издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Центральный вопрос

Мэрия готовится к реконструкции исторического района Иркутска

Привести в порядок центральную часть города, создав привлекательную городскую среду, – такую задачу ставят перед собой власти областного центра. Первый шаг на пути к этому был сделан летом с разгоном несанкционированного рынка «Шанхайка». Теперь на его месте должен появиться чайна-таун по типу 130-го квартала. О том, какие ещё перемены ждут городской центр, читайте в материале «СЭ».

Нынешним летом городская общественность была взбудоражена историей о разгоне «Шанхайки» в самом центре Иркутска. Едва торговые ряды опустели, иркутяне задались вопросом, что же появится на месте разорённого к удовольствию одних и неудовольствию других рынка. Поиск ответа на него осложнялся непростым диалогом с собственниками земли в районе улиц Горной, Софьи Перовской и Байкальской. Городская администрация, тем не менее, была полна решимости довести до конца свой проект по приведению центральной части города в приличный вид. Так с подачи чиновников на слуху появились идеи создания в этом районе «торговой оси» и «пешеходной зоны». И вот совсем недавно внимание многих жителей города оказалось вновь приковано к бывшей «Шанхайке», на месте которой власти планируют создать чайна-таун.

Новый виток интереса к «шанхайскому» треугольнику вызвала городская администрация, объявив о том, что «многолетнее сопротивление собственников земельных участков переменам» в районе бывшего рынка наконец преодолено. Крупные собственники земли, по словам городских чиновников, наконец-то согласились с тем, что перемены назрели и 108-й квартал, на территории которого прежде находились самопальные торговые ряды, нуждается в изменении. Таким образом, сложная мозаика муниципальных и частных участков перестала быть камнем преткновения на пути транс­формации облика центральной точки города.

Концептуальное предложение

Урегулирование споров вокруг бывшей «Шанхайки» стало ключевым этапом на пути развития центра Иркутска, утверждают чиновники. В будущем этот участок должен стать одной из главных точек так называемой общественно-торговой оси, которая протянется от ТЦ «Меркурий» через площадь Труда, улицы Пролетарскую, Урицкого и Партизанскую к ТЦ «Иркутский». Также она захватит выезды к 130-му кварталу и комплексу «Иерусалимская гора».

Работы над проектом реконструкции городского центра начались ещё в 2013 году. Разработкой концепции занималась Сибирская лаборатория урбанистики по заказу мэрии. Сегодня она включает в себя подробные мастер-планы 11 кварталов на общей площади 42 га.

– Кварталы, которые мы детально прорабатывали, лежат в границах улиц Тимирязева, Подгорной-Горной и Карла Либкнехта. Также в эту территорию входят кварталы между улицей Подгорной и Центральным парком, – говорит руководитель экспертного совета Сибирской лаборатории урбанистики, эксперт по региональному и городскому стратегическому развитию Алексей Козьмин.

Этот участок, как утверждают специалисты и власти, в первую очередь должен быть приведён в порядок. В самом его центре и расположена бывшая «Шанхайка», собственники которой прежде отказывались идти с властями на диалог. Споры завязались настолько острые, что положительный исход, о котором недавно заявили чиновники, оказался для многих неожиданным. В первую очередь владельцы земли и зданий боялись, что концептуальные предложения архитекторов ущемят их права – участки будут урезаны, а некоторые дома и вовсе снесены.

Такое развитие событий было возможно ещё минувшим летом. Тогда всерьёз рассматривалась возможность расширения и дополнительной пробивки некоторых улиц. В таком случае несколько построек действительно могли быть уничтожены. Однако к нынешнему моменту известно, что никаких глобальных сдвигов красных линий соглас­но концепции, предложенной архитекторами, не будет. Это в немалой степени повлияло на согласие собственников с проектом Сибирской лаборатории урбанистики.

– Конечно, нужно понимать, что ко­гда мы говорим об урегулировании спора с владельцами земли, речь идёт о крупных собственниках, которых насчитывается около десятка, – отмечает Алексей Козьмин. – И в их число не входят владельцы каждого частного дома, хотя нужно отметить, что все постройки согласно концепции должны остаться. Их снос не планируется – мы отказались от расширения улиц, оставив их в прежних исторических рамках.

Касается это в первую очередь улицы Софьи Перовской. Она, вопреки одному из прежних вариантов, предложенных администрацией, не станет общегородской магистралью. «Мы предлагаем отказаться от её расширения, потому что оно ничего не решит». Не коснутся перемены и улицы Чехова, которую прежде собирались продлить в сторону Тимирязева: «В этом был бы смысл, если улица Партизанская становилась пешеходной, закрытой для движения на участке от Софьи Перовской до Тимирязева. В таком случае было бы необходимо место для маневра транспорта. Но мы, рассчитав этот вариант, пришли к решению оставить всё как есть», – рассказывает Козьмин.

В результате пешеходной, согласно предложенному решению урбанистов, станет лишь сама улица Софьи Перовской на участке её пресечения с улицей Борцов революции и Байкальской. «Пешеходная доступность по Байкальской тоже существенно улучшится, – продолжает рассказ Алексей Козьмин. – Там появится выделенная полоса для общественного транспорта, которая протянется от самого Диагностического центра. Это решение должно быть совмещено с пробивкой улицы Седова, куда будет направлено движение частного транспорта».

В целом проект реновации подразумевает улучшение пешеходной доступности всего городского центра. «Где-то будут участки, полностью закрытые для транспорта, – подтверждает Козьмин. – Это будет касаться в том числе улицы Урицкого, которую нужно сделать нормальной пешеходной улицей, а не как сейчас, площадок у цирка  и Центрального рынка. Кроме этого, планируется появление пешеходных бульваров внутри кварталов». Чтобы добиться намеченного и сделать городской центр более подходящим для пеших прогулок, в концепции упомянуты ужесточение парковочной политики и снижение скорости движения в центре. 

– Мы предлагаем сделать всю парковку центра платной. Ограничение движения пока не предусмотрено, но есть механизмы, которые помогут его замедлить. Добиться этого можно с помощью всё той же выделенной полосы для общественного транспорта или особого дорожного покрытия, которое не позволяет двигаться на высокой скорости. Оно может появиться, например, на улицах Партизанской и Пролетарской, – объясняет Алексей Козьмин. – Наша задача, чтобы движение в центре было свободным, но при транзитном сообщении, например, между  Байкальской и вокзалом, было бы выгоднее пользоваться объездным путём, а не добираться через центр. Конечно, в таком случае нужно позаботиться о том, чтобы объездные пути были удобными для частного транспорта.

В целом, подчёркивает Козьмин, пока все возможные сценарии, разработанные специалистами лаборатории, – лишь предложения. Какие из них будут реализованы, а какие так и останутся лишь на бумаге, говорить рано: «Проект реновации части исторического центра – концептуальный документ, а не проектная или градостроительная документация». Тем не менее, воплощение этого проекта уже началось. После уже завершённой проработки мастер-планов 11 кварталов планируется приступить к разработке проектов планировки, изменения градостроительной документации и проектированию инженерных сетей.

На смену уличным торговцам

Пока территория 108-го квартала мало похожа на туристический центр

Пока обсуждение будущего центральной части города лишь продолжается. Но уже известно, что на месте бывшей «Шанхайки» планируется появление чайна-тауна. 

Это концептуальное решение, по словам его вдохновителей – всё тех же специалистов Сибирской лаборатории урбанистики – уже предварительно согласовано с администрацией и собственниками участков на месте прежнего рынка.

Стоило новости о появлении чайна-тауна лишь появиться в информационном пространстве, многие заявили о том, что выступают против его создания в самом центре Иркутска. Одни связали это чуть ли не с китайской экспансией в городе, другие отметили, что больших социальных и культурных предпосылок для этого нет. Мнение специалистов на этот счёт не столь категорично:

– В крупных западных городах чайна-тауны за условные 200 лет существования прошли очень большую эволюцию, – говорит профессор, доктор исторических наук Виктор Дятлов. – Сначала они были территорией первичной адаптации китайцев, а теперь это туристические зоны, где производят туристический продукт. Население городов, где есть чайна-тауны, не особо против их существования, потому что это места паломничества туристов. Нам такое, правда, вряд ли грозит в обозримом будущем. Появление в своё время Шанхайки объясняется волей властей, – продолжает он. – Китайские продавцы, когда появились в начале 1990-х в Иркутске, создали невыносимую атмосферу: из-за их торговли на той же улице Урицкого было не протолкнуться. В итоге мэрия отвела около гектара земли на месте сапоговаляльной фабрики под рынок, чтобы люди могли нормально работать. Тогда это было хорошее решение. В целом, весь тот район в дореволюционные времена был местом торговли. Мне кажется, что история города привела к тому, что весь район Центрального рынка (к которому относится и «Шанхайка». – Авт.) за 350 лет превратился в территорию для продажи и покупок.

Исходя из этих же соображений идеологи проекта чайна-тауна настаивают на его целесообразности, указывая на сложившиеся исторические связи: «Иркутск традиционно торговый город, большинство иркутских купцов поднялись на торговле чаем, – отмечает Алексей Козьмин. – Одна из улиц в этом районе в народе звалась китайской – это осталось в документах. Так что исторические основания для концепта есть».

Иркутский чайна-таун не будет иметь ничего общего с теми, что существуют в других городах, – это не место компактного проживания иркутских китайцев, но торгово-инфраструктурный проект, призванный разместить новую нишу товаров и услуг, которых в городе прежде не было. «Это даже не район, а небольшой квартал дорогих магазинов китайских товаров, хороших ресторанов, салонов традиционных услуг, – продолжает объяснять суть будущего чайна-тауна Козьмин. – Это бизнес-проект по реновации центра, где мы хотим создать привлекательную городскую среду за счёт частных инвестиций. Для того, чтобы в него были готовы вкладывать деньги, нужно сделать его привлекательным. Выбор уникальной ниши – наиболее эффективный способ это сделать».

Несмотря на то что иностранных инвестиций из КНР в воплощении проекта никто не исключает, устраивать истерику относительно китайского захвата преждевременно и абсурдно, отмечают собеседники «СЭ»:

– В своё время такая история развернулась вокруг «Балтийской жемчужины» (район на 35 тыс. жителей в Санкт-Петербурге. – Авт.). Основным инвестором выступали китайцы. Тогда в городе многие говорили, что они строят жильё для себя и заполонят город. Ничего подобного в итоге не случилось, – вспоминает Виктор Дятлов. – Эта проблема скорее надуманная. С другой стороны, довольно самонадеянно полагать, что можно как-то повлиять на появление чайна-тауна. Конечно, власти могут рассчитать, выгодно или нет такое образование на карте города. В своё время так появился 130-й квартал, который до сих пор остаётся предметом споров: многие считают его новоделом и подделкой. Однако, на мой взгляд, тут всё зависит от точки зрения. Стилизация под старину действительно смешна, но как культурно-развлекательный центр на месте трущоб – это замечательная идея.

Параллелей между намечающимся проектом 108-го квартала и уже существующего 130-го действительно проводится много. И не без оснований, подтверждают сами архитекторы:

– С точки зрения замысла наш проект использует некоторые подходы, выработанные при появлении 130-го квартала – в частности, инвестиционный. Но у него другое лицо, покупатель. Конечно, мы учли ошибки, сделанные в том проекте, – говорит Алексей Козьмин. – В Иркутске очень сложно это объяснить, но по работе я много где бываю, участвую в различных обсуждениях: 130-й квартал везде упоминается как лучшая практика городского планирования. Причём это звучит не от иркутян, а просто приводится в докладах урбанистов как пример создания привлекательной городской среды с экономической эффективностью. Проект можно ругать, но он выстрелил с точки зрения дохода и формирования городского облика.

Прямая речь

Профессор, доктор исторических наук Виктор Дятлов: 

– Реконструкция этого района города неизбежна и необходима. Очевидно и то, что он должен стать торгово-развлекательным кластером. Поэтому появление некой «ниши» для китайской торговли – правильное решение. Но зачем называть этот район чайна-тауном? Чайна-таун исторически – это место компактного проживания, экономической деятельности и социальной организации китайских мигрантов и их потомков. Здесь таких планов нет, да и странно было бы, если бы они были. Хотя бы потому, что китайцы не так уж и рвутся приезжать в Иркутск на постоянное или длительное жительство. И не факт, что те, кто всё же это делает, захотят жить в таком анклаве. Да и общество вряд ли такую идею примет с восторгом. Поэтому слово «чайна-таун» в этом проекте – скорее бренд. И бренд неоднозначный, раздражающий значительное число иркутян. Так стоит ли его использовать?

Международный эксперт в области бренд-стратегии, основатель и старший консультант компании Mitrofanov&Partners Сергей Митрофанов: 

– Город борется за инвестиционные и людские ресурсы. Создание брендов территорий – трудоёмкий процесс, который должен быть застрахован от смены власти. Если участие в создании бренда не принимают жители, а бизнес не понимает, зачем ему нужен сильный региональный бренд, то успеха не будет. Если они не примут идеи развития города, как это произошло с Пермью, то не будет успешного проекта даже при наличии красивого логотипа. Он не будет работать сам по себе. Это вопрос о вовлечении людей в создании нового образа. 

В этом смысле, смысле стабильного подхода, Иркутск опережает многие города европейской части России, где такие процессы только задумываются. Я общался с администрацией, здесь запущены процессы системного развития города и региона, их образа с привлечением социальных инструментов и общественных организаций. 

Что касается споров вокруг появления чайна-тауна в Иркутске, то вполне возможно, что команда проекта не может донести свою идею до населения. Понятно, что не замечать повышения активности российско-китайских отношений для Иркутска неразумно. Думаю, что большинство жителей в принципе понимают, что связь с Китаем и экономическое взаимодействие принесёт пользу. Задача авторов проекта сейчас – объяснять, как город станет успешнее благодаря появлению чайна-тауна. Само по себе его наличие или отсутствие в копилку города ничего не добавит, в чём его достоинство, непонятно. Не хватает информации. И это, кстати, одна из больших проблем взаимодействия власти с обществом – боязнь дать достаточно информации.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector