издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Приплыли, Вася...

  • Автор: Материалы подготовил Юрий ВОРОНЦОВ

Через три года у нас не будет Северного флота

В последнее время в СМИ живо обсуждается непростая
ситуация вокруг Ленского флота. Достоянием общественности
становятся удивительные истории про беглые пароходы,
расследования должностных преступлений и итоги судебных
разбирательств. Вообще, вся история с развалом Ленского
флота — очень шумная и очень запутанная. Отчего шум —
понятно: исключительно Ленским флотом осуществляется
северный завоз — дело государственной важности. Ну а
запутанность проистекает из ряда обстоятельств, о которых
чуть позже.

Недавнее громкое событие в истории с Ленским флотом — письмо
Бориса Говорина министру имущественных отношений
Газизуллину, в котором губернатор считает необходимым
поставить от лица государства вопрос о смене руководства
Киренской и Алексеевской РЭБ флота, являющихся хозяевами
тех самых беглых теплоходов.

Однако обо всем по порядку и, как говорится, из первых уст.
Журналист Юрий Воронцов беседует с Дмитрием ШИШКИНЫМ, акционером
Киренской и Алексеевской РЭБ флота. Именно по его искам
возбужден ряд уголовных дел, предварительная проверка по
которым показала обоснованность предъявляемых претензий.
Впрочем, пусть выяснением состава преступления и наказанием
виновных занимаются следствие и суд. А дать свою оценку
событиям на Ленском флоте — вполне законное право акционера.

— Последний громкий скандал, связанный с Ленским флотом,
разгорелся из-за того, что арестованный теплоход «Нерюнгри»
покинул пределы якутского порта и, отключив навигацию, пошел
вниз по Лене. Во-первых, скажите — это правда? Во-вторых, где
сейчас этот теплоход?

— Это правда. На «Нерюнгри» и еще два судна, принадлежащих
Киренской и Алексеевской РЭБ, арбитражным судом был наложен
арест. Группа акционеров подала иск о признании сделок по
продаже этих судов недействительными. Рассмотрение дела
назначено на 30 октября, а до тех пор спорное имущество
арестовали, так положено по закону. Но руководство КРЭБ и АРЭБ,
в лице товарищей Ивченко и Перетолчина, подало апелляцию: так
мол, и так, суда необходимы для осуществления северного завоза. И
арест сняли. Правда, осуществлять какие бы то ни было сделки с
этими судами запретили, но…

— То есть «Нерюнгри» покинул порт вполне законно?

— Ну, если все законно, зачем отключать навигацию? В том и дело,
что незаконно. Арест сняли, чтобы судно возило продукты и топливо
якутам, в Мирный или Бодайбо, так ведь? Ну а объявился
«Нерюнгри» угадайте где? В Архангельске! Зачем ему туда? Очень
просто: «Нам в Копенгаген надо!» — заявил капитан.

— В Копенгаген?!

— Схема проста: от Архангельска до нейтральных вод — рукой
подать. А как только теплоход покидает акваторию России — все,
ищи-свищи его! Он ведь почти продан оффшорной компании «Blue
Wave Shipping Ltd», за него, насколько мне известно, получен
задаток. Именно эту сделку акционеры РЭБ пытаются оспорить.
Если корабль окажется в чужих водах до 30 октября, решение суда
будет крайне сложно привести в исполнение. Допустим, российский
суд признает сделку недействительной. Тогда по закону все должно
быть возвращено в исходную позицию: покупателю возвращаются
деньги, продавцу — теплоход. Но мировое законодательство
защищает интересы собственника (за «Нерюнгри» уплачен аванс, и
покупатель с радостью доплатит остальное, значит, он собственник)
— это раз. А два — и продавцу, и покупателю в данном случае очень
нужно, чтобы купля-продажа все-таки состоялась.

— Почему?

— Вот тут и начинается самое интересное. Теплоход класса «река-
море», совсем еще не старый, продается по остаточной балансовой
стоимости. За $250 000 при рыночной цене в 8-10 раз выше.
Спрашивается: зачем? Зачем продавать судно, о котором
говорилось, что без него невозможен северный завоз? Зачем вообще
его продавать, если на нем можно отлично зарабатывать? Тот же
«Нерюнгри» годится для международных перевозок. Работайте на
нем сами или сдавайте во фрахт, берите арендной платы 1500
долларов за сутки — вот и прибыль! Но если уж вы решили его
продать, так отчего не просите за него нормальных денег? Сам
собой напрашивается вывод: эта сделка выгодна продавцу.

— Странно — он ведь остается в убытке…

— Тут важно не путать руководство КРЭБ и АРЭБ и их акционеров.
Акционеры останутся в убытке, тут вы правы. А вот
руководство, стремящееся к осуществлению этих сделок, — нет.
Собственно, действия Ивченко и Перетолчина есть предмет
уголовного дела. Сейчас ведется следствие, собираются
доказательства.

— А что же акционеры? Что, вопрос о продаже теплоходов не
обсуждался на собрании?

— Акционерам представили эту сделку как реальную возможность
рассчитаться с долгами федеральному бюджету. Киренская и
Алексеевская РЭБ флота давно были бы банкротами (со всеми
вытекающими последствиями, сменой руководства в том числе),
если б не имели статуса предприятий стратегического значения. В
результате чего их огромные долги перед бюджетом,
образовавшиеся в результате безграмотного управления, были
реструктуризированы. Тем не менее долги Киренской и
Алексеевской РЭБ — более 20 млн. рублей каждой! И они обязаны
их вернуть. Только способ выбран довольно странный: из одного
государственного кармана деньги взять и потом малую их часть в
другой карман положить.

— Вы сказали про «государственный карман». При чем здесь
государство?

— Оно главный акционер обеих РЭБ. Федерации принадлежит 51%
акций. Собственно, потому губернатор и обеспокоен ситуацией. Под
угрозой не только северный завоз, хотя если распродажа Ленского
флота будет и дальше идти столь ударными темпами, то через
некоторое время доставлять грузы на север будет просто нечем. Три
теплохода, из-за которых поднялся шум, — это только верхушка
айсберга. С 1997 по 2001 год руководством Киренской и
Алексеевской РЭБ были проданы 12 теплоходов. Если учесть, что их
всего 48… Еще три года такого хозяйствования — и Ленского флота
просто не будет. Иркутская область в результате попадет в
зависимость от ЛОРПа (флот Якутиию — Авт.). Там, между прочим, все
благополучно — по 4 новых судна в год спускают на воду…

— И что делать?

— Вечный русский вопрос. Слава Богу, в данном случае не надо
искать ответ на его первую часть: кто виноват, и так понятно. Что
обычно делается в таких случаях? Меняется менеджмент. Решением
собрания акционеров деятельность существующего руководства
РЭБ признается неудовлетворительной и выбираются новые советы
директоров, генеральные директора. Это нормальная процедура.
Очень надеюсь, что к этому моменту имущество обеих РЭБ не будет
распродано за бесценок.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное