издательская группа
Восточно-Сибирская правда

18 сентября на резервном фронте

18
сентября на резервном фронте

Командир
сотой стрелковой дивизии
генерал-майор Руссиянов в это время
был на командном пункте 2-го
кавалерийского корпуса. Вот уже
неделя прошла, как была завершена
первая с начала войны успешная
наступательная операция наших
войск, в результате которой силами
24-й армии Резервного фронта был
ликвидирован так называемый
Ельнинский выступ.

Это был
чреватый серьезной опасностью
выступ гитлеровских войск к Москве.
Замысел командующего фронтом
Жукова удался. Утром 30 августа
неожиданно для противника с юга
перешли в наступление главные силы
24-й армии генерал-майора Ракутина, а
с севера — группа войск во главе с
комдивом сотой стрелковой
Руссияновым. 6 сентября Жуков
доложил Сталину о взятии Ельни, о
том, что войска 24-й армии продолжают
наступление на запад. Сталин
поздравил Жукова и предложил
представить отличившиеся дивизии.
"Надо присвоить им гвардейские
звания", — сказал Сталин.

И вот в
четверг, 18 сентября, Руссиянов,
получив от командующего корпусом
боевую задачу для дивизии,
возвращается в свою часть.


вернулся в штаб дивизии, — пишет он
в своих воспоминаниях, — мне на
встречу идет взволнованный и
улыбающийся старший батальонный
комиссар Филяшкин.

— Поздравляю,
Иван Никитич! Наша дивизия стала
гвардейской!

…Как человек
военный, я научился сдерживать
себя. Но когда прочел приказ
наркома обороны, то с трудом сумел
проглотить подступивший к горлу
комок. Конечно, я знал, что наша
дивизия сражалась хорошо, что она с
честью прошла тяжелые бои. Но
такого высокого признания боевых
заслуг не ожидал…"

Ельня стала
родиной советской гвардии. Жуков
представил народному комиссару
обороны четыре наиболее
отличившиеся дивизии — 100-ю, 127-ю, 153-ю
и 161-ю. Приказом НКО СССР N 308 от 18
сентября 1941 года им были присвоены
звания соответственно 1-я, 2-я, 3-я и
4-я гвардейские стрелковые дивизии.

Так
появилась в ожесточенных боях
гвардия. Может потому всем нам так
крепко врезалась в память Ельня,
что это был первый город, который
нам удалось отбить у оккупантов,
что советские воины учились
побеждать зимой сорок первого и в
последующие годы войны по приказу N
308. Шесть его пунктов — это боевой
опыт первых гвардейских дивизий.
Это лучшее учебное пособие. А места
какие вокруг: Новоспасское —
усадьба, где родился великий Михаил
Глинка, недалеко станция
Одинцовская, откуда
одиннадцатилетний Егорка Жуков
впервые сел на поезд, чтобы уехать в
Москву, найти дорогу в жизни, а
рядом и хуторок, в котором рос
Александр Твардовский, оставивший
нам бессмертного "Василия
Теркина"!

Холод в
горячих цехах

"Даже
старики не помнили такого
студеного октября. Особенно
почувствовали мы холод, когда
остановили завод. Мороз ворвался в
горячие цеха. Все станки были сняты
с мест, упакованы. С грустью мы
провожали железнодорожные составы
на Урал.

Четвертый
месяц продолжается война. С завода
ушло на фронт более трех тысяч
рабочих, инженеров, техников и
служащих.

К середине
октября большинство семей
заводских работников было
отправлено в эвакуацию. Но самое
большое испытание для нас было еще
впереди.

Москва
прифронтовая. Нашему заводу
"Серп и Молот" поручено лечить
израненные на ближних рубежах
столицы танки. Приспосабливаемся,
осваиваем. Подобные ремонтные базы
создаются в городе одна за другой.
За первые две недели декабря
москвичи возвратили в строй почти
полторы тысячи танков.

Наступление
наших войск радует и вдохновляет
заводчан. А следом новая радостная
весть: принято решение о
восстановлении завода "Серп и
Молот". Правда, срок установлен
очень жесткий — всего три месяца. Но
мы не думали тогда об этом.
Напротив, стремились ускорить пуск
прокатных станов. Стан "300" был
пущен в январе, а в марте 1942 года и
стан "700".

"Выходит
так, — подумал я тогда, — что по
заводу "Серп и Молот"
определяют судьбу столицы".

(Из
воспоминаний старшего мастера
Московского завода "Серп и
Молот" И.И. Туртанова).

Митинг на
ИЗТМ

Иркутский
завод тяжелого машиностроения
имени Куйбышева. Митинг по случаю
обращения железнодорожников
станции Иркутск-II. Выступает
станочница механического цеха
Лузина (к сожалению, нам не удалось
установить ее имя и отчество.
Помогите, откликнитесь, кто знает и
помнит эту женщину):

— Пять моих
родственников на фронте. Все они
будут обуты и одеты по-зимнему. Я
сдам одежду для всех пятерых и,
кроме этого, сошью для шестого мне
не известного воина теплые брюки и
ватную куртку.

Все это она
делала дома после тяжкого
трудового дня.

Первыми с
этой инициативой выступили в
начале сентября 1941 года
железнодорожники. Они отправили
фронтовикам триста полушубков,
четыреста пар катанок, тысячу пар
теплых рукавиц, столько же зимних
шапок, пятьсот фуфаек, двести пар
теплого белья. А всего в Иркутской
области было собрано и послано на
фронт восемьсот шестьдесят тысяч
теплых вещей.

("Восточно-Сибирская
правда", IX-X 1941 г.).

Хронику
1941-го ведут
участники Великой Отечественной
войны И. ГОВОРИН и С, ШАБАЕВ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры