издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Пока я жив, буду драться..."

"Пока
я жив, буду драться…"

Бадме
Тармаеву и не снилось стать
военным. Его мечтой было получить
профессию экономиста-финансиста.
Для этого он упорно учился на
рабфаке, а потом в институте.
Приходилось, правда, заодно
подрабатывать истопником или
маляром. Ведь отец рано умер, и
забота о младших братьях и сестрах
легла на его плечи. Но не согнула. Он
рос сильным, находчивым и волевым
человеком.

В сорок
первом году он должен был завершить
учебу в Иркутском
финансово-экономическом институте,
но… помешала война. Военкомат
направил его в только что
эвакуированное в Иркутск
Черниговское военно-инженерное
училище, которое Бадма и окончил в
ускоренном порядке.

В качестве
командира саперного взвода
лейтенант Тармаев воюет под
Харьковом и Сталинградом, а затем
на Курской дуге и на Днепре.
Становится командиром роты и с нею
в жару и в холод строит мосты,
блиндажи, разминирует дороги и
города. В наградном листе от 30
ноября 1943 года на орден
Отечественной войны 2-й степени
говорится: "В ночь на 5 ноября под
сильным артиллерийско-минометным
огнем противника Тармаев руководил
постройкой моста через Горянку и
обеспечил своевременное
продвижение танков 69-й мехбригады,
а на следующий день он вновь навел
переправу через другую реку и
обеспечил пропуск наших танков во
фланг врага. 8 ноября Тармаев со
своей ротой первым ворвался в
деревню Кожанки и одноименную
станцию, отбил две сильные
контратаки противника, тем самым
закрепив успех и уничтожив при том
20 фашистов и пленив 14…"

Уже в Румынии
Бадма Алексеевич получил три раны:
в грудь, голову и в руку. В письме
домой он писал: "Фашисты много
моей кровушки испили, покалечили,
но пока я жив, пока глаза видят
врага, а руки держат оружие, буду их
беспощадно бить. Не один десяток
отправлю на тот свет".

Заканчивалось
письмо наказом младшим братьям и
сестрам: "Берегите маму, я
вернусь домой, как только кончится
война…".

Вернувшись
из госпиталя, Тармаев во главе роты
форсирует Одер, отважно сражается
на территории Германии. Во
фронтовой газете "Вперед, на
Запад!" за 13 марта 1945 года
подвигам саперов была посвящена
статья — "Дела и люди роты
кавалера двух боевых орденов
гвардии старшего лейтенант Бадмы
Тармаева".

А сам Бадма
Алексеевич в письме, которое станет
последним, писал матери 12 апреля:
"… Вскрылись раны, мучает
ревматизм. Хотели положить опять в
госпиталь, отказался, лежу в
медсанбате, учусь ходить на
костылях. Настроение хорошее,
бойцовское. Готовимся к
завершающим боям. Непременно буду
участвовать в них".

В этом его
решении — "непременно
участвовать" — весь Бадма,
которого я хорошо знал с юных лет.
Через шесть дней после письма
матери он погиб. Погиб геройски. Как
свидетельствовали сослуживцы,
Тармаев на костылях примчался из
медсанбата и лично командовал
ротой при форсировании Шпрее,
последнего водного рубежа в
Берлине.

На родине
Бадмы, в колхозе имени Балтахинова
Боханского района, на мраморной
доске высекли имена погибших за
нашу великую Родину. Среди них — имя
Бадмы Алексеевича Тармаева. Пусть
память о них живет вечно!

Иван
БАЛУРОВ,
участник Великой Отечественной.
г. Улан-Удэ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное