издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Зона перемен

Лагерная отрядная система, изобретённая советским педагогом Антоном Макаренко, до сих пор применялась как для воспитания детей пионерского возраста, так и для исправления рецидивистов. Сегодня эта система доживает свой век. Недолго осталось осуждённым ходить по зоне строевым шагом и петь патриотические песни: к 2016 году все они окажутся либо в тюремных камерах, либо в колониях-поселениях с трудоустройством на государственных объектах. Министерство юстиции уже приступило к реформированию системы исполнения наказаний. Необходимость такого шага явно назрела: наша страна стала мировым лидером по количеству осуждённых на 100 тысяч населения, оставив позади США и Китай.

Тюремная реформа затронет сразу пять направлений. Не представляющие большой опасности для общества преступления предложено перевести в категорию административных проступков. Вместо заключения подследственных под стражу рекомендовано применять новые меры пресечения – залог, домашний арест и поручительство. Наказание в виде лишения свободы по возможности будет заменяться альтернативными мерами – обязательными и исправительными работами, ограничением свободы. Намечено также перепрофилировать существующие исправительные учреждения в тюрьмы и колонии-поселения нового типа и, наконец, создать систему адаптации и контроля за поведением бывших заключённых.

«Химики» возвращаются

Хотя колонии и называются исправительными, мало кого из осуждённых удаётся сегодня, так сказать, поставить на путь исправления. Применение в зоне макаренковской системы, основанной на методе воспитательного воздействия коллектива, привело к результату, который вряд ли можно назвать неожиданным: впервые оступившиеся люди, как правило, выходят на свободу уже сформировавшимися преступниками. За колючей проволокой они заканчивают своего рода тюремные университеты, набираются криминального опыта и заводят связи в мире блатных. Суть начавшейся реформы как раз и состоит в том, чтобы оградить впервые преступивших закон от негативного влияния закоренелых преступников, вернуть их в общество нормальными людьми.

В течение 2013–2016 годов исправительные учреждения будут перепрофилированы. Осуждённые, угодившие в места не столь отдалённые за преступления небольшой или средней тяжести либо по неосторожности, отправятся отбывать наказание в колонии-поселения. Большая их часть будет предназначена для временного размещения и работы на стройках. Это очень похоже на передвижные спецкомендатуры, достаточно популярные в советское время. Многие, наверное, помнят: раньше существовало  наказание, которое в народе окрестили «химией». Скорее всего, именно потому, что на вредных производствах и объектах как раз и задействовали условно осуждённых и «досрочников», освобождавшихся из мест заключения с направлением на «стройки народного хозяйства». В Иркутской области лагерники сооружали железную дорогу и химкомбинаты, Осетровский речной порт и Братскую ГЭС, города Ангарск и Вихоревку, на так называемых комсомольско-молодёжных стройках им поручалась самая тяжёлая и грязная работа.

Но будут функционировать и стационарные колонии-поселения с усиленным наблюдением. Они появятся там, где имеются собственное производство и развитая инфраструктура. В Иркутской области такое учреждение планируется, например, создать на базе нынешней колонии общего режима № 4 в Плишкино. Трудоустройство колонистов представляется реформаторам необходимым не только потому, что работа, если верить Дарвину, способна превратить в человека любую человекообразную особь. Осуждённые, кроме того, получат возможность выплатить иски, возместить ущерб, нанесённый потерпевшим.  Конечно, найти работу для заключённых в рыночных условиях куда сложнее, чем это было при плановой экономике. Но начальник ГУФСИН по Иркутской области Павел Радченко заверил, что руководители учреждений исполнения наказания с этой задачей справятся. «Будем искать возможности, заключать договоры со строительными компаниями, обучать осуждённых нужным специальностям», – сказал он. Очевидно, проблема будет решаться и за счёт сокращения квот для иностранцев.

Вор должен сидеть в тюрьме       

Всем остальным преступникам будет уготовано место на тюремных нарах. Колонии общего и строгого режима, в которых сейчас отбывает наказание основная часть осуждённых к лишению свободы, преобразуются в тюрьмы трёх видов. Условия содержания в них будут зависеть как от тяжести и общественной опасности преступлений, так и от осознания совершённого зла и поведения в местах лишения свободы.

Тюрьма общего режима должна состоять из изолированных блоков. В одном расселят первоходов, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, в другой определят виновных в криминале небольшой или средней тяжести, ранее уже попадавших в систему пенитенциарных заведений. Перед сотрудниками тюрем ставят задачу обеспечить индивидуальный подход к каждому узнику. Количество мест в камере, предоставление свиданий, возможность досрочного освобождения – всё это будет регулироваться таким образом, чтобы впервые попавшие на нары сознательно отказались от противоправной деятельности.

В тюрьмы усиленного режима суд будет направлять рецидивистов – тех, кто побывал в зоне уже не менее двух раз и вновь совершил тяжкое или особо тяжкое преступление. В их число попадут и опасные рецидивисты – этот статус будет присваиваться судебным решением, в том числе и за злостное и систематическое нарушение порядка в местах лишения свободы.

Тюрьма особого режима станет на долгие годы прибежищем тех, кого перевоспитывать уже бесполезно: особо опасных рецидивистов, судимых за неоднократное совершение особо тяжких преступлений, приговорённых к пожизненному лишению свободы, а также воров в законе, лидеров преступных сообществ, террористов и экстремистов.

Дух коллективизма, на который делалась ставка начиная с 30-х годов прошлого века, изгнан из зоны самым решительным образом. Реформаторы продумали всё так, чтобы опасные преступники, прочно усвоившие криминальную субкультуру, совсем не могли общаться с другими категориями осуждённых – теми, на ком ещё рано ставить крест. Ни на прогулках, ни за обедом, ни на работе, ни во время просмотра фильма – нигде и никогда их пути не должны пересекаться.

Впереди России всей

Завершить мероприятия по реформированию уголовно-исполнительной системы планируется к 2020 году. Однако уже в текущем году в ряде регионов страны запускаются пилотные проекты тюремной реформы. В число таких регионов попала и Иркутская область, где на 1 января 2010 года в 27 исправительных учреждениях отбывают наказание 19676 осуждённых за уголовные преступления. Причём львиная доля населения зоны, расположенной в Приангарье, – местные жители (приезжих за колючей проволокой – около 800 человек).

[/dme:i]

В рамках пилотных проектов до 1 декабря 2010 года, согласно утверждённым дирекцией Федеральной службы исполнения наказания техническим заданиям, на территории области будут перепрофилированы два исправительных учреждения: женская колония № 40 в посёлке Бозой станет тюрьмой общего режима, ИК-25 в Вихоревке превратится в тюрьму усиленного режима для мужчин. Предполагается, что вихоревское учреждение останется единственным в области местом пребывания опасных рецидивистов.

Сейчас пилотные проекты находятся в стадии разработки документации, однако времени на раскачку не остаётся. Особенно много предстоит сделать для перепрофилирования женской колонии. Общежития, в которых осуждённые живут сейчас по отрядам, будут превращены в два тюремных корпуса с двух-, четырёх- и шестиместными камерами. Основная проблема заключается даже не столько в смене режима, сколько в том, чтобы сами по себе более суровые, чем в колонии, тюремные условия не усугубить сложившимся в бозойской зоне тяжёлым бытом. Сегодня женский лагерь – единственное в Иркутской области учреждение за колючей проволокой, где отсутствуют канализация и водоснабжение. «Удобства» для женщин, преступивших закон, располагаются на улице, а водой они пользуются привозной.

Надо сказать, что работы по благоустройству женской колонии  начались задолго до того, как стало известно о готовящейся реформе. 27 миллионов рублей потрачено только в прошлом году на проектную документацию, артезианские скважины, резервуары для воды, прокладку сетей. В одном из корпусов надстроен третий этаж, где для 80 проживающих там женщин создан полный набор коммунально-бытовых услуг. В текущем году туалеты, душевые, умывальники планировалось установить в остальных отрядах. Теперь эти плоды цивилизации, видимо, облегчат уже тюремный быт.

Начать перепрофилирование всех остальных учреждений зоны, согласно Концепции развития уголовно-исполнительной системы, планируется года через три. Останутся в нетронутом виде только медицинские заведения: две центральные больницы в подразделениях и лечебно-исправительное учреждение в Вихоревке.

С заботой о «клиенте»

Пока осуждённые поживут ещё в лагерях, где условия содержания за последние годы стали вполне гуманными. Пожалуй, сейчас они за колючей проволокой даже более человечные, чем в домах для детей-сирот и интернатах для стариков, никогда в своей жизни не нарушавших уголовный закон. Практически во всех колониях сегодня осуждённым предлагается меню на выбор: повара готовят для них по два первых и вторых блюда. В свободное время заключённый может посидеть в баре (теперь они есть почти во всех учреждениях), встретиться там с навестившими его родственниками. Руководство регионального управления ФСИН серьёзно озабочено тем, чтобы за годы отсидки их «клиенты» не теряли связи с семьёй. Матери и жёны, которые не в состоянии осилить траты на дорогу в зону, скоро смогут просто купить телефонную карточку и через таксофон произвести так называемый видеозвонок. Из Иркутска можно будет связаться с колонией в Усть-Куте, Зиме, Вихоревке, Ангарске – не только поговорить, но и увидеть в режиме реального времени близкого человека на экране.   

О том, как меняется быт за колючей проволокой, можно судить хотя бы по перечню объектов, введённых в строй в прошлом году. В колонии № 15 (Ангарск) построены церковь и полностью благоустроенное общежитие, в корпусах Зиминской колонии-поселения проведён капитальный ремонт, в «двойке» (Ангарск) запущена новая столовая, в ИК-3 (Иркутск) – мясоперерабатывающий завод с поставкой сосисок и полуфабрикатов в учреждения зоны, а в пересыльном пункте «четвёрки» (Плишкино) выдают теперь обеды в пластиковых ёмкостях, как в самолётах.

Добропорядочные граждане с гнилым нутром

Курс на гуманизацию института уголовного наказания будет продолжен, хотя и несколько скорректирован. Тюремное содержание исключит возможность превращения мест лишения свободы в нечто, напоминающее курортную зону. Однако численность спецконтингента  значительно сократится. Минюст России подготовил ряд законопроектов, вносящих изменения в Уголовный кодекс. Из него будут исключены, например, составы преступлений, общественная опасность которых считается незначительной: побои (ч.1 ст. 116), клевета (ч.1 ст. 129), оскорбление (ч. 1 ст. 130), нарушение авторских и смежных прав (ч. 1 ст. 146), присвоение или растрата (ч. 1 ст. 160) и другие. За эти деяния должны ввести административную ответственность.

Кроме того, за некоторые преступления к уголовной ответственности можно будет привлечь только при наличии у подозреваемого административного взыскания. Это касается незаконного предпринимательства (ч.1 ст. 171), незаконного использования чужого товарного знака (ч. 1 ст. 180), незаконного оборота драгоценных металлов (ч. 1 ст. 191), уклонения от уплаты налогов (ч. 1 ст. 198), жестокого обращения с животными (ч. 1 ст. 245) и других преступлений. Подобные меры сразу снизят количество судимого населения, которое сейчас в России явно зашкаливает.

По многим серьёзным преступлениям планируется снизить максимальные санкции. Так, 4 вида особо тяжких преступлений хотят перевести в категорию тяжких, 11 тяжких деяний законодатели превратят в преступления средней тяжести, а из этой категории, в свою очередь, столько же преступлений перекочуют в категорию небольшой тяжести. Конечно, суть злодеяний от этого не изменится, зато зону удастся разгрузить. Подсчитано, что в результате готовящихся мер будет высвобождено примерно 40 исправительных учреждений в целом по стране. А контроль за поведением условников, состоящих на учёте в уголовно-исполнительных инспекциях, обходится государству в десятки раз дешевле, чем содержание преступников в тюрьме.

Планируются и изменения в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Под стражу, в следственные изоляторы, помещать в скором времени суды станут реже – их попросят применять альтернативные меры пресечения. Например поручительство, и не только личное, но, как в старые добрые времена, обвиняемых будут передавать на поруки общественных организаций или трудового коллектива.   

Либерализация, однако, имеет пределы: в УК РФ будет ужесточена ответственность преступников за убийства, особенно совершённые общеопасным способом, и за организацию массовых беспорядков, связанных с гибелью людей.

С вещами на выход

Ещё один аспект реформы касается создания системы адаптации для тех, кто вышел на свободу с чистой совестью. Сегодня люди, оказавшиеся за забором лагеря, далеко не всегда радуются своему освобождению. Пока сидят, многие теряют связи с родными и на воле оказываются никому не нужными. В том числе и государству.

В Иркутской области сейчас всего шесть реабилитационных центров, в которые сотрудники ГУФСИН могут определить бывшего зэка. В 2009 году команду «с вещами на выход» получили в Приангарье 6213 человек. В реабилитационные центры направлено всего 38 из них, ещё восемь удалось устроить в дома-интернаты.

Второй этап тюремной реформы предусматривает создание в 2013 – 2016 годах целой сети социальных центров, где «бывшие» смогут получить крышу над головой на первое время, какую-то работу, помощь психолога, необходимую для постепенной адаптации в обществе. Без этого круговорот преступников в природе так и не удастся остановить.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер