издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Геннадий Нестерович: «За моей спиной не стоят олигархи, поэтому мне проще разговаривать с министрами»

О взаимодействии с правительством, неизрасходованных средствах бюджета и итогах проверок комиссии по контрольной деятельности Законодательного Собрания Иркутской области журналистам «Восточки» рассказал председатель комиссии Геннадий Нестерович.

Александр Гимельштейн, главный редактор:

– Уважаемые коллеги, у нас в редакции Геннадий Николаевич Нестерович, человек, который известен нам несколько десятилетий как руководитель – сначала заместитель председателя иркутского облисполкома, потом – депутат Законодательного Собрания. В ЗС Геннадий Николаевич занимал разные должности: был председателем комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве, вице-спикером. В нынешнем созыве он возглавляет, на мой взгляд, ключевую комиссию Законодательного Собрания – по контрольной деятельности. Есть масса вопросов, связанных с результатами проверок, проводимых комиссией, а пока предлагаю вам, Геннадий Николаевич, сказать вступительное слово.

– Как оказалось, комиссия по контрольной деятельности есть только в Иркутской области. Решение о создании комиссии депутаты приняли несколько лет назад. На разных этапах деятельности комиссии её возглавлял в том числе и Сергей Левченко. Четыре года мы сидели за одним столом и вместе решали проблемы области на сессиях Законодательного Собрания.

Сейчас комиссия по контрольной деятельности рассматривает акты проверок Контрольно-счётной палаты области. Мы делаем полнейший анализ того, в каком направлении нам действовать, какие объекты включать в проверки, какие – нет. Если есть необходимость, мы направляем материалы в профильный комитет областного парламента и губернатору региона. Например, в комитет по собственности мы направили материалы по вопросам пожаротушения. Как выяснилось, МЧС и областная пожарная служба закрывают всего 26% населённых пунктов. Остальное должны брать на себя пожарные дружины, а где они? Как они оснащены? 99% техники областной пожарной службы практически полностью изношено, на обеспечение спецобмундированием выделяется всего 1,8% средств.

Было принято решение подготовить письмо губернатору. В итоге в бюджете 2017 года на эти расходы было выделено дополнительно 165 миллионов рублей, заложены деньги и в казне 2018 года. Степень обеспеченности техникой и обмундированием постараемся увеличить до 87%. Был подготовлен запрос от группы депутатов, чтобы усилить акцент на этой проблеме. Область горит и продолжает гореть, а что делать?

Второй серьёзный вопрос, который мы рассмотрели в 2017 году, – структуры, созданные правительством региона. Речь идёт о Корпорации развития Иркутской области, Инвестиционном фонде развития, Фонде микрокредитования и так далее. Там много нарушений: непонятно, для чего эти структуры были созданы, чем они занимаются. Мы направили материалы в комитет по собственности, чтобы рассмотреть вопрос по существу. Также было предложено передать запрос в прокуратуру региона с просьбой проверить, как идёт распределение средств Фондом микрокредитования. Депутаты могут проверить, только как работает наш «областной» пакет.

Мы серьёзно подходим к теме расходования бюджетных средств, проверяем деятельность министерств социального развития, здравоохранения, физической культуры и спорта, образования и других структур. Раньше, до появления нормативов расходования бюджетных средств, возникало много вопросов к министерству образования. Мы внимательно смотрим, как идёт расходование денег на строительство объектов по различным программам. Например, по программе развития физкультуры и спорта пишут, что везде идёт увеличение, но это прежде всего на строительство объектов, а на питание, медицинское обслуживание спортсменов финансирование сокращается.

В прошлом году мы проверили училище олимпийского резерва, это база в Ангарске, которая в 2012 году была передана от АЭХК. Это интересный объект, но недостроенный, а мог бы использоваться для подготовки команд Иркутской области. Мы обсудили эту тему с коллегами, спикером ЗС, написали письмо губернатору, он эту тему поддержал. Недавно направили второе письмо, предложили выделить 31 миллион рублей на проектирование, 39 миллионов рублей на питание. Посмотрим, какой будет ответ.

Зачастую выделенные средства используются не полностью. Например, Дорожной службой Иркутской области по итогам 2016 года не было использовано свыше миллиарда рублей. 100 миллионов рублей было потеряно в рамках реализации инвестиционных проектов в сельском хозяйстве в 2014 году. 256 миллионов рублей, выделенных из федеральной казны на строительство корпуса Центра СПИД, опять вернулись в федеральный бюджет, потому что стройка не велась. Таких примеров немало, часто они становятся причинами обращений в прокуратуру.

Проверили мы строительство социальных объектов в Тулунском районе, это мой округ, там идёт областная стройка – коррекционная школа министерства образования. Идёт такими темпами, что два дома уже почернели, фундаменты рассыпались. Только после того, как к вопросу подключили прокуратуру, всё пришло в движение, один корпус ввели в эксплуатацию уже в этом году.

Александр Гимельштейн:

– Позвольте мне воспользоваться местом председательствующего и задать вопрос общего плана. Вы сказали, что, когда КПРФ была в оппозиции к исполнительной власти региона, её представители постоянно голосовали против бюджета и ряда программ. Я склонен оценивать это как правильную политическую работу, иначе зачем вообще существует партия, если она, находясь в оппозиции, автоматически голосует за все инициативы своих политических оппонентов? Поэтому у меня вопрос к вам как к человеку, который долгое время находится в руководстве регионального отделения партии «Единая Россия». Она сейчас составляет большинство в ЗС Иркутской области, к ней оппозиционна региональная организация КПРФ, сформировавшая областную исполнительную власть путём всенародных выборов. Почему вы сейчас голосуете за все бюджеты, которые предлагает коммунистическая партия? Потому что у вас нет альтернативных вариантов развития, или они ваши идеи как раз и реализуют?

– Саботировать принятие бюджета и программ, которые определены Бюджетным кодексом, не есть правильная политическая работа. КПРФ тогда – это 3-4 человека в Законодательном Собрании области, которые не делали погоду в принятии решения. А если мы будем блокировать сейчас предложения правительства, мы полностью парализуем жизнь региона, этого депутаты «Единой России» допустить не имеют никакого права. Поэтому мы очень тщательно отрабатываем все предложения правительства в комитетах и комиссиях и, если есть разногласия, снимаем эти вопросы с рассмотрения сессии до тех пор, пока они не будут урегулированы. Не всегда мы соглашаемся с губернатором, но в конце концов вырабатываем общую позицию. В 2016 году, когда в бюджете появились дополнительные деньги, я сказал, что не буду голосовать за бюджет ушедшего года, потому что в нём не значилось строительство школы в Куйтуне. Она давным-давно сгорела, а я 17 лет не мог «пробить» этот вопрос. Спикер Сергей Брилка сказал: «Подожди, не кипятись». Тогда вместе с ним и председателем бюджетного комитета областного парламента Натальей Дикусаровой нам удалось отстоять 200 миллионов рублей на решение этого вопроса. И плюс ещё две школы: одна в посёлке Покосный Братского района, другая – в Горячинске Иркутского района.

– Повезло Куйтуну, что у него есть такой депутат. Но вы же понимаете, что это – точечное решение, а не система.

– Вспомните годы губернаторства Сергея Ерощенко, когда коммунисты поднимали вопрос поддержки детей войны. Депутат Бренюк подавал предложения по льготам на 3,2 миллиарда рублей. Мы понимали, что таких средств нет, поэтому отказывали. Когда появились деньги, коммунисты внесли предложения сделать выплату в размере 1000 рублей к 9 Мая. Мы с фракцией «Единой России» подсчитали и приняли решение выплатить не одну, а две тысячи рублей. Принят соответствующий закон.

Да, были времена, когда депутаты просто уходили с сессии, если с ними не соглашались. И кому от этого было хорошо? А сейчас не готов закон – мы его отодвигаем. Живой пример – стратегия развития Иркутской области, мы её не принимаем и в ближайшее время не примем, потому что она никакая. Чтобы предлагать решения по развитию региона, нужно хорошо знать его проблемы и пути их решения, а мы этого в документе не видим.

Я считаю, что отрицание всего, что предлагается правительством, не должно быть системой в нашей работе. Мы настроены на сотрудничество и ведём работу с фракциями ЗС, всеми юридическими службами области, общественными организациями, опираемся на мнение и наказы избирателей, решения федеральных органов, предложения КСП области. И это – система работы фракции партии «Единая Россия» в Законодательном Собрании. èèè

Наталья Мичурина, шеф-редактор:

– В ходе поездок депутатов в Братск по теме переселения из ветхого и аварийного жилья прозвучала мысль о том, что надо строить дом для врачей в качестве пилотного проекта. Потом было предложено разработать программу возведения социального жилья и, если по итогам года останутся средства, приступить к её реализации. Чем эта инициатива закончилась, есть ли подвижки?

– Эту тему я лоббирую не первый год, выступая на различных заседаниях, в том числе на заседаниях правительства. Сейчас обеспеченность медицинскими кадрами в Иркутской области составляет 32,6% и к 2030 году останется такой же. Когда первый раз обсуждали стратегию развития Иркутской области на заседании правительства, я предложил губернатору: «Давайте строить жильё для врачей». Получил ответ, что кроме программы социального строительства жилья, которую мы предлагаем, есть несколько других: жильё по программе устойчивого развития села – для медиков, учителей, программа «Доступное жильё» для молодых специалистов и так далее. Получается, что деньги размываются. Раньше строилось жильё, отдавали часть квартир городу. Почему мы сейчас не можем этого сделать? Дали врачу служебную квартиру, отработал пять лет – получи её в собственность. Для обеспечения жильём сельских врачей ссылаются на программу «Земский доктор».

Мы проверяли эту программу, там масса нарушений, столько денег потеряно – порядка 20 миллионов рублей! Люди получают подъёмные, но не остаются работать в селе. Мы поставили эти вопросы на контроль и обратили на это внимание министерства здравоохранения Иркутской области. Врачи и учителя – представители важнейших специальностей. Надо сделать всё, чтобы их поддержать, но, видимо, мы пока до этого не доросли.

Пока в бюджете Братска денег на строительство дома нет. Мы не уверены, что правительство использует все деньги, выделенные в 2017 году, порядка 3-4 миллиардов рублей не будет освоено. А значит, в марте 2018 года будут внесены поправки в бюджет, и эти средства будут перераспределены. Полагаю, что Братск должен получить деньги на строительство жилья для врачей. И я буду за это голосовать.

Ольга Мутовина, обозреватель:

– Занимались ли депутаты северным завозом в Иркутской области? На северах сложилась такая ситуация, что в Катангском районе люди практически голодают, в Ербогачён продукты завезли, а другие территории находятся в бедственном положении. Почему так получилось?

– К сожалению, не так часто приходится бывать в Катангском районе. В Ербогачёне был восемь лет назад. Вместе с Николаем Труфановым один раз были на Катанге. По зимнику в феврале за трое с лишним суток прошли на двух джипах более 2 тысяч километров. Потом застряли в 40 километрах от Ербогачёна и попросили геологов отправить за нами «УРАЛ», он нас и спас. В тайге зимой одна полоса, снега много. Риски большие, какой частник будет туда возить – неизвестно, продаст или нет. В летний период всего одна неделя, когда можно лодкой по Тунгуске довезти продукты, в остальное тёплое время – только вертолёт. Я это говорю для того, чтобы знали проблемы северных районов и внимательно к этому относились: нужно датировать северные поставки и соответствующей службе контролировать сроки исполнения.

В этой ситуации меня удивляет, почему мэр сидит и молчит. Ведь мы его знаем: после нашей поездки решили многие вопросы – по дизельной станции, выплате зарплаты в Непском муниципальном образовании, по северному завозу, компенсации затрат на билет в Катангский район. Обещаю подключиться к этой теме.

Елена Лисовская, обозреватель:

– У вас были разные должности в Законодательном Собрании Иркутской области, вы были председателем комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве, заместителем председателя парламента, сейчас возглавляете комиссию по контрольной деятельности. Где вам было наиболее интересно работать?

– Вы задали интересный вопрос. Работу для себя создаёт сам человек. Поставили сюда, и мне интересно работать, потому что разбираюсь в экономике, финансах, прошёл путь от мастера до генерального директора большого объединения, имеющего в своём составе 24 предприятия, 5,5 тысячи сотрудников. 12 лет я занимался бизнесом, более 18 лет в структурах законодательной и исполнительной власти работал с областным бюджетом, поэтому вижу, где и что. Сейчас у меня нет бизнеса, за спиной не стоят олигархи, поэтому мне проще разговаривать с министрами и заместителями губернатора. Коллеги, которые меня окружают, люди неординарные. Мне было интересно и в самом первом созыве, коллеги настояли, чтобы я возглавил комитет по законодательству о природопользовании и экологии. Я тогда занимался селом и сказал, что нужно создать комитет по сельскому хозяйству, если он будет, то я соглашусь его возглавить. И ушёл в отпуск. Прихожу, а Геннадий Истомин говорит: «Выходи работать, решили твою проблему!» «Что решили?» – спрашиваю. Оказалось, комитет решили назвать «по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве». Тогда вместе с губернатором Говориным мы начали реализовывать политику становления на ноги сельского хозяйства области. И эту тему до сих пор я лоббирую, работая в том числе в комитете Кузьмы Алдарова.

Когда руководил фракцией «Единой России», мы проводили по 17 семинаров в год в территориях. Запомнилось на всю жизнь Бодайбо, куда мы отправились вместе с Николаем Труфановым и Людмилой Берлиной. У нас была тактика: собирали партийный актив, обсуждали темы и проблемы, потом ездили по объектам, а вечером приглашали население. Мама родная, такой там вечером гвалт стоял! Помню, сказали: «Чего вы поставили им «Нарзан», дайте ту воду, которую мы пьём, из Витима. Пусть попробуют!» Я говорю: «Я попробовал! Я был на Дальнем Востоке на всесоюзной ударной стройке. Когда кран открываешь, сначала идёт песок, потом – мальки, а потом – вода. Я восемь лет прожил с двумя детьми на подселении, работал на севере, я всё это попробовал». Но мне было стыдно за то, что, сидя на золоте, бодайбинцы не имеют хорошей воды. Я приложил максимум усилий, пять раз губернатору Мезенцеву говорил: «Не езжайте туда, пока не дадите деньги на очистные сооружения». Дали деньги, после чего Мезенцев полетел в Бодайбо. Если ты неравнодушен, хочешь что-то сделать, то на любой должности будет интересно.

– Другого ответа я от вас не ожидала!

Георгий Кузнецов, обозреватель:

– Проводите ли вы проверки расходования средств на программы по защите окружающей среды?

– В нынешнем году мы дважды рассматривали подпрограмму водоотведения и программу охраны окружающей среды. По итогам я сказал: «В советское время вас бы всех выгнали с работы!» Программа из года в год не выполняется, деньги не осваиваются. В нынешнем году на 1 сентября программа была выполнена на 6,8%. Свыше 800 миллионов рублей было не освоено. Я сказал зампреду правительства Кондрашову: «Виктор Иванович, надо принимать меры, чтобы использовать все деньги, это федеральные средства». Но воз и ныне там.

Юлия Ли, корреспондент:

– В конце ноября в Сети появилось заявление о том, что депутаты Законодательного Собрания Иркутской области решили на несколько десятков миллионов рублей сократить финансирование программ для ВИЧ-инфицированных и больных туберкулёзом на 2018 год. Далее идёт цитата о том, что «стоит ждать увеличения смертности» от этих заболеваний. На каком основании было принято такое решение, исходя из какой логики?

– Кто дал такую информацию?

– Служба по связям с общественностью иркутского Центра СПИД.

– В данном случае депутаты ничего не могут сократить, потому что Центр СПИД – подразделение минздрава, который полностью контролирует эти расходы. Бюджет вносит губернатор, а потом мы его анализируем. В 2016 году деньги использованы, в 2017 году средства не освоены в полном объёме, как может идти речь о сокращении в 2018 году?! Приглашаю вас на заседание комиссии по контрольной деятельности, специально детально рассмотрим этот вопрос.

Юлия Сергеева, обозреватель:

– Как так получилось, что население иркутского микрорайона Синюшина Гора выступает против строительства туберкулёзного диспансера. Обсуждался ли этот вопрос с населением?

– Тема нигде не обсуждалась, мы приняли решение и заложили деньги в бюджет. Потом депутат Андрей Лабыгин поднял этот вопрос: население против строительства. На планёрке комитету по собственности и экономической политике поручено досконально разобраться в этом вопросе.

Елена Трифонова, обозреватель:

– У меня вопрос по Фонду микрокредитования и всем странным структурам, созданным правительством региона. В состав Фонда микрокредитования входит несколько частных компаний. В какой степени депутатский корпус может вмешиваться в этот вопрос, контролировать?

– Мы можем контролировать только те деньги, которые вложили в уставной капитал. Вмешиваться в хозяйственную деятельность этой организации КСП и депутаты не имеют права. Можем зайти туда, если обратимся в прокуратуру, следственные органы. На последнем заседании комиссии по контрольной деятельности по запросу минэконом предоставил нам сведения о текущей финансовой ситуации в структуре: сколько прибыли получено, какие кредиты были выданы. Больше всего кредитов получили предприниматели из Ангарска, потому что именно там расположены эти структуры. Получилось, что создали этот фонд для Ангарска. Думаю, что комитет по экономике ЗС в деталях рассмотрит этот вопрос. Не исключаю, что мы с прокуратурой придём туда с проверкой.

Анна Павлова, обозреватель:

– Геннадий Николаевич, приняли ли вы решение – будете баллотироваться на следующий срок?

– А вы как считаете?

– Конечно же, надо! Какие вопросы?!

– Надо работать. Надо школу достроить в Куйтуне, больницу в Тулуне, построить несколько клубов, подремонтировать школы в районах. Много ещё задач и вопросов предстоит решить. Поживём – узнаем. Благодарю за беседу, мне было приятно с вами пообщаться.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер