издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Выплаты «по-серому»

В механизм реализации указа губернатора заложено несколько мин замедленного действия

Знаменитые «губернаторские надбавки», которые с большим трудом были выплачены врачам и учителям в нынешнем году, могут ещё не раз аукнуться региональному правительству. Наше небольшое расследование показывает, что в механизм реализации указа губернатора изначально было заложено несколько мин замедленного действия. Когда и где они «рванут», остаётся только догадываться. При самом худшем раскладе несколько десятков тысяч бюджетников будут вынуждены просто вернуть деньги. Причиной тому может стать нарушение выстраивания межбюджетных отношений.

За последнее время в редакцию обратилось сразу несколько учителей и врачей. Люди рассказывали примерно одну и ту же историю. Они получили «губернаторскую надбавку» – по 10 тысяч рублей, но в то же время из стимулирующей части зарплаты у них срезали примерно ту же самую сумму. В частности, об этом говорили учителя школы № 13 Усолья-Сибирского, педагоги из Балаганска, Иркутска и Усть-Удинского района. При этом в Саянске или Казачинском ничего подобного не произошло, учителя получили и надбавку, и зарплату в полном объёме. Ещё раньше о таких же проблемах в неофициальных обращениях говорили медики.

Мы попытались разобраться, что же не так с «губернаторской надбавкой», и выяснили много интересного. Придётся сразу огорчить соцработников, библиотекарей, врачей и учителей, получивших премии. Есть риск, что деньги им вообще придётся вернуть в бюджет. А учреждения, через которые они перегонялись, вполне могут получить под Новый год подарок в виде штрафов и пеней.

Губернатор обещаний

Каждый губернатор стремится быть хорошим. А когда подходит время выборов, политикам вообще трудно удержаться от популистских решений. Вот и Сергей Левченко не удержался. В 2018 году он ещё не знал, что это уже не поможет. При наличии профицита в региональном бюджете казалось, что путь к сердцу широких народных масс найти будет просто. Достаточно дать по 10 тысяч рублей некоторым категориям бюджетников к профессиональным праздникам.

Депутаты Законодательного Собрания сразу заявили: мера популистская и вообще дешёвый трюк, а «лучше бы всем подняли зарплату». Но что значат слова против живых денег для учителей, медиков, библиотекарей или соцработников (все они вошли в категорию избранных бюджетников). Ровным счётом ничего. В общем, идея была хороша, вот только реализация подкачала.

Нужно сказать, тут сразу что-то пошло не так. Указ № 223-уг «Об установлении единовременной выплаты к профессиональным праздникам отдельным категориям работников в Иркутской области» был принят в ноябре. Однако источником финансирования оказался не обеспечен. В областном бюджете средства на его исполнение были запланированы очень поздно – только во время июльской сессии 2019 года.

К этому моменту часть профессиональных праздников уже прошла. Например, День медика отмечают 16 июня, а День соцработника – 8 июня. Денег на реализацию указа на тот момент ещё не было. Поэтому можно предположить, что отраслевые ведомства финансировали «губернаторские» выплаты из других источников. Например, из фондов стимулирующих надбавок учреждений.

Косвенно эта версия подтверждается словами самих врачей. Например, медики из Иркутской поликлиники № 17 рассказывают, что летом стимулирующая часть зарплаты оказалась срезана до минимальных размеров. Правда, выступить под своими фамилиями люди побоялись. А вот представитель Общероссийского профсоюза работников здравоохранения «Действие» Татьяна Шульга уже ничего не боится.

– За два месяца до этой премии у нас срезали стимулирующие выплаты, – рассказывает Татьяна. Она работает фельдшером скорой помощи в Ангарской БСМП. – Если обычно «стимулирка» была около 5 тысяч, то упала вообще до 106 рублей. Получается, выплатили к празднику по 10 тысяч, но их же и удержали, если не больше. Только в сентябре стимулирующие надбавки вернулись к своему прежнему размеру. В данном случае я могу уверенно говорить только о БСМП. Но мне звонят люди из других больниц и даже городов и рассказывают об аналогичных ситуациях.

Это может частично объяснить, почему медики получили урезанные зарплаты. Но непонятно, когда и в каком виде деньги к ним вернутся. Ведь из бюджета области средства на выплаты всё-таки были выделены.

Индивидуальный подход

В данном случае речь идёт о сумме около миллиарда рублей. Однако сама схема доведения денег до бюджетников вызывает множество вопросов. Доцент ИГУ, руководитель НПЦ «Госучёт» Роман Ерженин провёл специальное исследование на эту тему (http://www.guchet.ru/page8638889.html) и сделал парадоксальный вывод: выбранная процедура фактически противоречит устоявшимся принципам организации бюджетного процесса.

Дело в том, что в других регионах практика начисления выплат бюджетникам уже давно отработана и не вызывает вопросов. Например, в Самарской области с 2006 года действует указ губернатора, который устанавливает ежемесячные региональные надбавки к зарплатам работников образования и порядок их расчёта. Они проходят по стандартной цепочке: министерство образования – учреждение – работник. Причём всё делается в рамках трудовых отношений, и человек в итоге получает именно прибавку к зарплате.

Но Иркутская область начала изобретать свой собственный велосипед. По какой-то причине деньги сразу закрепили за министерством финансов, а вовсе не за теми ведомствами, работники которых получали выплату. До работников выплаты доводились разными способами. Один порядок был установлен для государственных организаций (его декларировал указ № 111-уг), второй – для муниципальных (указ № 171-уг). Оба положения достаточно сильно отличаются друг от друга.

Например, до медиков, работников культуры, соцзащиты и государственных учреждений образования деньги шли по цепочке: министерство – учреждение – работник. При этом минобр проводил деньги через подведомственное учреждение, а минкульт – напрямую на зарплатные карты работников.

Для работников муниципальных учреждений образования по какой-то причине разработали совершенно отдельную схему. Здесь минфин перегонял деньги на счета государственного бюджетного учреждения «Иркутский техникум архитектуры и строительства» (ГБУ ИТАС), который «раскидывал» выплаты прямиком на банковские карты учителей. Причём сами получатели видели в банковской выписке эти деньги как «зарплату». Однако в расчётках упоминаний о ней не оказалось.

В этой схеме бросаются в глаза сразу несколько нарушений. Прежде всего то, что между минфином и техникумом архитектуры нет и быть не может никаких бюджетных правоотношений. То есть перегнать деньги учреждению минфин не имел права согласно Бюджетному кодексу. Техникум относится к ведению минобра и только от него может получать бюджетные ассигнования на исполнение государственного задания.

Понятное дело, учителя школ тоже не состоят в трудовых отношениях с архитектурным техникумом. По идее, это означает, что техникум не имеет оснований перечислять им выплаты, к тому же на зарплатные карты и с пометкой «заработная плата». Получается, вся эта схема противоречит и трудовому, и бюджетному, и налоговому законодательству одновременно. Кстати, работникам муниципальных учреждений культуры выплаты перечислялись точно таким же образом.

Выбранная процедура доведения денег до бюджетников фактически противоречит устоявшимся принципам организации бюджетного процесса

Изобрести велосипед

Можно предположить, что такая сложная схема понадобилась после того, как из указа № 223-уг после майской корректировки исчезли волшебные слова «в соответствии со статьёй 5 Трудового кодекса Российской Федерации». Потому что именно с этого момента «губернаторская премия» перестала относится к выплатам, регулируемым трудовыми правоотношениями, и была исключена из базы для расчёта среднего заработка, равно как и из базы для налогообложения. В тексте указа говорится, что единовременная выплата является социальной компенсацией за моральные затраты, которая не входит в оплату труда работников и не облагается налогами.

Получается, что некоторым людям дали денег не за их труд, а только за некие моральные страдания. Спрашивается: а почему, собственно, моральные страдания учителей оплачиваются, а завучей – нет? Опять же моральные затраты фельдшеров считаются достойными компенсации, а водителей скорой помощи – не считаются. «Такой подход к определению характера выплаты противоречит самой преамбуле указов, в которых речь идёт всё же о работниках бюджетной сферы, – отмечает Роман Ерженин. – Ведь они получили право на выплату именно в силу профессиональной деятельности».

Есть здесь ещё одно противоречие. Если выплата имеет принципиально социальный характер, как это заявлено в указе, перечислять её должно министерство социальной защиты через областное государственное казённое учреждение «Центр социальных выплат Иркутской области». Однако оно этого не делает, выплатами занимается кто угодно, кроме него. Спрашивается, почему?

Кто не рискует

Разбираться во всех этих тонкостях, может быть, и не стоило бы. Но, если в них не разобраться вовремя, «губернаторские подарки» могут выйти боком всё тем же бюджетникам – облагодетельствованным врачам и учителям. Роман Ерженин считает, что из-за некорректно выбранного подхода к оформлению указа губернатора и механизма его реализации возникает целый ряд рисков.

Прежде всего расходы учреждений, осуществлявших выплаты, могут быть признаны нецелевыми. В эту категорию попадают все государственные учреждения, принимавшие участие в исполнении указов № 111-уг и № 171-уг, в том числе министерство финансов и все отраслевые министерства Иркутской области, а также архитектурный техникум. Причина – нарушение межбюджетных отношений.

Поскольку социальная выплата была зачислена на карты работников без уплаты НДФЛ и единого социального налога, организациям, допустившим такое нарушение, могут быть начислены пени и штрафы. Кстати, существует письмо минтруда, требующее включить выплату в уровень средней зарплаты.

Наконец, есть риск, что у работников просто потребуют вернуть деньги. «Ввиду того, что работниками государственных и муниципальных учреждений получены денежные средства не от своего работодателя, подобный доход с точки зрения бюджетного и трудового законодательства может быть признан незаконным, и полученную сумму работникам учреждений необходимо будет вернуть назад – в бюджет», – отмечает в своём исследовании Роман Ерженин.

Есть и ещё одно возможное следствие «кривой» схемы. Поскольку единовременная выплата не была учтена при расчёте среднего заработка, показатель исполнения «майских указов» президента фактически в регионе окажется занижен.

В целом всё это даёт основания говорить о неспособности исполнительной власти региона обеспечить нормальную реализацию указа губернатора, который, в общем-то, хотел как лучше – дать денег бюджетникам.

«Серая» бухгалтерия

Странно говорить такие вещи, но факт остаётся фактом. Судя по всему, правительство региона просто пыталось использовать пресловутую «серую» бухгалтерию, цель которой – банальный уход от налогов. Именно такой вывод можно сделать, анализируя выстроенные схемы распределения выплат.

Чтобы сэкономить на налогах, выплату исключили из налогооблагаемой базы. «Парадоксальным здесь остаётся тот факт, что «выгодоприобретателем» в этой афере, в которую были вовлечены и органы государственной власти, и их подведомственные учреждения, стал бюджет Иркутской области. Если принять во внимание, что общая сумма перечислений по указу № 233-уг, по нашим оценкам, составляет порядка 1,5 миллиарда рублей, то сумма неуплаченных налогов может составлять около 700 миллионов рублей. Это и есть полученная в 2019 году «выгода» для бюджета региона», – отмечает Роман Ерженин.

Примечательно, что в бюджете следующего года на социальные выплаты бюджетникам заложено уже 3 млрд рублей. Не стоит забывать, что, вообще-то, закон нарушать нельзя. А невыплаченные налоги в одном месте – это недополученные источники доходов в другом. Например, в муниципальных бюджетах и внебюджетных фондах.

Обычно основной признак «серой» бухгалтерии – это «серая» зарплата. При этом обязательным элементом выступают банки и некие поставные фирмы-однодневки. «В придуманных в Иркутской области схемах по перечислению единовременных выплат работникам бюджетной сферы в качестве банка выступило министерство финансов Иркутской области, а в качестве «фирмы-однодневки» – государственное бюджетное учреждение», – делает вывод Роман Ерженин.

Но самым удивительным здесь остаётся то, что в схеме оказался задействован минфин Иркутской области. Тот орган, которому отводится центральное место в организации внутреннего финансового контроля. При этом именно на минфин региона возложены функции по сбору и предоставлению бюджетной отчётности. Из этого следует ещё одна вещь – в отчёте об исполнении бюджета за 2019 год мы, скорее всего, увидим подогнанные цифры, за которыми трудно будет рассмотреть истинное положение бюджетников области.

Теперь интересно, как будет развиваться ситуация дальше. На будущий год бюджетникам обещали уже по 20 тысяч рублей, на это потребуется 3 млрд из бюджета. Новому руководителю региона будет крайне трудно перед выборами отказать учителям и врачам в этих деньгах. Но как их выплачивать в сложившейся ситуации – вот вопрос.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector