издательская группа
Восточно-Сибирская правда

История «Пайсисов»: на Байкале началась, на Байкале закончилась

Глубоководный обитаемый аппарат «Пайсис-11» пересёк границы Литвы, Беларуси, России. Путешествовал по железной дороге, ехал на «КАМАЗах». И наконец прибыл в Листвянку. «Пайсис-11», в биографии которого помимо глубин Мирового океана был и Байкал, встал на вечную стоянку у Байкальского музея. Организовать его переправу из Калининграда в Иркутск помогли компании «Газпром добыча Иркутск» и «Газпромтранс».

«Пайсис» самовывозом

«Пайсис-11» приехал в Иркутск в грузовом вагоне в метельный день 6 ноября. Два дня спустя по заснеженной дороге на «КАМАЗе» в сопровождении полиции он отправился в Листвянку. Сбылась мечта директора Байкальского музея Владимира Фиалкова. Около двух лет назад Институт океанологии им. П.П. Ширшова РАН передал Байкальскому музею «Пайсис» с условием самовывоза. Это как раз и оказалось самой большой проблемой.

«К нам в очередной раз приехал наш старый добрый друг Владимир Абрамович Фиалков, – гендиректор ООО «Газпром добыча Иркутск» Андрей Татаринов вспоминает, как всё начиналось. – Я не первый десяток лет знаю этого человека, честно говоря, в тот раз он вверг меня в лёгкое замешательство». 

– Помните «Пайсисы»? – обратился Фиалков. 

– Конечно, помню! 

– Так вот, нам подарили «Пайсис». – И нерадостно так добавил: – Только он в Калининграде находится. 

У Андрея Татаринова несколько секунд ещё теплилась надежда: может, это тот Калининград, что под Москвой? «Но тут я понимаю: под Москвой глубоководному аппарату делать нечего, – рассказал он. – Понятно, что речь шла о том Калининграде, где находится база Института океанологии». А это две границы – Литва, Беларусь. Стали думать, как доставить «Пайсис» в Иркутск. Первая мысль – обратиться к авиаторам «Газпромавиа». Но те как раз в это время были заняты другим нашим крупным проектом – доставкой в Иркутск экспозиции из собрания Государственного Эрмитажа. Прорабатывали другие варианты, но цена перевозки всё время росла, и, когда добралась до миллиона, душа Фиалкова не выдержала. Он приехал к Андрею Татаринову и предложил в складчину заплатить. Часть даст музей, часть – «Газпром добыча Иркутск», а на оставшуюся часть  поискать ещё спонсоров. Но Татаринов  нашёл другой выход, обратившись в дочернее предприятие «Газпрома» – ООО «Газпромтранс». В июне 2012 года гендиректор компании Вячеслав Тюрин и Андрей Татаринов ударили по рукам, согласившись на вариант «все расходы пополам». «Газпром добыча Иркутск» взял на себя затраты по организации автомобильной транспортировки и погрузо-отгрузочным работам в Калининграде и Иркутске, а доставку по железной дороге осуществило ООО «Газпромтранс» – одно из крупных предприятий, специализирующихся на железнодорожных перевозках. «Сработали четко, «по-газпромовски», и даже сами были удивлены, как быстро «Пайсис» пересёк все границы и оказался в Иркутске, – говорит Андрей Татаринов. – Он вернулся туда, где его давно ждали».

«Довели до ума и тихо отправили в СССР»

Впервые «Пайсисы» появились на Байкале в 70-х

«Пайсис-11» установили у здания Байкальского музея. Торжественное открытие наметили на 22 ноября. Это день рождения Владимира Фиалкова. Павильон с глубоководным аппаратом был накрыт полотнищем. От зрителей его отделяла красная ленточка. Всё как на открытии настоящего памятника. Был даже духовой оркестр с инструментами, утеплёнными одеялами по случаю поздней осени. Оркестр играл марш, замдиректора Института земной коры СО РАН Кирилл Леви бегал с планшетом, снимая событие. Председатель президиума ИНЦ СО РАН Игорь Бычков распаковывал картину с видом озера: «Самое дорогое Фиалкову подарим, что у него есть, – Байкал!» «Вперёд, вперёд идите! Имеете полное право!» – подталкивали какого-то мужчину. Он смущённо отвечал: «Не, я тут постою». Оказалось, член знаменитого экипажа «Пайсиса» Александр Подражанский. Наконец Андрей Татаринов и Владимир Фиалков перерезали ленточку и гостям  открылся «Пайсис». За прозрачным павильоном – аппарат, который работал во многих точках Мирового океана от Исландии до Новой Зеландии. Его собрат «Пайсис-7» стоит сейчас в Калининградском музее Мирового океана. А «Пайсис-11» вернулся туда, где всё начиналось для двух канадских аппаратов, – на Байкал. 

«Эти аппараты – действительно отдельная страница в истории глубоководных исследований нашей страны, – сообщил Фиалков. – Да вы посмотрите на нашу экспозицию: здесь – «Миры», там – «Пайсисы», – показал он уже в здании музея на два экрана, транслировавшие фильмы разных лет. Вот молодой Фиалков в «Пайсисе», на стене напротив – Путин выходит из «Мира». Рядом под стеклом – маленькие модели ГОА «Мир» и «Пайсис». В 1976 году в советском Институте океанологии появились «Пайсисы»… И Байкал стал первой точкой в их судьбе. 

Александр Подражанский участвовал в строительстве «Пайсисов» и «Миров» и даже жил в подводном доме «Черномор»

– То, что Институт океанологии не имел в те годы глубоководных аппаратов, было большим упущением, – рассказал Александр Подражанский. –  Мы даже начали строить их сами, но заместитель директора института Игорь Михальцев выбил деньги у президиума и заказал в Канаде, в фирме «Хайко», один глубоководный аппарат – «Пайсис-7». У канадских конструкторов этот «Пайсис» был седьмым детищем и первым, что мог опускаться на два километра. С его постройкой была интрига: командующий ВМФ США очень не хотел, чтобы СССР получил подводный аппарат, ведь его можно было использовать не только для исследований, но и для других целей. Были опасения, что на поставку аппарата в СССР может быть наложено вето. Аппарат, который собирали в Канаде, окольными путями по частям отправили в Италию. Там его довели до ума и тихо доставили в СССР. Игорь Михальцев сумел  договориться и на копию ещё одного аппарата, но уже за вдвое меньшую цену. Так появился «Пайсис-11», который поехал в СССР прямо из Канады. А уже в Союзе – на Байкал. Именно здесь аппараты решили испытать перед океанической эпопеей. То же Чёрное море не подходило: сероводородная зона толщи воды могла повредить аппараты. Кроме того, «Пайсисы» были рассчитаны на погружение два километра, а на Байкале была почти предельная глубина – более 1,6 километра. «Домом» для аппаратов стала 200-тонная баржа с 16-тонным автокраном. 

Именно в 1977 году на Байкале «Пайсис» совершил погружение на 1410 метров. Тогда это была рекордная глубина для Советского Союза. Члены экипажа Анатолий Сагалевич, Александр Подражанский и Николай Резинков были награждены орденами «Знак Почёта». «С чувством глубокого удовлетворения» победу учёных на Байкале отметил в письме сам Леонид Брежнев. Когда Владимир Фиалков зачитал это письмо 35-летней давности, аудитория Байкальского музея зааплодировала. 

Польза для аппаратов была очевидна: они прошли испытания. Польза для Байкала – ещё больше. Впервые на глубине около 400 м в районе Лиственничного нашли конгломераты юрского периода. Аналогичные ещё ранее были обнаружены на вершинах гор, окружающих Байкал. Это доказало, что при образовании Байкала часть рельефа ушла вверх в виде гор, а часть опустилась на дно. А в это время в Югославии уже строилось спускоподъёмное устройство для океанических экспедиций «Пайсисов», готовилось судно-носитель «Дмитрий Менделеев». Аппараты улетели в Калининград, а позже на работу в океан. 

«Иду по океану, и среди волн стоит человек»

Директор Байкальского музея Владимир Фиалков и гендиректор ООО «Газпром добыча Иркутск» Андрей Татаринов во время торжественного открытия новой экспозиции

Александру Подражанскому «Пайсис», наверное, самый родной. Он даже и говорит об этих аппаратах как о живых существах. «Один раз у нас «Пайсис» седьмой упал на палубу, не успели мы его вывалить за борт, – рассказывает Александр Подражанский. – Сломал ногу, масло потекло…» В океане работать с «Пайсисами» было куда сложнее, чем на Байкале. Погружения велись лишь до определённой волны и до ветра в 10 метров в секунду, иначе «вываливать» аппарат с 8-метрового борта было опасно. Даже людей в «Пайсис» не садили сразу, а только после спуска в воду подво-зили на резиновой лодке. На Байкале поиск всплывшего «Пайсиса» осуществлялся очень быстро. А вот в океане бывало, что судно-носитель надолго теряло аппарат среди волн.  «Однажды была такая погода, что наши ребята не могли определить направление, куда идти забирать «Пайсис», – рассказывает Александр Подражанский. – Час мы переговаривались по радио, «Келдыш» (судно-носитель. – Авт.) твердит: «Мы вас не видим. Мы вас не видим». Тогда пришлось мне выскочить из аппарата с фальшфейером. Волна была… По рации сообщили: «Наблюдайте горизонт». Я зажёг фальшфейер. Лёва, моторист наш, рассказывал потом: «Иду по океану, и среди волн стоит человек». Это я был с фальшфейером, в мокром водолазном свитере. «Пайсиса»-то не видно, он под волнами скрыт».  

Причиной второго явления «Пайсисов» на Байкале стали «чёрные курильщики». В это время в океанах были обнаружены  странные гидротермальные источники, выбрасывавшие в океанскую воду неорганические вещества, не только не подходящие для питания живых существ, но и часто ядовитые для них. Тем не менее вокруг этих источников существовала бурная жизнь, в основе пищевой цепочки которой – хемосинтез бактерий. Эти существа получают энергию для синтеза органики, не применяя фотосинтез. Они умеют окислять неорганические соединения, к примеру серу, и так «добывать» пищу. «Здесь света никакого нет, а пища идёт прямо из дна», – говорит Владимир Фиалков.

В 1981 году в команде знаменитого океанолога Александра Лисицина на «Пайсисе» опускался в океан наш геохимик академик Михаил Кузьмин. Он видел «чёрных курильщиков». Снова на Байкал «Пайсисы» вернулись в 1990 году, 25-тонную раму, спускоподъёмное устройство, установили на теплоходе «Балхаш» (ныне – «Империя»). Аппараты отработали два сезона – 1990 и 1991 годы. 

Глубоководный аппарат «Пайсис» на вечной стоянке возле Байкала

Дело в том, что на Байкале в районе бухты Фролиха был ранее обнаружен участок с тепловым потоком. Этим заинтересовались и в Институте океанологии, и в журнале National Geographic. «Пайсисы» сумели найти в указанном районе необычные бактериальные маты. Было доказано, что и в Байкале есть удивительные существа, которым не нужен для жизни фотосинтез. «Пайсисам» помимо этого удалось подтвердить теорию происхождения северного и среднего Байкала и поставить точку в споре о времени происхождения.

До этого считалось, что более мелкий северный Байкал является наиболее древней его частью. Всё оказалось с точностью до наоборот. Осадочные породы в этой части Байкала 3 км, а в средней и южной – до 9 км. Как раз в Байкале в районе Больших Котов нашли надвиговые структуры, которые подтвердили теорию движения плит: здесь проходит место «стыка» Сибирской платформы и Амурской плиты. И наконец, 28 июля 1991 года «Пайсис» впервые опустился на максимальную глубину Байкала – 1637 метров. Позже экспедиция «Миры» на Байкале» пыталась найти более глубокое место, но это не удалось. 

«История «Пайсисов» как рабочих инструментов началась на Байкале и на Байкале и закончилась, – говорит Владимир Фиалков. – К сожалению, в 1991 году их отвезли в Калининград, были какие-то планы, которые не осуществились. И с тех пор аппараты не погружались. Зато «Пайсис-11» снова вернулся к нам. Теперь уже навсегда». 

На правах рекламы

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер