издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Папа, я попал»

Телефонные аферисты всегда бьют по самому больному

В прессе постоянно звучат предупреждения о том, чтобы не попасться на удочку мошенников. Но крючки неизменно заглатываются: когда внезапно среди домашнего покоя человек вводится в стресс, он забывает про все подобные наставления. Недавно в Кировском районном суде Иркутска рассматривалось уголовное дело как раз в русле этой темы. На скамье подсудимых оказался Руслан К. 1992 года рождения, уже дважды, несмотря на молодой возраст, судимый за разбой и грабёж. После возвращения с зоны он, видимо, решил сменить квалификацию: от грубых, вызывающих методов отъёма материальных ценностей перешёл к таким, где требуются зачатки интеллекта и знание психологии.

На удочку иркутского мошенника попался пенсионер из города Мирного (при возможностях современной мобильной связи расстояние не играет особой роли). Слово «папа» в этом телефонном разговоре двух незнакомых людей сыграло ключевую роль. Пенсионер откликнулся и сразу совершил ошибку, назвав «сына» по имени. Дальнейший разговор предсказать уже было несложно. «Сын» пожаловался отцу, что у него неприятности: срочно нужно перекинуть на его банковскую карточку тысячу рублей. Отец аккуратно записал её номер и тут же отправился к ближайшему банкомату.

Но на этом история не закончилась. Спустя непродолжительное время мошенник позвонил снова и «выдоил» ещё одну тысячу. Правда, жертва забеспокоилась: «Сынок, что у тебя там случилось?» И услышала: «Не телефонный разговор, расскажу после». Но и это ещё не вся история. Вскоре у пенсионера вновь раздался звонок: «Папа, горю, вышли пять тысяч!» И отец никуда не делся, выслал. Если вы думаете, что мошенник на этом остановился, то ошибаетесь. Совершив следующий звонок, он вырвал у взволнованного абонента ещё 10 тысяч! В итоге нагрел незнакомого жителя Мирного на 17 тысяч рублей.

Возникает закономерный вопрос: почему отец не мог позвонить своему настоящему сыну, чтобы убедиться в подлинности разговора? Вот так, видимо, совпало, что телефон сына был в это время недоступен. А как же голос, интонация? Психологи знают, что голос человека во время стресса нередко сильно меняется. Можно только представить, как корил себя потом пенсионер за излишнюю доверчивость и прыть.

Впрочем, как рассказывал следователям другой мошенник, тоже игравший по телефону на родительских чувствах, только один звонок из тридцати-сорока завершался у него успешным отъёмом денег. И на это уходило два-три дня. Однажды у него был случай, когда трубку взяла пожилая женщина и он, якобы через боль, прошептал ей, что с ним разбираются дружки и требуют деньги – 50 тысяч рублей. «Денег нет, – ответила женщина, – мы вчера похоронили Васю». Мошенник сразу подыграл: «Я очень любил Васю, но он уже на кладбище, а меня здесь бьют живого!» «Сынок, – как ни в чём не бывало продолжила женщина, – выпей водочки и успокойся. Мой единственный сын погиб два года назад, не оставив мне внуков. А вчера умер его любимый кот Вася. Совет будет такой, если тебя сейчас побьют не до смерти, не связывайся впредь с дурной компанией».

Мошенник, который «разыграл» пенсионера, представившись его сыном, попался наконец в руки правосудия. Кировский районный суд Иркутска составил своё мнение о его личности. Подсудимому 25 лет. Свой жизненный путь он начал с воспитательной колонии, потом была ещё одна судимость, на момент совершения преступления не снятая и не погашенная в установленном законом порядке. Рецидивисту светила зона. Но суд решил дать ему ещё шанс на исправление. Учёл, что он полностью признал свою вину, имеет положительные характеристики и растит малолетнего ребёнка. По приговору телефонный «сынок» получил три года лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет. Нанесённый потерпевшему ущерб ему придётся возместить.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер