издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Купола на высоком холме

В Анге прошёл праздник, посвящённый святителю Иннокентию

В пять утра в минувшую пятницу от иркутских храмов начали отъезжать автобусы. За городом они собрались в колонну и двинулись по направлению к Качугу. Им нужно было к девяти утра доставить прихожан в Ангу, где в это время начиналась божественная литургия. На ней митрополиту Иркутскому и Ангарскому Вадиму сослужили ещё четыре владыки, а среди молящихся находились представители иркутской элиты. Именно с литургии начался праздник, посвящённый 220-летию со дня рождения и 40-летию канонизации святителя Иннокентия (Вениаминова), уроженца сибирской деревни Анга.

К этому дню Иркутская область готовилась долго. Проект «Путь святителя Иннокентия» был задуман и стартовал в 2013 году при поддержке правительства РФ. В том же году он вошёл в федеральную целевую программу «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России» и получил благословение святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. В нём участвовали десять регионов Сибири и Дальнего Востока.

Планировалось пригласить на главные торжества даже президента и патриарха. Однако исполнение проекта давалось с трудом и, очевидно, поэтому амбициозные планы не были реализованы. В итоге не только первые лица духовной и светской власти не побывали на празднике, но даже далеко не все главы епархий регионов-участников проекта посетили родину святителя.

Главные торжества состоялись в Анге и Иркутске. Возле маленького дома, в котором провёл часть своего детства святитель и который получил статус музея ещё в 1997 году, к торжественному дню были построены Свято-Иннокентьевский храм, духовно-просветительский центр, часовня и мемориальная зона. Воротами на территорию служит звонница, которая своей архитектурой напоминает о первых веках христианства.

В день юбилея маленькая Свято-Иннокентьевская церковь, конечно, не смогла вместить всех желающих. Поэтому литургию служили прямо на улице и владыке Вадиму сослужили архиереи других епархий. Были здесь уроженец Иркутской области, сохранивший тесные связи с родиной, митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, архиепископ Якутский и Ленский Роман, епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан, епископ Саянский и Нижнеудинский Алексий.

По информации пресс-службы Иркутской области, на празднике присутствовало около семи тысяч человек. Много людей приехало из Иркутска, большинство среди них – верующие люди, прихожане иркутских храмов, для которых это был настоящий праздник. И ради этого люди готовы были совершить и маленький духовный подвиг.

– От Спасского храма в 5 утра отходил специальный автобус для паломников, – рассказывает прихожанка Наталья Васильева. – Я взяла с собой 10-летнюю дочь, но многие в последний момент не рискнули взять ребятишек, хотя и записывали их. Для прихожан проезд был бесплатным, аренду автобуса оплачивал храм. Хотя где-то паломники самостоятельно скидывались на проезд. Желающих поехать было много, на всех даже мест не хватило.

После богослужения в Анге прошло освящение Свято-Иннокентьевской церкви, а затем открытие духовно-просветительского центра. А завершился этот день международным этнокультурным фестивалем «Ангинский хоровод», на который приехали лучшие народные коллективы из всех уголков области и других регионов страны, а также несколько зарубежных коллективов. И можно с уверенностью сказать, что такого праздника и такого размаха Анга ещё не видела.

Возрождение памяти

Возрождение памяти святителя Иннокентия (Вениаминова), митрополита Московского и Коломенского, апостола Аляски и Америки, в России началось в 1997 году. Это был год 200-летнего юбилея святителя и 20-летия со дня его канонизации. Событие это отмечалось и в других странах. До сих пор на Аляске помнят святителя Иннокентия больше, чем других миссионеров. Достаточно сказать, что в штате Аляска 1997 год на государственном уровне был объявлен Годом святителя, которого там называют Иннокентием Аляскинским.

В 2016 году в рамках подготовки к празднованию в Иркутске проходило совещание под руководством заместителя министра культуры РФ Владимира Аристархова. В нём принимали участие представители десяти восточных регионов России, и все они рассказывали о том, что уже сделано и что планируется сделать в рамках проекта «Путь святителя Иннокентия». Нужно сказать, что Иркутск тогда выглядел достаточно бледно на фоне других регионов.

В Якутии уже давно стоит памятник святителю Иннокентию, работает духовно-просветительский центр, названный в его честь. Завершено издание полного собрания сочинений и писем в семи томах, в котором впервые опубликованы многие документы.

В Благовещенске, названном в честь церкви, в которой святитель служил в Иркутске и которая потом была разрушена, стоят два памятника апостолу Сибири и Америки – один в виде бюста, а второй в виде скульптурной композиции, где святой сидит рядом с графом Муравьёвым-Амурским. Кстати, на днях в Иркутске тоже был открыт памятник святителю Иннокентию. Он находится в скверике около Богоявленского храма.

Строительство мемориального комплекса и храма в Иркутске продвигалось трудно. Прошлой осенью в дело даже пришлось вмешаться депутатам. Законодательное Собрание тогда провело очередную сессию в посёлке Качуг. В итоге строительные работы продолжались даже зимой, хотя в этих местах морозы бывают до минус 50 градусов. Для удешевления проекта и в ущерб красоте бревно было заменено на газобетон, из которого и построено здание духовно-просветительского центра.

Новый смысл существования

Место для нового храма выбрали невдалеке от фундамента разрушенной церкви. О ней нужно сказать особо. Старинный белокаменный храм во имя Святой Троицы в Анге был построен в 1804 году. Обычно его называли Ильинским – по названию отапливаемого зимнего придела. Двумя другими приделами жители села пользовались только в тёплое время года, поскольку они были холодными. Здесь, в этой церкви, когда-то служил пономарём отец будущего святителя Евсевий Попов, а его дядя Дмитрий был дьяконом.

Ильинский храм разрушили в 1930-х годах, во время разгула воинствующего атеизма. Не пожалели и находившееся вокруг храма старинное кладбище. Более 200 лет на нём хоронили священнослужителей и просто жителей Анги.

Если в дореволюционное время Анга была большим, богатым селом, то сегодня это затухающая деревня. Новый смысл своего существования и новые надежды она связывает с именем святителя Иннокентия. Интересно, что ни духовно-просветительского комплекса, ни музея здесь могло бы не быть вовсе. В 1986 году американцы предложили выкупить сохранившийся домик дяди святителя Иннокентия. Они хотели увезти сруб в США и открыть музей. Между прочим, предлагали большие деньги за никому не нужные брёвна, несколько тысяч долларов. Говорят, сделке воспротивился председатель сельсовета Владимир Бутаков. Ну а потом усадьбу выкупили, оформили на неё охранные обязательства. В 1997 году, к 200-летнему юбилею святителя Иннокентия, в домике, где он провёл часть своего детства, был открыт музей. Но если бы в своё время ангинцы продали этот домик, может статься, что вместе с ним они продали бы своё собственное будущее.

Рядом с разрушенным храмом строить было нельзя, потому что здесь располагается старинное кладбище. Место выбрали немного подальше, рядом с домом-музеем. Уже освящённые деревянные стены и купола излучают тепло и надежду. Когда-то каменный Ильинский храм был абсолютной доминантой архитектурного облика Анги. По традиции расположенный на высоком холме, он был «точкой сборки», к которой словно подтягивалась вся деревня. С тех пор, как храм разрушили, деревня потеряла стержень, на котором держался её внешний облик, не только внутренняя жизнь. С появлением новых куполов на высоком холме образ деревни словно получил завершённость.

На первом этаже храма будут располагаться вспомогательные помещения и класс воскресной школы для детей и взрослых. Ангинцы смогут постигать здесь основы веры, духовного пения, изобразительного искусства, изучать Закон Божий. На втором этаже будут проходить богослужения.

Небольшой, но очень красивый иконостас для Свято-Иннокентьевской церкви был написан в Троице-Сергиевой лавре. Его заказывала и оплачивала семья депутата Госдумы Сергея Тена. Остальные художественные работы выполняли епархиальные иконописцы. Сам храм был рублен в Иркутске под руководством известных мастеров своего дела Кондратьева и Пинайкина. Средства на храм собирали всем миром, но было несколько крупных жертвователей. Вокруг фундамента старого храма, там, где было кладбище, уже появилась мемориальная зона.

– Мы специально очень тщательно расчищали фундамент и разорённое кладбище, – говорит настоятель Свято-Иннокентьевского храма отец Алексий Середин. – Хотелось, чтобы потомки тех людей, которые его разрушали, могли это видеть, участвовать в работе и воспитывать на этом примере своих детей.

Символическими воротами в мемориальную зону стала звонница из раннего периода христианства. Самым крупным сооружением комплекса является духовно-просветительский центр. Чтобы избежать крупных форм, он спроектирован в виде пяти отдельных павильонов. Здесь можно посетить выставку, рассказывающую о жизни святителя Иннокентия, посмотреть на работы иркутских художников. Отдельно стоящие павильоны связывает общая лестница.

Два конференц-зала смогут принимать гостей в любое время года. Здесь планируют проводить выставки, конференции, круглые столы. После введения в эксплуатацию центр будет работать как подразделение краеведческого музея.

При духовно-просветительском центре построено несколько келий, в которых смогут останавливаться паломники. Даже в то время, когда здесь не было ничего, кроме маленькой избушки, в Ангу приезжало до тысячи иностранных паломников в год. Теперь люди смогут побыть в этом месте подольше, ощутить его и, может быть, осмотреть округу. Окружающая природа, сёла с их многочисленными храмами и старинными купеческими домами сами по себе являются памятниками освоения Сибири. Качугский район и очень интересен с точки зрения христианства, и богат памятниками дохристианской эпохи. До прихода русских и освоения ими этих мест здесь развивалась культура эвенков и бурят. Рядом с Качугом находятся Шишкинские писаницы, уникальнейший памятник культуры дописьменной эпохи. В близлежащих деревнях ещё стоят древние сибирские храмы. К сожалению, все они разрушаются и умирают вместе с деревнями, их окружающими.

– Надеюсь, другие деревни, как и Анга, найдут какие-то смысловые точки своего существования, – говорит отец Алексий. – Может быть, сначала это будут нематериальные смыслы, вокруг которых со временем расцветёт и материальная жизнь.

Пример святителя

Сейчас в Анге нет юридически оформленной общины. Но главное – есть люди, которые помогали строить храм и центр, и таких людей много. Они и являются зарождающейся общиной этого храма. Одно дело, когда ты пришёл в готовый храм. И совсем другое, если ты строишь храм своими руками. Оформить общину как юридическое образование достаточно просто, а вот сформировать из неё единый жизнеспособный организм гораздо сложнее.

– Я думаю, у всего, что происходит с нами, есть более глубокие духовные причины, – уверен отец Алексий. – Наверное, не зря мы так долго не могли начать строительство. Эти годы и были нам даны для того, чтобы там зародилась духовная жизнь. Строить ещё один храм для людей, которые не только разрушили свой храм, но и разорили кладбище, гробы своих дедов, наверное, не совсем правильно. Конечно, нам необходимо идти к людям, возвращать их к жизни, к тем христианским, духовным смыслам жизни, которые были ими утеряны. Но людьми это должно быть воспринято.

В октябре, когда произошла канонизация святителя Иннокентия, святейший патриарх Кирилл созовёт сонм архиереев в Москву, в Троице-Сергиеву лавру, где возглавит богослужение. В нём примут участие епископы США, Сибири, Дальнего Востока. В Иркутск и Ангу ни патриарх, ни президент не приехали. Обычно иркутяне из-за таких событий не расстраиваются, менталитет не позволяет.

– Уровень веры в Сибири исторически ниже, чем в европейской части. И нужно спрашивать, не почему патриарх не приезжает, а почему у нас в храмах народу мало. В Иркутске живёт 650 тысяч человек, но сколько из них живёт настоящей христианской жизнью? – говорит отец Алексий. – Внешнее нестроение всегда происходит от нашего внутреннего состояния. Беспорядок, заброшенность, катаклизмы – всё это от неуютности в душе человека, оттого, что она не знает Бога. Поэтому кому можно предъявлять претензии о том, что патриарх к нам не едет, а наши сёла находятся в таком заброшенном состоянии? Только себе.

Зато у нас есть пример святителя Иннокентия. Каждый, кто приезжает в Ангу, должен пригнуть голову, чтобы войти в низенький домик святителя. И у каждого при этом появляется в голове вопрос: как в этой дыре мог родиться и вырасти великий подвижник, учёный, просветитель, в конце концов, митрополит Московский и Коломенский?

– Святитель Иннокентий – это пример жизни с Христом, – отвечает на этот вопрос отец Алексий. – Во Христе он обрёл всё. И силу, и талант, и могущество, и славу. Его пример мы используем, чтобы показать, что нужно не второстепенные задачи решать, а самую главную. Ищи Бога – и обрящешь всё. Мы ищем крохи и даже их не получаем, а только ропщем, болеем и умираем, ничего не достигнув. Человек всю жизнь ищет славу. А мы чествуем святителя Иннокентия, которого, казалось бы, давным-давно забыли совершенно.

Я думаю, нет у нас сейчас и тысячи святых. Хотя и говорят, не стоит село без праведника. Но таких святых, как святитель Иннокентий, пожалуй, нет, и нам их крайне не хватает.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер