издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дорога к храму Святителя Иннокентия

Маленькое село Анга Качугского района живёт напряжённым ожиданием большой даты. 7-8 сентября здесь отметят 220-летие со дня рождения и 40-летие со дня канонизации святителя Иннокентия Московского, сына псаломщика Ангинской церкви Евсея Попова. Юбилей объединил 10 сибирских и дальневосточных регионов, в которых жил и трудился великий просветитель, учёный, путешественник, но самое главное – пастырь человеческих душ. В Анге к юбилею планируют открыть храм и духовно-просветительский центр.

Во всех регионах России, связанных с трудами святителя Иннокентия Вениаминова, стоят храмы и памятники, посвящённые великому святому. Его именем называют острова, а в американском штате Аляска 1997 год был официально объявлен годом святителя Иннокентия. Кстати, движение по празднованию 200-летнего юбилея возглавила республика Якутия. Иркутская область начала проявлять активность только через полтора десятка лет. Но и сейчас в регионе мало знают о жизни и трудах великого земляка.

Историк и искусствовед Тамара Крючкова рассказала об иркутских страницах жизни святителя Иннокентия в рамках прошедшей в Иркутске выставки «Русь Православная».

Религиозная матрица

– У каждого человека, хоть раз побывавшего в Анге и посетившего небольшую избушку дяди святителя, которая сейчас имеет статус дома-музея, возникает закономерный вопрос: «Как деревенский мальчик, рождённый в этой глуши, мог стать великим святым, митрополитом Московским, Апостолом Сибири и Америки?» – задаётся вопросом Тамара Крючкова, и сама пытается на него ответить. – Тому есть много причин. Одна из них кроется в той культурной и религиозной матрице, которая сложилась в сибирской деревне. Святитель Иннокентий имел огромный круг интересов, многое умел делать своими руками. Владел различными ремёслами – столярным, плотничным, кузнечным, собирал часы. Умел организовать работу последовательно и систематично и выполнять её в любых условиях, в том числе и очень неблагоприятных. Эти черты стали отличительными в характере святителя и позволили ему добиться колоссальных результатов.

Село Анга располагается в среднем течении реки, от которой и берёт своё название. Точная дата основания села неизвестна. Однако, первыми эти земли осваивали монахи. Установлено, что в 1682 году Киренскому Троицкому монастырю были отведены сенокосные и пашенные угодья, расположенные в этих краях. Именно монахи поставили здесь церковь, дата основания которой тоже неизвестна. В 1707 году, когда было организовано Иркутское викариатство, викарному епископу Варлааму был вручён список подведомственных храмов и среди них значилась Ангинская церковь.

Первоначально церковь была деревянной, а когда обветшала, в 1740-е годы, была отстроена заново. В 1804 году начали воздвигать каменный храм на средства крестьян Воробьёва и Ольхонова. Церковь благополучно простояла до 1930-х годов, а затем была разрушена во время массовой кампании по борьбе с религией. Не пожалели или не смогли отстоять жители Анги и кладбище вокруг храма, на котором долгие десятилетия хоронили своих предков. Сейчас фундамент храма и кладбище расчищены, на их месте будет мемориальная зона и часовня.

На протяжении долгих лет в списках священников, дьяконов, настоятелей этой церкви встречаются священники из рода Поповых. Этот род связан с Ангинской церковью с 1738 года. Известный иркутский историк протоиерей Прокопий Громов нашёл документы, свидетельствующие о том, что ангинские Поповы происходят от Иоанна Пантелеймонова – священника, который в 1790 году был прислан из Тобольска и служил какое-то время в Иркутской Спасской церкви. В семье Евсевия Попова, псаломщика Ильинской Ангинской церкви, в 1797 году родился мальчик по имени Иоанн, будущий митрополит Московский.

Родословное древо

Родословной святителя Иннокентия вплотную занимались иркутские историки Александра Нефедьева и Олег Бычков. Они составили родословное древо рода Поповых. На Аляске той же работой озадачилась Лидия Блэк, урождённая Теляшова. Она собрала очень много интересной информации об американском периоде служения святителя Иннокентия. Сейчас работа активно продолжается в Иркутском государственном архиве.

– Открыто много интересных документов, которые дают новую информацию о родословном древе Поповых, – уверяет Тамара Крючкова.

Если раньше считалось, что у святителя Иннокентия было две сестры и два брата, то сейчас стало известно, что детей в семье было гораздо больше – четыре брата и четыре сестры, кроме самого святителя. О них собраны довольно интересные сведения. Отец Вани Попова умер рано, когда мальчику исполнилось 6 лет. Матери было очень сложно содержать семью и мальчика взял на воспитание брат отца, Дмитрий Попов. Он служил дьяконом в Ильинской церкви. Позже, когда умерла его жена, Дмитрий принял монашеский постриг, переехал в Иркутск и во многом помогал племяннику.

Видя большие способности Вани, дядя Дмитрий постарался дать мальчику хорошее образование. Он сам научил его грамоте и уже в 6 лет Ваня читал Апостол и Псалтирь в храме. Дядя подготовил Ивана Попова к поступлению в Иркутскую духовную семинарию, обучение в которой длилось 10 лет. Долгое время семинария была единственным учебным заведением этого рода за Уралом. Гораздо позже святитель Иннокентий организовал вторую семинарию на острове Ситхе в Русской Америке.

Очень много для организации работы семинарии сделал епископ Вениамин Багрянский. Очень образованный для своего времени человек, он закончил Московскую духовную академию, слушал лекции в Лейбницком университете. До приезда в Иркутск он был ректором Новгородской, а затем – Петербургской духовных академий. В 1818 году святитель Иннокентий закончил учёбу в семинарии и поступил в штат Иркутской Благовещенской церкви. Её здание сгорело в 1879 году, во время большого пожара в Иркутске. Церковь была перестроена, а в 1930-е годы уничтожена воинствующими безбожниками, как и многие другие храмы. Сейчас на её месте построен обычный жилой дом.

Святитель Иннокентий очень любил Иркутск и часто вспоминал о нём, когда ему пришлось уехать в качестве миссионера – сначала на остров Уналашку, а затем на Ситху. Когда русские земли на американском континенте были проданы, святителя Иннокентия вызвали в Москву и избрали митрополитом Московским и Коломенским. По дороге в Москву он заехал в Иркутск, где в мае 1862 года был сделан его наиболее знаменитый фотопортрет. В центре сидит святитель, а по сторонам – иркутские иерархи Вениамин Благонравов и Парфений Попов. èèè

Будучи епископом Камчатским, владыка Иннокентий часто приглашал к себе иркутских священников, которые охотно служили под его началом и потом вспоминали об этом времени с благодарностью. Двое священников – вышеупомянутый историк Прокопий Громов и Афанасий Виноградов служили вместе со святителем и оставили интереснейшие воспоминания о нём.

Стал «глазами» отца

Немногие знают, что у святителя было десять детей. В 1817 году он женился на дочери священника Екатерине Шариной. Вскоре у них родилась дочь, а затем ещё двое детей. Даты их рождения и смерти не установлены, но известно, что умерли они рано. Затем в Иркутске родился сын Иннокентий. С маленьким Иннокентием, женой, младшим братом Стефаном и матерью иерей Иоанн Попов и отправился на Уналашку. Во время служения в Русской Америке родились остальные дети.

Судьбы их сложились по-разному. Например, его дочь Екатерина обвенчалась с дьяконом Иркутской Владимирской церкви Петелиным, который рано умер. А вот сама Екатерина прожила долгую жизнь и на склоне лет написала мемуары об отце, о своей жизни на Дальнем Востоке. Записки были совсем недавно обнаружены и опубликованы в Москве.

В 1826 году на Уналашке родился сын Гавриил. Он учился в Иркутской духовной семинарии, потом отец перевёл его в Санкт-Петербург. По окончании обучения Гавриил вернулся на Ситху и далее везде сопровождал отца, помогая ему во всём. Он и сам стал выдающимся миссионером, оставил интереснейшие записки, которые также были опубликованы в последнее время. В конце жизни святитель Иннокентий практически совсем лишился зрения, и Гавриил выполнял обязанности секретаря, вёл документооборот отца, словом стал его «глазами». Умер он вскоре после смерти отца.

Недолгую жизнь прожили дети святителя Александр и Ольга, рождённые в Русской Америке. Ольга была замужем за сыном пресвитера Музовского, духовника императора Николая Павловича. В 1830 году родилась дочь Параскева. Она окончила Патриотический институт в Санкт-Петербурге и, несмотря на свою внешнюю красоту, образование и хорошие способности, приняла монашеский постриг с именем Поликсения и долгое время подвизалась в Борисовском Богородско-Тихоновском монастыре. Об окончании её жизненного пути историкам ничего не известно.

Последним ребёнком святителя Иннокентия была дочь Фёкла. Она родилась в 1832 году и очень любила морские путешествия. Любовь к морю девочке привил отец. Однажды, во время своего служения, святитель Иннокентий был вызван в Санкт-Петербург и совершил практически кругосветное путешествие из Новоархангельска до Санкт-Петербурга. Вместе с ним все семь месяцев в пути находилась дочь Фёкла. Она вышла замуж за дьякона Молчанова, который служил в Иркутске, на Камчатке, в Санкт-Петербурге. Овдовев, Фёкла решила с двумя дочерьми вернуться на Амур. Однако, по пути умерла в Иркутске и была похоронена возле Входо-Иерусалимской церкви, рядом с матерью.

– Ещё очень много белых пятен в биографии святителя Иннокентия, – говорит Тамара Крючкова. – Однако, у нас есть очень хороший архив, где хранится огромное количество документов. Уверена, историков ждёт немало удивительных открытий.

Но станет эта история достоянием специалистов, или будет жить в умах и сердцах жителей Анги и всего региона – зависит только от самих жителей. Идея о строительстве храма и духовно-просветительского центра возникла ещё в 1997 году. Именно тогда владыка Вадим и бывший губернатор Иркутской области Борис Говорин приезжали в Ангу, чтобы заложить камень в основание будущей стройки. Для того чтобы воплотить мечту в реальность, потребовалось почти 20 лет.

Невозможно заставить веровать

– Я думаю, всему, что с нами происходит, есть глубокие духовные причины, – говорит настоятель строящейся в Анге Свято-Иннокентьевской церкви, священник Алексий Середин. – Наверное, не зря мы так долго не могли начать строительство. Эти годы и были нам даны для того, чтобы там зародилась духовная жизнь. Строить ещё один храм для людей, которые не только разрушили свой храм, но и разорили кладбище, гробы своих дедов, наверное, не совсем правильно. Конечно, нам необходимо идти к людям, возвращать их к жизни, к тем христианским, духовным смыслам жизни, которые были ими утеряны. Но людьми это должно быть воспринято.

Человека невозможно заставить веровать, любить кого-то, это его внутреннее состояние и зависит оно целиком от души человеческой, от его внутренних запросов. Но если мы сами не ищем духовное начало в себе, не делаем главным в жизни, от этого и всё остальное. Внешнее настроение всегда происходит от нашего внутреннего состояния. Беспорядок, заброшенность, катаклизмы – всё это от неуютности в душе человека, оттого что она не знает Бога.

Поэтому отец Алексий не удивляется, что не сбылись надежды на приезд Патриарха и Президента, которые связывали с грядущим юбилеем. У региона не хватило потенциала, чтобы вывести мероприятие на соответствующий уровень.

Сейчас в Анге нет юридически зарегистрированной общины. Однако, есть люди, которые активно участвуют в строительстве храма. Это гораздо важнее, чем правильно оформленные бумаги. Если ты приходишь в готовый храм, это одно, а если ты сам участвуешь в строительстве храма, это уже совсем другой уровень восприятия веры и жизни в целом. Поэтому есть надежда, что вскоре в селе появится настоящая, жизнеспособная община.

У отца Алексия тоже есть ответ на вопрос о том, как деревенский мальчишка из такой глуши смог стать великим святым. И этот ответ отличается от того, который дают учёные.

– Святитель Иннокентий в раннем детстве перенёс горе. Мама его да Господь Бог были единственными, на кого можно было опереться. Без Бога ему было не выжить в прямом смысле слова. Но человек, который обрёл Бога, обрёл всё. Его пример мы используем, чтобы показать, что нужно не второстепенные задачи решать, а самую главную: ищи Бога и обрящешь всё. Святитель Иннокентий – это пример жизни с Христом. Во Христе он обрёл и силу, и талант, и могущество, и славу. Какая сила была дана ему почти 50 лет заниматься невообразимыми трудами? Лечить, строить, просвещать, совершать немыслимые путешествия в труднейших условиях? Если бы у нас в государстве нашлась хотя бы тысяча человек, которые имели бы такую веру, как у Святителя Иннокентия, разве мы так жили бы? Я думаю, нет у нас сейчас и тысячи святых. Хотя и говорят, не стоит село без праведника. Но таких святых, как святитель Иннокентий, пожалуй, нет, и нам их крайне не хватает.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector