издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Высокое избрание шахтера Василя

В августе этого года при управлении бывшего ОАО "Востсибуголь" был сформирован новый состав общественной организации ветеранов угольной промышленности. Создан межрегиональный совет ветеранов всех предприятий, входивших в структуру объединения за 60 лет его существования в Тулуне, Черемхове, Иркутске и Забайкалье. На учет взяты все живущие в нашей и соседних областях более четырех тысяч человек. Председателем избран Иван Трофимович Похоев, ранее работавший на руководящих должностях. В составе межрегионального совета ветеранов-горняков в том числе черемховский совет ветеранов "Угольщик", объединивший почти полторы тысячи шахтеров-пенсионеров городов Черемхова, Свирска и поселков Касьяновка, Забитуй, Михайловка. Возглавил общественную организацию ветеран разреза "Черемховский" Азамат Зиганурович Мансуров. В совет избраны семь самых активных и достойных горняков. Они провели на местах празднование Дня шахтера и 60-летия объединения "Востсибуголь", а также Дня пожилого человека.

Старый белорус Василь Трусов, давно ставший сибиряком,
отворил калитку справной усадьбы на два дома и молча
смотрел на неожиданных гостей.

Высокий и крепко сложенный, седой, одетый по-рабочему,
в теплой безрукавке, в обрезанных резиновых бахилах,
он пожимал руки приехавших к нему гостей из Иркутска
и Черемхова:

— А ведь знал, что приедете, сон видел, что куры во
двор входили. Посмотрел в сонник — к гостям и к деньгам.

Виталий Михайлович Самарин и его коллега Азамат Зиганурович
Мансуров заулыбались шутке хозяина. Мансуров похлопал
его по плечу: «Будут и деньги!»

Трусов много лет возглавлял совет ветеранов войны и труда
бывшей шахты «Забитуй». Когда Трусов надевает выходной
костюм, его орден и медали позвякивают. 83 года ветерану,
как инвалид войны он недавно получил машину «Ока» и теперь
сам ездит в Кутулик, в разные учреждения Аларского района.
Шахта, где работал, закрыта давно, но в поселке Забитуй
остались доживать свой век старые шахтеры, построившие
здесь дома, подворья для скота, теплицы, гаражи.

Когда создавали совет ветеранов при работавшей шахте,
насчитывалось 150 участников войны с западных фронтов
и с восточных. Сегодня в поселке осталось шесть фронтовиков,
вместе с тружениками тыла (ветеранами войны) — 64. Всего
пенсионеров угольной отрасли с послевоенным стажем 141.
И все к Василю Игнатьевичу идут за советом, за помощью.
Он в Забитуе имеет высокий авторитет, через него не
прерывается связь с «Востсибуглем» и советом ветеранов
войны и труда угольной отрасли.

В семье Трусовых атмосфера трудолюбия и согласия. Жена
Мария Яковлевна — опора и поддержка. Дочери и сын давно
в Иркутске со своими семьями, престижные должности занимают,
поднимают детей и внуков. Сюда приезжают не гостями,
а тружениками. Дружно берутся за ремонт, побелят, покрасят,
огород помогут вскопать, засадить, потом урожай собрать.
Везут лекарства, если в местной аптеке нет.

А деда Василя на склоне лет, когда ему за 80 перевалило,
в пионеры вдруг приняли. Пригласили в школу на День Победы
и повязали красный галстук. Факт достопримечательный,
поскольку в детстве Василь пионером быть не мог. Родился
он в Белоруссии, в болотистых комариных местах, в многодетной
крестьянской семье. Подошел 1929 год, Игнату Трусову
верный человек из райцентра шепнул, что раскулачивать
будут, лучше добровольно в плановые переселенцы записаться
и ехать в Сибирь. Тот хозяйство распродал и вместе с
женой и ребятишками приехал в Иркутск. Выбрал Игнат деревню
Омулевку, в трех километрах от железной дороги и поселка
Забитуй. А его брат, оставшийся в Белоруссии, не решился
в Сибирь добровольцем уехать и был раскулачен, лишен
имущества, выслан на Север, в 1937 году расстрелян.

Вот таким путем Василь и его братья оказались на бурятской
земле, в Аларском районе. Здесь отец построил дом, дети
ходили в школу. Но в колхоз Игнат не захотел вступать,
находил работу: геологам помогал шурфы пробивать, потом
шахту строить.

Слушаю рассказ Василя Игнатьевича и поражаюсь
самобытности и цельности его натуры. Многие подробности
своей нелегкой судьбы помнит, имена и даже фразы, когда-то
сказанные командирами или начальниками. Чего только не
довелось ему испытать в годы войны! Видно, от предков,
отцовских корней унаследовал Василь характер решительный,
самостоятельный. Подростком он подрабатывал на колхозных
полях, на погрузке угля из штабеля в вагоны. Старший
брат поступил в ФЗУ, и он за ним — в Черемхово, в школу.
Брат в Иркутск на авиазавод — и Василь к нему, стал
учиться в авиатехникуме. Времена были голодные, на один
заводской паек двум здоровым парням не прокормиться.
Младшему пришлось вернуться к родителям. Василь работал
в Забитуе. Началась война. Но его черед пришел в апреле
1943 года. Военная судьба была прихотлива и затейлива.
Как у многих, она начиналась в Мальте в учебном стрелковом
полку. Высокий, здоровый и сообразительный стрелок, Трусов
вскоре оказался в первой роте автоматчиков 103-й стрелковой
дивизии на границе с Китаем. Шел уже 1944-й. Послужил
на границе, и в мае наконец-то сбылось: он — курсант
Чугуевской авиационной школы летчиков-истребителей! Школа
была эвакуирована в Среднюю Азию, учился в Чимкенте.
На летную практику направили его в Азербайджан, село Пушкино.
Летал на У-2, легком «кукурузнике». Свой самолет он за
хвост крутил, силу показывая товарищам.

Дослужился до 1947 года в Тбилиси, заведовал военным
складом. Два благословенных года в цветущем, не воевавшем
прекрасном городе, который называли «вторым Парижем».
Хорошо было в Тбилиси! Он вспоминает с мечтательной улыбкой
парки, фонтаны, фуникулер и прохладу гор с их белыми
вершинами. Может быть, и остался бы там. Но отец писал,
что мать умерла, что ему трудно без помощников. И Василь
вернулся в Омулевку. Работал в лесхозе, там разрешали
лес на дом заготавливать, и он поставил для будущей своей
семьи сруб. Не обошлось без инцидента, о котором сегодня
с улыбкой рассказывает, но тогда ему было не до смеха.
Спасибо умному начальнику, который помог восстановить
справедливость. Медсестричку Марию, из той же Омулевки,
он привел в собственный дом на улице поселка Забитуй.
Уж как он выбирал себе жену, по каким критериям, неизвестно,
но, думается, дочь сосланного грузина ему всегда напоминала
«второй Париж». Хотя девушка выросла в Сибири и ни одного
слова по-грузински не знала. И сейчас он шутит, что
не смог научить Марию даже здороваться на языке ее отца.

Женившись, Василь Игнатьевич сразу взялся создавать семейное
благополучие и первым делом пошел работать в шахту, навалоотбойщиком
в забой, на самую трудную и высокооплачиваемую работу.
Жену из больницы «уволил», чтобы занималась домашним
хозяйством, детей воспитывала. И так до самого закрытия
шахты, работая и бригадиром, и мастером.

Меня поразила усадьба ветерана. Два дома. Оказалось, что,
когда шахту ликвидировали, Василь Игнатьевич купил домик
(насосную станцию) из добротных бревен. Соседи удивлялись:
мол, чудит Игнатьевич, дети жить в поселке не станут.
А на поверку вышло, что поступил он разумно, и теперь
принимает всех детей с внуками и правнуками без тесноты
и неудобства — в двух домах всем место найдется. Собираются
все, человек двадцать, остаются на неделю и дольше,
сколько хочется. Здесь молочко и сливки от коровы всегда
есть, соленья-варенья, летом огородная зелень. Домик
в деревне, словом!

В.И. Трусов и сегодня продолжает общественное служение,
проживая в маленьком поселке Забитуй Аларского района.
Здешние старики-шахтеры выдвинули его в состав межрегионального
совета ветеранов-угольщиков.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector