркутского совета ветеранов ВМФ, Владимир КОЛОЖВАРИ, Иван ГОВ

Ангара и Нева в его судьбе

Кто не знает этой скромной привокзальной улицы Иркутска, названной в честь нашего земляка, дважды Героя Советского Союза Николая Васильевича Челнокова!? Пацаном он бегал здесь, потом работал по примеру своего отца-железнодорожника. То расчищал снег на путях, то грузил вагоны.

Его родители ещё до рождения сына приехали в Иркутск из Северной Пальмиры вместе с группой специалистов и рабочих в самый разгар строительства и освоения Транссибирской магистрали. Потом они, конечно, вернулись в Ленинград. Но именно здесь, в Иркутске, где многие парни мечтали о зарождавшейся в то время авиации, у Николая тоже вызревала подобная мысль. Здесь он увидел гидросамолёты. Уже в Ленинграде в 1928 году ему повезло: он прошёл медицинскую комиссию и был зачислен курсантом военной теоретической школы лётчиков. Его мечта становилась явью. Удивительная работоспособность и выносливость помогли ему уже в следующем году поступить в военную школу морских лётчиков. Успешно закончив её, он получает назначение лётчиком-инструктором Ейского училища морских лётчиков.

Терпеливо и доброжелательно относясь к курсантам, он обучал их тому, что умел сам, но прежде всего — творческому отношению и поиску наилучшего варианта. Наш земляк, профессор Иркутского государственного университета Илья Кузнецов не случайно открывает свою книгу «Золотые звёзды иркутян» не простыми биографическими сведениями о командарме Афанасии Белобородове и комдиве морских штурмовиков Николае Челнокове, а находит их общие черты, свойственные сибирякам. Это их природная выносливость и трудолюбие, творческое военное мастерство.

Я счастлива, что была в Барках

В этот день 39-я средняя школа, которая занимала видное место в заводском районе города Иркутска, привлекла особое внимание авиастроителей. На выпускной прощальный со школой праздник устремились и наши родители. Играл духовой оркестр. Белоснежные сорочки повзрослевших мальчишек и сарафанная поляна девчонок радовали наших матерей и отцов, младших братишек и сестрёнок. И вдруг слышу родной голос: «Надя! Доченька! Война!» От этого грудного вскрика трубы оркестра смолкли на самой низкой ноте. «Ёшеньки, что же теперь с нами будет?» А тут ещё невесть откуда взявшаяся гроза (был Ильин день) враз охладила прекрасную пору ожиданий, надежд…

К июлю наш Иркутск поредел, на улицах одни девчата. В мыслях я никогда не задумывалась, люблю ли свою родину, свой Иркутск. И вообще, как её надо любить?

Война подвигла к действию. Уже на следующий день я пришла в отдел кадров авиазавода. Не отказали, приняли на курсы фрезеровщиков. Потом — без отрыва от производства — курсы радисток.

К тому времени Ленинград пережил уже первую блокадную зиму. Весной по комсомольскому призыву, добровольно откликнувшись, более ста комсомолок Ленинского района да и всего города прибыли в военкоматы. В мае сорок второго нас провожали…

И вот действующая армия. Пункт моего назначения — I минно-торпедный авиаполк ВВС Балтфлота. Наш аэродром на окраине города, где болотистая хлябь, в Барках. Всё было продумано. Уложена взлётная полоса с двумя отводками: «ремонт» и «загрузка». В земле под накатами только боеприпасы да отдельно горючка, всё остальное — в палаточном городке.

В то время, когда прибыло наше пополнение, минно-торпедный был уже гвардейским полком, и совсем недавно его командиром стал Николай Челноков. Тогда я ещё не знала, что он свою боевую деятельность начинал именно в этом полку командиром звена, эскадрильи и ещё во время финской войны был награждён орденом Красного Знамени. А перед тем, как принять командование полком, был направлен в конце июня 1942 г. на авиационный завод, где принимал новые самолёты ИЛ-2 для I гвардейского минно-торпедного полка. Он с чувством ответственности принял командование и старался оправдать высокое доверие новыми боевыми достижениями. В начале войны полком командовал Евгений Преображенский (он был моложе Челнокова на три года, но уже стал Героем Советского Союза).

Добрые традиции полка живут

Под командованием полковника Преображенского в ночь с 7 на 8 августа 1941 года экипажи двенадцати самолётов ДБ-3 провели первую с начала войны бомбардировку Берлина. Это была продуманная и тщательно подготовленная смелая военная операция, которая имела большое значение. Сенсация! Фашистское радио разнесло по всему миру весть о том, что налёт совершили самолёты ВВС Великобритании. Англичане это сообщение опровергли, заявив, что из-за непогоды их авиация не поднималась с земли. Балтийские же лётчики в тот последний летний месяц ещё восемь раз бомбили Берлин. Второй налёт на Берлин был совершён 10 августа. Двенадцать самолётов из состава 81-й авиационной дивизии под командованием комбрига Водопьянова из-под Ленин-града (с аэродрома г. Пушкина). За неполный месяц было совершено 55 самолёто-вылетов на Берлин и 26 — по военным объектам Германии. Всего было сброшено 635 авиационных бомб общей массой 34,5 тонны.

Мы не имеем возможности рассказать обо всех многочисленных боевых операциях и на Балтийском, и на Черноморском театрах военных действий, где проявился талант аса морской авиации Николая Васильевича Челнокова.

К осени второго года блокады Николай Челноков стал Героем Советского Союза. Лично совершил 58 боевых вылетов. Учился в боях. Многое испытал и пережил. Усвоил истину: в жизни всё делается трудом, волей и вдохновением. Он видел: по всему взморью Балтики зловещая минная паутина — не проскочить ни торпедоносцу, ни субмарине.

Командующий Балтфлотом вице-адмирал Трибуц вызвал по телефону Челнокова и спросил, не найдутся ли среди его штурмовиков добровольцы, готовые в эту покровскую метель к полёту, чтобы разбомбить немецкий транспорт из трёх судов с охраной в районе острова Лавенари (о его появлении доложила разведка). Челноков тут же ответил, что добровольцы найдутся. А через 10 минут докладывал командующему:

— Есть добровольцы.

— Сколько?

— Весь полк, — ответил Челноков.

Весь полк — это четыре эскадрильи, шестьдесят бортов. Отобрали двенадцать, ведущий — сам комполка. Так всегда поступал Преображенский. Звенья штурмовиков одно за другим поднялись и скрылись в снежной мгле.

Немецкий транспорт шёл к Ораниенбауму без воздушного прикрытия. Лишь эскорт катеров впереди. Первое звено Челнокова с ходу накрыло охрану. Навстречу снежному бурану рванулся буран свинцовый. Порыв огненного ветра понёсся во тьму, гоня перед собой тысячи светящихся пуль. Судна загорелись. Это послужило ориентиром для других самолётов, и каждый большегруз был накрыт торпедным ударом.

Такие смелые и дерзновенные рейды Челноков успешно применял, будучи командиром 8-го гвардейского авиационного полка ВВС Черноморского флота, куда был специально послан.

Асы морской авиации

За умелое командование и проявленный в боях героизм подполковник Челноков был удостоен второй медали «Золотая Звезда».

Указом 19 августа 1944 г. дважды Героями Советского Союза стали полковник Арсений Ворожейкин, подполковник Николай Челноков и майор Иван Кожедуб. Краеведам и активистам поисковых отрядов, юным историкам Великой Отечественной войны мы посоветовали бы прочесть воспоминания А.Е. Ворожейкина «Под нами Берлин», И.Н. Кожедуба «Верность Отечеству», а также штурмана первого экипажа, Героя Советского Союза (1941) П.И. Хохлова «Удары по Берлину» и книгу В.С. Локшина и С.С. Самойлова «Шесть золотых звёзд».

А заканчивать войну прославленному лётчику всё-таки пришлось на Балтфлоте, где он её и начинал. Теперь штурмовая авиационная дивизия очищала родное Балтийское море и землю от фашистской нечисти, громя вражеские танки, артиллерию и другие сухопутные войска противника.

…Может быть, только 27 января 1944 г., в этот незабвенный день ленинградского салюта, первый раз за долгие два с половиной года блокады ленинградцы увидели свой город вечером светлым, освещённым вплоть до последней трещинки на стенах домов. Весь в пробоинах, в слепых зафанеренных окнах, словно израненный богатырь, Ленинград был великолепен. И дышалось легко — свежий, чистый морской воздух придавал огромный заряд энергии…

…В эти дни на зелёных аллеях парка Победы на Неве бронзой сверкают памятники дважды Героев Советского Союза, морских лётчиков, отстоявших небо блокадного Ленинграда, генерал-майора из Удмуртии В.И. Ракова, полковника из Армении Н.Г. Степаняна, генерал-майора с Украины Н.Е. Мазуренко, генерал-майора из Иркутска Н.В. Челнокова.

А 9 Мая, в 61-ю годовщину нашей Великой Победы, проживающий в Питере полковник С.Г. Гриневич, лучший ученик Челнокова, вместе с внуками и правнуками принесёт цветы своему командиру в парк Победы.

Дочери Николая Васильевича Челнокова, Валентина и Зинаида, живущие в Москве, посетят Головинское кладбище и к мраморному памятнику поставят большую корзину, наполненную сотней белоснежных калл.

А на мемориальном комплексе бывшего аэродрома Барки, что на окраине Санкт-Петербурга, в честь лётчиков-балтийцев, погибших в блокаду, распушатся зелёные кедры, высаженные руками однополчанок из города Иркутска и Иркутской области.

Иркутяне помнят своих героев.

P.S. Авторы признательны Александру Костромину, председателю Иркутского совета ветеранов Военно-Морского флота, активистам школьного музея ВМФ, директору и педагогам школы 75 г. Иркутска за содействие в подготовке публикации.

О боевом пути — в несколько строк

—После успешного окончания школы морских лётчиков Николай Челноков в 1931 г. назначается инструктором этой школы. За отличную лётную и методическую подготовку он назначается командиром звена, а в 1936 г. за подготовку кадров для авиации ВВС и ВМФ награждён орденом «Знак Почёта».

—1939 г. — начало второй мировой войны. Николай Челноков направлен на Балтику, в I минно-торпедный авиационный полк ВВС Балтийского флота, на должность командира звена 2-й авиаэскадрильи.

—Зима 1939 — 1940 гг. — война с Финляндией. Николай Челноков совершил 40 боевых вылетов на бомбовые удары по объектам противника. Он награждён первым боевым орденом — Красного Знамени.

—Великую Отечественную войну капитан Челноков начал в должности командира I авиаэскадрильи I минно-торпедного авиаполка. Здесь, в боевом авиаполку, и раскрылся талант непревзойдённого тактика и бесстрашного аса Балтийского, а затем и Черноморского флота.

—14 июня 1942 г. Н.В. Челнокову присвоено звание Героя Советского Союза, а в июле того же года он принимает командование прославленным I гвардейским минно-торпедным авиационным полком.

—В мае 1943 г. майор Челноков направляется в авиацию Черноморского флота, где принимает командование 8-м гвардейским штурмовым авиационным полком. Его полк участвует в Новороссийской, Керченско-Эльтигенской десантных операциях, в освобождении Тамани, Крыма.

—За освобождение Крыма, Феодосии и Севастополя 8-му гвардейскому штурмовому авиаполку присваивается наименование Феодосийский, а 19 августа 1944 года Н.В. Челноков награждается второй медалью «Золотая Звезда».

—После освобождения Крыма их штурмовая авиадивизия перелетает на Балтику. Н.В. Челноков назначается её командиром и принимает активное участие в наступательной стратегической операции «Багратион».

—Н.В. Челноков награждён орденами Ленина (тремя), Красного Знамени (четырьмя), Ушакова II степени, Красной Звезды и «Знак Почёта». В 1949 г. ему присвоено звание генерал-майора авиации. Умер в г. Ейске 16 июля 1974 г. Его память увековечена в названиях улиц и школ. Бронзовый бюст установлен в г. Ленинграде. Похоронен в г. Москве.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер