издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Жёлтый лёд»

На Байкале остро стоит проблема с туалетами

В 2017 году официальный турпоток в Прибайкальском национальном парке вырос почти в два раза и составил, по данным «Заповедного Прибайкалья», 83 660 человек. Около 70–75% туристов отправляются на остров Ольхон. Антропогенная нагрузка на остров чрезвычайна. Она касается и вещей, о которых говорить не принято. Где все эти люди справляют свои естественные нужды? На территории Островного лесничества ПНП расположено 25 туалетов. Гиды, приводящие туристов, жалуются, что туалетов не хватает, а те, что есть, убираются нерегулярно. И это касается не только Ольхона – и не только летнего туризма. Зимние гроты с дурно пахнущими «сюрпризами» – уже не новость. «Получается, мы говорим туристам, что везём их в священное место, а потом они видят сталагмиты из фекалий», – жалуется один из гидов. «Заповедное Прибайкалье» заявило, что сейчас проблема комплексно изучается, после чего будет принято решение о дополнительном развитии инфраструктуры парка. Между тем туристы всё едут и едут, выбирая себе «гротик поприличнее».

По данным исполняющего обязанности директора ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Умара Рамазанова, количество туристов, оформивших разрешение на посещение территории Прибайкальского национального парка, в 2017 году выросло почти в два раза. Это более 83 тысяч человек. Особенно людям нравится остров Ольхон. Но, судя по всему, остров к такому наплыву не очень готов.

Наше обращение в «Заповедное Прибайкалье» было вызвано тревогой гидов, которые устали от того, что сказка о самом чистом и священном озере на планете натыкается на суровую реальность нечищеных туалетов. По данным «Заповедного Прибайкалья», на территории Островного лесничества ПНП действует 25 туалетов, которые чистятся подрядными организациями. Гиды же считают, что этого количества недостаточно, а за существующими туалетами уход такой, что туристы из разных стран, заглянув внутрь клозета, произносят всем понятное: «А-а-а! Трэш!» – и спешат уединиться за ближайшим кустом. В результате остров страдает ещё больше.

«С туристов из Иркутской области за посещение территории парка берут по 50 рублей, с жителей других регионов и иностранцев – по 100 рублей, – рассказывает гид Татьяна. – Хотелось бы понять, на что идут эти деньги, они ведь немалые, можно же установить дополнительные туалеты, а на уборку существующих выделять больше средств?»

По грубым подсчётам, в летние месяцы из Хужира ежедневно выезжает на экскурсии от 50 до 100 УАЗов с туристами. Каждый УАЗ вмещает 8 человек. Таким образом, ежедневно в летние месяцы сбор только Хужирского лесничества ПНП составляет около 30–80 тыс. рублей. В месяц эта сумма составляет от миллиона до двух. Каждый гид знает, какую он лично сумму уже отдал вместе со своими подопечными национальному парку, и многим хочется понять: где же чистота? В «Заповедном Прибайкалье» отвечают: проблема сложная, комплексная, и просто так её не решить.

«Средства, полученные «Заповедным Прибайкальем» за счёт оплаты туристами посещения Прибайкальского национального парка, поступают на официальный счёт учреждения и относятся к внебюджетным средствам организации, – сообщил назначенный четыре месяца назад исполняющим обязанности директора Умар Рамазанов. – Они тратятся на хозяйственную деятельность учреждения, в том числе на решение вопросов по вывозу мусора с территории, ремонт автопарка для патрулирования, приобретение инвентаря для тушения пожаров и создание туристической инфраструктуры».

По словам Умара Рамазанова, в 2017 году стартовала программа по оценке воздействия на природные комплексы Прибайкальского национального парка экскурсионно-туристической деятельности и мер предотвращения и компенсации негативных эффектов на 2017–2020 годы. «Результаты этих исследований позволят давать конкретные рекомендации по нагрузке и принимать взвешенные решения по развитию инфраструктуры парка», – отметил Рамазанов. Установка дополнительных туалетов на острове Ольхон потребует финансирования, решение будет приниматься с учётом разрабатываемой программы.

– Но ведь есть опыт Забайкальского национального парка, находящегося в той же государственной системе, – говорит Татьяна. – Усть-Баргузин, Чивыркуй, прочие места, которые любят туристы. Там создана отличная инфраструктура. Буквально через каждые 200 метров установлены туалеты, которые… вы не поверите – чистые! Оборудованы специальные стоянки, есть возможность купить на въезде дрова за адекватную цену. Знаете, это же сразу меняет поведение туриста. Если есть возможность вести себя культурно, никто не бегает в кусты, не рубит деревья. Может быть, перенять опыт?

«Проблема туалетов на Байкале сейчас стоит очень остро, – согласен гид и фотограф Алексей Трофимов. – Это касается не только туристических маршрутов в особо охраняемых природных территориях, но и мест вне этих территорий. На первый взгляд, решение простое – просто поставить туалеты. Но во что они превратятся через некоторое время? Помимо установки туалетов их нужно содержать и обслуживать. Какое решение технически оптимально? Обычные туалеты с выгребной ямой – или биотуалеты? Здесь надо тщательно проработать все варианты».

По мнению Алексея Трофимова, отдельная серьёзная проблема – установка туалетов в период зимнего сезона, то есть туалетов на льду. «В этом году ужесточён контроль за выезд на лёд вне официальной ледовой переправы, – рассказывает он. – Но ни для кого не секрет, что всё равно большой поток туристов посещает по льду ряд мест».

Это Хобой, Саган-Хушун, Кобылья Голова, гроты на Ольхоне. Огой, Еленка и другие острова Малого Моря. Гроты и мысы Цаган-Хушун, Уюга, Хадарта. Поток туристов очень большой во все дни сезона. И уже в самом начале зимы гроты превращаются в отхожие места, утверждают наши собеседники. «Красоты это, естественно, не добавляет. Думаю, что проблему туалетов на льду также необходимо решать», – заключает Алексей Трофимов.

– Очень странно, когда мы рассказываем людям, что везём их в сакральное место, а потом они видят гроты, где их предшественники побывали с определёнными целями, – поддерживает его Татьяна. – Конечно, я объясняю туристам, что вот так лучше себя не вести. Но ведь мы сами создаём условия, когда человеку некуда деться. Маршрут может быть на несколько часов, на день. И что человеку делать?

В «Заповедном Прибайкалье» отмечают, что вопрос зимнего загрязнения Байкала сейчас тщательно исследуется. «Мы изучаем опыт коллег из других особо охраняемых природных территорий, – сообщил Умар Рамазанов. – Варианты разные – установка возле гротов информационных аншлагов, призывы к руководителям туристических групп чаще делать санитарные остановки до выезда на акваторию, туалеты на акватории типа «деревенский вариант» с резервуарами размером с ведро».

Биотуалеты, с сожалением признают в ФГБУ «Заповедное Прибайкалье», вряд ли решат вопрос, поскольку реагент в них замерзает. «Если у иркутских туристических операторов и коммерческих компаний есть соображения и предложения на этот счёт, будем рады их услышать», – призвал к сотрудничеству глава учреждения.

По мнению Алексея Трофимова, в этом случае нужна консультация специалистов, как технически грамотно справиться с проблемой. «Ставить временные туалеты на льду? Или в начале маршрутов к объектам? Нужно думать и выбирать оптимальные варианты», – считает он. «Проблема действительно сложная, – говорит Татьяна. – Пока же мы испытываем стыд перед туристами. Получается колоссальный диссонанс между тем, что мы рассказываем об озере, и тем, что люди видят в реальности. Это прямое неуважение к Байкалу и к людям, которые преодолели тысячи километров, чтобы увидеть чистейшее озеро мира».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер