издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Это военное детство

Это
военное детство
Так назывался
областной конкурс,
проведенный центром
детско-юношеского
туризма и краеведения.

Ирина ПЯДУШКИНА,
методист центра

Объявляя
конкурс, мы хотели, чтобы школьники
открыли в себе исследователя,
узнали больше о той далекой военной
поре и почувствовали уважение к
старикам и гордость за них. Но
письма пришли разные — от детей и от
взрослых, от внуков и от бабушек. В
них и вздох облегчения,
освобождение от тяжкого груза
памяти, и радость общения — хоть
кто-то спросил их о том, как жилось
им тогда, в те далекие военные. А то
и сами, когда-то дети военной поры,
приходили в центр
детско-юношеского туризма и
краеведения, отвечали на мои
вопросы, рассказывали о чем-то
более подробно. Так, например, А.С.
Артемьева, прощаясь, произнесла:
"А знаете, с каким грузом я ходила
все это время… А рассказала, и
стало легче. Мне кажется, что я долг
вернула тем, кто не вернулся…"

Конечно,
Алексадра Семеновна! Ведь ваша
внучка Галя Лялина (г. Шелехов,
средняя школа N 3) так хорошо
написала о своей бабушке!

А в письме
Марфы Макаровны Богдановой из
Осинского района такая боль за те
военные прожитые годы, но еще
больше — за день сегодняшний, когда
оказалась она, ветеран
педагогического труда, одинокая и
никому не нужная, потерявшая
надежду на доброе отношение со
стороны администрации округа, к
которой она обращалась с письмом и
устно…

Если в
письмах-воспоминаниях старшего
поколения так много пережитого,
высказанного сверх задания, то в
работах школьников отклонения от
вопросов более редки.

Например, из
всех присланных писем мы узнали
более десятка рецептов
приготовления чернил, используемых
в ту военную пору. Самый простой
способ — из специальных таблеток и
порошков. Если их не было, то на
первое место ставят чернила из
грифеля химического карандаша,
разведенного водой, о которых
последнее поколение школьников уже
и не знает. Наиболее прочными
считались чернила из настоя
березовых кореньев или чаги, а
также коры. Делали чернила даже из
брусничного сока, а в южных районах
— из ягод бузины и крушины. Варили и
луковую шелуху, настаивали в
растворе марганцовки обыкновенные
гвозди. Чернила были не очень яркие,
но писать ими все же было можно.

А о каких
только перьях не вспоминали
ученики военных лет! Были перья под
номерами 11, 88, 86, 98 и т.д. и с
названиями "Союз",
"Лягушонок", "Пионер",
"Рондо". Их очень берегли.
Перья пришнуровывали нитками к
палочкам и писали. И только к концу
войны, когда списались перья, в
некоторых местах начинали строгать
палочки, а то и гусиным пером
пользовались, и даже вязальной
спицей. Писали в основном между
газетных и журнальных строк,
тетради были редкостью. К посещению
уроков относились очень
ответственно. Вот, к примеру,
воспоминания Веры Ивановны
Погодаевой из г. Железногорска
Илимского района: "Зима 1941 года
была очень суровой… Никогда не
забуду, как Ваня Харитонов бежал в
школу в дырявых чирках. Ноги
замерзли, он снял с головы шапку,
сел, накинул на ноги и немножко их
отогрел, побежал быстрее дальше.
Так он отогревал свои ноги в самые
морозные дни, но учебу не бросил. Мы
смеялись, говорили: "Ну и
шапка-выручалка у тебя, Ванька!"
Он не обижался, а был доволен, что
придумал способ, как спасти ноги от
отморожения…"

В школу
приходилось многим школьникам
ходить каждый день по 18 и даже по 25
километров. Уроки пропускали, но
только по болезни или если семья
получала похоронку. В некоторых
семьях где обуви на всех не хватало,
ходили в школу по очереди. Написали
нам лишь про единственную школу,
где выдавали валенки, да и то только
тем детям, у кого отцы на фронте
воевали. Это школа N 3 (сейчас N 10) г.
Иркутска. Рассказал нам об этом
Салтанов Петя, ему 11 лет. Он с
большим теплом написал нам о
тяжелых днях испытаний своей
бабушки, Салтановой Августины
Алексеевны.

Учебный год
начинался, как правило с октября.
Сентябрь проходил весь в копке
картофеля. Вот здесь-то и хочется
вспомнить об учителе, который в
военные годы был человеком очень
уважаемым. Весь день с ребятами и в
классе, и в поле — собирали колоски
и картошку, а летом все дары леса…
Они вместе готовили концерты и
выступления в школе и госпиталях.
Вместе собирали и посылали на фронт
посылки, кололи дрова для школы,
плакали и радовались. А кто, как не
учитель, мог грамотно и достоверно
передать сведения о фронте,
услышанное по радио, своим
односельчанам.

Скупо
говорят бабушки и дедушки о
лакомствах в годы войны. Чаще всего
это паренки — вареная брюква,
разрезанная на кусочки и
просушенная в русской печке, и
лепешки из мороженой картошки.

Мне,
родившейся уже после войны, очень
долго было непонятно, чем же так
хороши были эти лепешки, пока в
одной из работ не прочитала
воспоминания Виталия Павловича
Перфильева из г. Усть-Илимска:
"Чтобы восполнить недостаток
сахара, специально подмораживали
картошку…" Правда, чаще в
работах вспоминали о том, что из-под
снега или уже по весне выискивали
ребята эту бесценную промороженную
картошку, чтобы накормить семью.

Из
воспоминаний А.С. Артамоновой:
"Помню такой случай. Аня
Копылова, у которой тетя работала в
райкоме партии, угостила меня двумя
маленькими карамельками. Я
сберегла их для своего младшего
братика Вовы. Мне так хотелось их
пососать!.. Я не удержалась и
лизнула одну из них несколько раз,
но обе до братика донесла. Он ведь и
вкуса конфет не знал за все эти
годы".

Но чаще пишут
о том, что дети ни сахара, ни конфет
в годы войны не видели. Они
выкапывали копорульками сладкие
корни сараны, толкли и парили их в
молоке (если, конечно, было!),
собирали сладкую серу, что
находилась "внутри
лиственницы", варили компот из
свеклы и моркови, жевали молодые
побеги ивы, ели жмых. Лакомством во
многих местах был даже хлеб,
который выдавался школьникам от 50
граммов до 300. Кому как повезет…

Но как ни
тяжела была работа в световой день,
она продолжалась и по ночам, — ведь
нужно было еще на фронт посылки
слать. До ночи вили из конопли
веревки, вязали специальные, для
автомата, с "двумя кольцами"
рукавицы, крошили табак и забивали
им сшитые детскими руками кисеты,
вязали варежки и носки. Резали
картошку, свеклу, морковь и сушили
все это в русской печке. Сушили
также грибы, ягоды, лекарственные
травы. Все для фронта! Даже у
школьников были свои нормы.

Но жизнь не
заключала в себе одну боль за
родных на фронте. Здесь, в тылу,
каждую военную весну делали клумбы,
сажали цветы. Хоть и горько было, да
без задора, песни, частушки не жили.
Вернулся в деревню Машкино
(Голуметского района) слепой солдат
— гармонист Федор Болюх. Бездетные
соседи отдали Феде большой
просторный дом, чтобы к нему могла
приходить молодежь. Плясали,
сочиняли на ходу частушки, а днем,
когда трудовой фронт забирал их,
плакала Федина гармонь на всю
деревню (из работы Лялиной Гали.

И частушки,
рожденные той порой, были не такие
озорные да веселые, как сегодня.

Милый в
армию поехал —
Я не провожала,
У подружки на скамейке
Без памяти лежала.

Описывая
известия о победе, ребята и те самые
"дети войны", которые пережили
волнующие моменты этого
незабываемого события,
рассказывают о радости и вдруг
вновь охватившем их горе от утраты
близких людей. "Радость со
слезами на глазах" — точнее не
скажешь.

"Девятое
мая я помню, — написала нам Ланкина
Нина Романовна, жившая тогда в
Тырети, — мне дали задание бежать и
по забою оповещать, что закончилась
война. Помню, как я бежала без
передышки, мне в руки дали
флажок".

Кто-то узнал
о победе в поле, кто-то — на уроке,
кто-то услышал сам незабываемый
голос Левитана по радио. Но почти
везде целовались, обнимались, часто
даже с незнакомыми людьми,
плакали… Мало кто написал нам о
застолье в этот памятный день. В
основном отмечали первую годовщину
победы, когда вернулись с фронта
родные. Правда, один курьезный
случай описать все же хотелось бы.
На прииске "Эптыка" (Балейский
район Читинской области) в это день
скупили весь одеколон
"Кристалл", так как никакого
спиртного не было, и слили его в
ведро. Все готовились к застолью. Но
кто-то из детей, пробегая мимо,
опрокинул его. Правда, независимо
от этого всем детям раздали пряники
в форме звезды, и радости от
главного события не убавилось

Но было и так,
как рассказала Ветеорец Раиса
Семеновна, жившая тогда в Тулуне:
"Услыхав о победе по радио,
бабушка сказала: "У нас все
погибли, праздновать нечего". И
достала картошку: "Будем
перебирать…"

И все равно
многие написали, что счастливее
того дня — 9 мая 1945 года — никогда
больше не было. Говорят, что ясная
солнечная погода была в тот день во
всем мире.

Однако
настоящий праздник заполнил души
людей, когда родные возвращались в
семьи. Желание приблизить встречу
было так велико, что были случаи,
когда и жизнью рисковали. .. Вот что
написал в своей работе Саша
Сафьянников, ученик 8 класса
Ербогаченской средней школы: "С
фронта солдаты начали прибывать
только осенью. Самолет садился за
рекой, и людям приходилось
переползать по тонкому льду на
досках".

Каждый
приближал этот день как мог…

Меньше
месяца осталось до празднования 55-й
годовщины Победы в Великой
Отечественной войне. С нетерпением
ждут этот день ветераны и "дети
войны", на чьи плечи легло
тяжелое бремя тех лет, чтобы еще раз
ощутить в душе своей радость и
вспомнить тот незабываемый день.
Рядом с ними будут и их внуки,
которые так тепло и с любовью
описали те военные будни своих
любимых бабушек и дедушек.

А мы,
организаторы конкурса "Это
военное детство", благодарим
всех участников конкурса. Ведь
каждый внес свой небольшой вклад в
написание истории нашего края.
Особая благодарность Подольской
Ларисе Яковлевне — за проект
конкурса.

Победители
конкурса "Это военное
детство": ребята из средней школы
N 1 г. Железногорска-Илимского
(руководитель Стефанкова Е.П.),
Лялина Галя, шестиклассница
средней школы N 3 г. Шелехова, и
группа краеведов из Алымовской
средней школы Киренского района.

Поздравляем
вас!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector