издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хлеб, осада, человек

Хлеб,
осада, человек

Леонид БОГДАНОВ,
журналист

55 лет назад, 27
января 1944 года, в 20 часов 00 минут
грянул первый залп победного
салюта. Все население Ленинграда
вышло на улицы. От света все время
взлетающих ракет открылись из
темноты Зимний дворец, университет,
Исаакиевский собор и прилегающие
улицы, наполненные ликующими
ленинградцами, окончательно
освобожденными от блокады.

Прозвучало 24
победных залпа из 324 орудий. Это был
праздник города-героя, пережившего
за 900 дней осады неимоверные
трудности и испытания, но вместе с
тем проявившего беспримерную
стойкость и мужество, высокую
сознательность и массовый героизм.

55-й годовщине
этого исторического события —
полного снятия блокады — и был
посвящен "круглый стол"
Иркутского областного комитета
ветеранов войны.

В этой
встрече активное участие приняли
женщины-блокадницы, живущие теперь
в Шелехове, Иркутском районе и в
областном центре. Это Мария
Дмитриевна Трошина, Линда Петровна
Петрова, Татьяна Федоровна Белкина
и Мария Степановна Волкова. Из их
рассказов встает такая картина.

У Петровой в
Ораниенбауме погибла вся родня, у
Трошиной близкие похоронены на
Пискаревском кладбище, где вместе с
ленинградцами покоятся и тысячи
воинов, умерших от ран и погибших в
боях на ближних подступах к городу.

Да, очень
тяжелой была первая блокадная зима.
Кончился запас угля, и остановились
электростанции. Прекратилась
подача тепла, света, воды. Во всех
квартирах появились
"буржуйки", на дрова разбирали
заборы и деревянные дома на
окраинах. Такие же, как они,
подростки пробивали на Неве лунки,
чтобы принести домой пару ведер
воды.

Словом,
неисчислимы трудности и страдания
блокадников. Но ленинградцы
сражались!

Волкова
стала бойцом Ладожской ледовой
трассы, прозванной ленинградцами
"Дорогой жизни". Она помнит,
как начали перевозку грузов
(главным образом муки) гужевым
транспортом на санях по еще не
окрепшему льду. Торопились. Даже
для выдачи того мизерного пайка в
городе оставалось запасов всего на
два-три дня. Эти перевозки
требовали от ездовых
исключительного мужества. А в ночь
на 22 ноября (Мария Степановна
помнит это число) вышла за грузом на
восточный берег Ладоги первая
автоколонна, состоящая из 60
"полуторок".

Через день
они благополучно вернулись,
груженные мукой. Так заработала
ледовая трасса. На ее одиннадцатом
километре была установлена палатка
бригады дорожников, в которой и
служила Волкова. Они следили за
подвижками льда, грейдерами
расчищали участки, занесенные
снегом, устанавливали
регулировочные посты.

В декабре
настоящим бедствием становился при
30-40 градусах мороза пронзительный
ветер — сиверик. Он приносил с собой
метель и пургу. Все на озере
покрывалось белой пеленой, и в двух
шагах ничего не было видно. Иной раз
сиверик бушевал по нескольку суток.
Каково было тогда работать на
трассе?

Когда же
устанавливалась ясная,
безветренная погода, прилетали
фашистские самолеты. Фашистов
отгоняли наши "ястребки" и
расположенные во льдах установки
зенитных пулеметов. Но жертвы были
— и среди водителей, и среди
дорожников.

Ладожская
ледовая трасса облегчила положение
осажденного Ленинграда. За первые
пять месяцев ее использования было
перевезено 354 тыс. тонн грузов.

Замечу
кстати, что охрану дороги через
Ладогу, перевалочных баз и самих
грузов несла дивизия НКВД под
командованием уроженца
Нижнеилимска генерала А.К. Янгеля,
старшего брата будущего
конструктора космических кораблей
Михаила Янгеля. Дивизия несла
службу образцово, и все попытки
гитлеровцев заслать своих
лазутчиков и диверсантов
провалились. А комдив за период
Ленинградской битвы был награжден
двумя орденами — Ленина и Красного
Знамени.

Но продолжим
рассказ об участниках встречи за
"круглым столом". Тане
Белкиной исполнилось 16 лет, когда
началась война. Была она дивчина
рослая и крепкая, ей удалось
вступить в народное ополчение. Там
ей предложили стать бойцом
партизанского отряда, которым
руководил директор ее школы Иван
Георгиевич Болознев. Два месяца
провоевала она в этом отряде.
Вместе с другими партизанами
ходила в атаки, строчила из
автомата, бросала гранаты. Они
уничтожили несколько вражеских
гарнизонов, а когда гитлеровцы
прижали так, что стало невмоготу,
через тоснинские болота вышли к
заводу имени Кирова.

Оказался
среди присутствующих и еще один
партизан — Николай Александрович
Новиков. Он был разведчиком 3-й
партизанской бригады. Ему довелось
пустить под откос два вражеских
эшелона. А когда в бригаде
накопилось много раненых, Николаю
Александровичу поручили доставить
их на Большую землю. Он с честью
выполнил это задание, без потерь
проведя санный поезд с ранеными за
линию фронта.

Делились,
конечно, своими воспоминаниями и
солдаты наших регулярных войск:
Владимир Иванович Зонданов, Петр
Иосифович Козловский, Иван
Алексеевич Петров и Василий
Александрович Гомбалевский. Один
из них сражался на Синявинских
высотах, другой — под
Шлиссельбургом, третий — на
Ораниенбауманском плацдарме. Это
они стояли в обороне и участвовали
в прорыве блокады в 1943 году, а через
год Петров и Гомбалевский — в
окончательном снятии осады, в
освобождении от врага почти всей
Ленинградской области. В этом
решительном наступлении заметную
роль сыграл наш земляк генерал Н.Г.
Лященко и его 90-я стрелковая
дивизия, входившая в состав 2-й
ударной армии. С его НП открывалась
вокруг необъятная снежная пустыня.
Вдали виднелось село Гостилица —
сильный опорный пункт фашистов. 14
января в 9 часов 25 минут началась
артподготовка. Шквал
артиллерийского огня бушевал 65
минут. Потом огонь перенесли в
глубину вражеской обороны, а пехота
пошла в атаку. В эфире послышались
испуганные вопли фашистских вояк:
"Чрезвычайное сообщение!
Противник прорвался до полка с
танками. Мы вынуждены отступить".

Дивизия
Лященко успешно отбила контратаку
возле Гостилицы и на исходе дня
взяла это село. Наступление
продолжалось, и враг все не мог
определить, где у нас намечен
главный удар, ибо с востока
грохотала артиллерия 42-й и 67-й
армий, от которой вздрагивали улицы
и проспекты Ленинграда. Можно себе
представить, с каким чувством
вслушивались ленинградцы в этот
грозный гул!

— На Западе, а
теперь и у нас, — сказал мне в конце
встречи Гомбалевский, — находятся
"историки", которые пытаются
доказывать, что дисциплина и
порядок во время блокады
соблюдались лишь из страха, что
чуть ли не под пистолетом комиссары
гнали бойцов в атаку, что Ленинград
удержался не благодаря мужеству
его защитников, а исключительно
из-за роковых ошибок Гитлера. Какая
наглая ложь!..

Этот вывод
поддержали и принявшие участие во
встрече представитель
облвоенкомата полковник А.И.
Ануфрейчук, представитель
Иркутской городской администрации
С. Черкашин, председатель
областного совета ветеранов П.Ф.
Московских. Общее мнение: это была
одна из самых героических битв
второй мировой войны.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер