издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Весна! Сколько ещё до зимы!!!»

В понедельник заканчивается зима. Факт сухой и чисто календарный, потому что в Сибири весна по календарю не настаёт никогда, а с первого марта вообще традиционно начинаются заморозки. Так что радоваться вроде бы и нечему. Но это аргументы логичные и рассудочные, и годятся они только для статистики или тактического планирования. А весь организм, воле и разуму вопреки, трясётся и поёт: «Весна! Весна!!!»

Много лет назад мой приятель Лёша Рыбаков, лидер одной из немногих культовых в Иркутске рок-групп «Млечный путь», написал песню. Я никогда не слышал, чтобы он исполнял её на концертах, но в его случае это и неудивительно: как избыточно творческий человек, он писал также и песни «для внутреннего употребления», которые исполнялись на дружеских междусобойчиках в состоянии запредельного опьянения. В этой песне не было ни единого проблеска смысла – она вся была чистой и не замутнённой ничем эмоцией. Слова в ней были такие:

Весна! Сколько ещё до зимы-ы-ы!!!
Весна! Сколько всего, посмотри-и-и!!!
И очень оригинальный припев:
И рабочий поёт песню,
И такую хорошую песню, 
И такую рабочую песню, 
И ТАКОЕ У ВСЕХ НАСТРОЕНЬЕ!!!

Песня, как вы понимаете, была бесконечной. Единственное, чем отличались куплеты, – изменением в них названий профессий: шахтёр пел шахтёрскую песню, учёный пел учёную песню, также фигурировали ещё с десяток представителей других ремёсел и искусств. Когда они заканчивались, можно было повторяться – не возбранялось. Песня не прерывалась даже на распитие алкоголя и заканчивалась естественным путём, когда все валились без сил и гитара падала из рук. Я вспомнил об этой песне потому, что, как и в ней, в этой колонке не будет глубоких мыслей – одни неуправляемые эмоции. Весна! 

Простите за банальность, но весна в Сибири больше, чем просто время года или межевая полоса сезонов между двумя столбцами цифр в календаре. Всё познаётся в сравнении. Вот в Европе и западной части России – что такое весна? Обычный демисезон, когда даже смена одежды отличается разве что цветом. Есть такое понятие у климатологов – «зима европейского типа». Это, чтобы было понятно, всё равно что наш апрель, и единственная разница в том, что у нас ещё снег лежит, а у них как его не было, так  и нет. Чему радоваться? 

Я думаю, они там наступления весны как факта даже не замечают. Зимняя слякоть плавно переходит в весеннюю распутицу, что в означенное календарём время перетекает в обычные европейские летние ливни и наводнения. Как поёт «Несчастный случай», «я склонен считать межсезонье весною, а люди-каклюди считают, что зря». Конечно, зря: какая весна, если круглый год ровное межсезонье. 

С другой стороны, на другом конце света, ближе к полярному кругу, весны, говорят знающие люди, вообще почти нет: короткий период бурного цветения тундры мгновенно сменяется коротким полярным летом, и тундровая мышь лемминг пискнуть не успеет, как дело идёт к полугодовой зимней спячке. Если верить печальному анекдоту, повествующему о том, что «я не загорел, потому что лето в этом году было, но я в тот день болел», то весна в тех краях проходит в течение завтрака. Тоже радоваться нечему. Просто не успеваешь. 

В Сибири весна – это начало новой жизни при отсутствии жизни предыдущей. Как в СССР не было секса, так для меня зимой нет жизни. Вообще, я давно подумываю подать на наш климат исковое заявление в Гаагский трибунал на дискриминацию по погодному признаку – сейчас модно собачиться в суде из-за какой-нибудь дискриминации. Мне кажется, что это вопиющее ущемление моих прав – невозможность застыть посреди улицы с открытым ртом и предаться своему обычному самосозерцанию, это тоталитарное принуждение меня к передвижению короткими перебежками на открытом воздухе.  Да это просто климатический фашизм какой-то! Ужас, какая мерзость этот ваш резко континентальный пояс!

Весна в Сибири – это пролог к ста пятидесяти дням абсолютного счастья и ничем не ограниченной свободы. Девушки освобождаются от постылых, дорогущих, но и крайне неэргономичных шуб с радостью раба, прикованного к вёслам, на галеру которого напали весёлые пираты. Из бесформенных мраморных глыб появляются Венеры из пены морской, у которых неожиданно обнаруживаются выдающиеся вторичные половые признаки, к изумлению и восторгу мужиков, уже забывших об этих анатомических особенностях своих прекрасных половин.

Сами мужики с цепкостью снайперов присматривают в окрестностях дома укромные лавочки, на которые можно перебраться из тесных, прокуренных, надоевших за зиму кухонь, где вдали от ворчливых жён и сопливых детей удастся от души загрузить кингстоны пивом и, как пел Владимир Семёнович, «лечь на дно, как подводная лодка, и позывных не передавать».   То есть, говоря философски, весна – это время слияния безграничной свободы мужиков с бесконечной красотой женщин. Гармония Танатоса и Эроса, в то время как зимой вообще никакого Эроса нет, один Танатос властвует  над миром, и только Харон катается на коньках по льду замёрзшего Стикса, подкарауливая легковерных поклонников зимних видов активного отдыха.  

Поэтому пусть кто хочет отмечает первого марта День кошек (в России) или День цветных женщин (в США), День независимости Боснии и Герцеговины или День движения за неё, за независимость, в Корее, День пива (в Исландии) или Всемирный день гражданской обороны. Главное – это то, что она наконец пришла, она наконец наступила – «Весна! Сколько ещё до зимы!!!» 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры