издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Смерть в розницу

Продавцы спиртосодержащего зелья получили реальные сроки

Свердловский районный суд Иркутска вынес первый приговор по делу о массовом отравлении горожан «Боярышником» в декабре 2016 года. Хозяйку торгового павильона Елену Бакотину и продавца Олесю Вегеру приговорили к реальным срокам в колонии общего режима – они получили 4 и 3 года соответственно. Суд признал их виновными в хранении и сбыте по предварительному сговору продукции, не отвечающей требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, что по неосторожности повлекло смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 238 УК РФ).

К такому исходу судебных слушаний Бакотина и Вегера, которые на заседание пришли из дома, поскольку находились на подписке о невыезде, явно не были готовы. Пока судья зачитывал приговор, женщины не проявляли никакой нервозности. Забеспокоились, только услышав фразу о невозможности достичь восстановления социальной справедливости без назначения наказания, связанного с реальным лишением свободы. Когда были озвучены сроки, которые придётся провести за колючей проволокой, и приставы надели на женщин наручники, обе зарыдали в голос и стали просить разрешения позвонить домой. Осуждённые и их домашние явно готовились к другим вариантам наказания – принудительным работам, условным срокам либо отсрочке приговора до достижения детьми 14 лет.

В обеих семьях, как выяснил суд, положение непростое: как это часто бывает, всё в них держалось на женщинах. 34-летняя Елена Бакотина разведена, воспитывала сына-школьника да ещё помогала матери-инвалиду и престарелому отцу. 30-летняя Олеся Вегера находится в отпуске по уходу за грудным ребёнком. Кроме своего малыша на ней была также забота о трёх несовершеннолетних детях мужа от предыдущего брака и об отце – инвалиде 2-й группы. «Я не желала никому плохого, хотела только, чтобы мои собственные дети были сыты и одеты», – говорила продавец на заседании суда.

«Плохое» всё-таки случилось. Перед следствием и судом вереницей проходили люди, потерявшие отцов, матерей, детей, братьев и сестёр, имевших неосторожность купить в павильоне возле дома № 273а по улице Лермонтова в Академгородке дешёвое спиртосодержащее зелье. Восемь жертв ядовитого пойла были постоянными покупателями в этой торговой точке. И нашлись свидетели, подтвердившие, что смерть этих людей наступила непосредственно после употребления внутрь лосьона и концентрата для принятия ванн «Боярышник». На этикетках пластмассовых бутылочек объёмом 250 мл, конечно, имелась надпись, предупреждающая, что делать это не рекомендуется. Но рядом стояла другая – о высоком содержании в ёмкости этилового спирта, главной составляющей обычной водки.

Продавец в суде не скрывала: уже по внешнему виду покупателей было понятно, что товар они точно используют не для ухода за кожей и принятия ванн, но она относилась к этому безразлично. Хозяйка павильона пыталась хитрить: «И подумать не могла, что спиртосодержащую жидкость кто-то выпьет! Брала её как товар хозяйственного назначения – говорят, ею хорошо чистить шубу, мыть хрусталь». Однако на витрину эти бутылочки даже не выставлялись, их сбывали, что называется, из-под полы. Свидетели подтвердили, что «Боярышник» в павильоне появился в середине декабря 2016 года, и продавец Олеся выносила его из подсобки лишь по просьбе страждущих.

19 декабря хозяйка торговой точки, услышав по телевизору о массовых отравлениях «Боярышником», забрала оставшуюся часть партии. Из 40 бутыльков, находившихся в картонной коробке, завезённой в павильон за неделю до случившегося, полиция изъяла девять. Сколько всего народу пострадало от трёх десятков напичканных ядом ёмкостей, можно лишь догадываться. Но в Академгородке за ту страшную неделю – с 12 по 19 декабря 2016 года – трупы с пятнами фиолетового цвета находили везде и всюду. Выпив «Боярышник», люди умирали дома, на работе, на улице, на больничных койках. Кому-то успевали вызвать «Скорую», другие после жалоб на слепоту и невыносимые боли в животе падали замертво. Это были мужчины и женщины разных возрастов – от 37 до 60 лет. Все они жили в непосредственной близости от павильона Бакотиной и пользовались услугами этой торговой точки.

Предвижу, что многие, прочитав эту статью, скажут: «Так ведь маргиналы! Сами виноваты, зачем пьют всякую дрянь! На упаковке же русским языком было написано: «Для бытовых и косметических нужд». Однако заключение судебной химической экспертизы на этот счёт неумолимо: жидкость «Боярышник» не соответствовала не только надписи на этикетке, но и ГОСТу «Продукция косметическая, жидкая». В ней содержалось до 70% метанола, внесённого в список ядовитых веществ, что превышает допустимую концентрацию в 14 раз. Зато следов боярышника не обнаружено совсем. Содержимое бутылочек, купленных в павильоне на улице Лермонтова, оказалось отравой в чистом виде – и употреблять этот яд было опасно не только внутрь. Косметическая процедура с использованием «концентрата для принятия ванн» грозила если не смертью, так увечьем, «загнуться» можно было даже при чистке с его помощью шубы или люстры. Хотя, конечно, такое вряд ли пришло бы кому-то в голову.

Хозяйка павильона рассказала, что приобрела партию ходового товара перед Новым годом на рынке «Привоз» на улице Трактовой «у неустановленного следствием лица». В ходе следственного эксперимента она даже не могла его отыскать. Сертификат не спрашивала, сознавая, что товар изготовлен кустарным способом и документов на него нет в природе. Стало быть, отдавала отчёт в том, что продукция не соответствует требованиям безопасности. И уж, конечно, понимала, что никто не станет купаться в спиртосодержащей жидкости, она будет использована в качестве дешёвого алкогольного напитка, что увеличивает риск для здоровья потребителей. «Сознаю, что должна была потребовать сертификат, в этом моя ошибка. Но я находилась тогда в тяжёлом физическом и моральном состоянии из-за случившегося двумя месяцами ранее нападения на меня покупателя», – говорила в суде предпринимательница.

Суд, однако, убедить в случайности допущенной коммерсанткой «ошибки» так и не удалось. Вот его выводы. Закупка была произведена «из корыстных побуждений с целью незаконного обогащения». Товар сбывался «неограниченному кругу покупателей, в том числе для употребления внутрь». Подсудимые «не предвидели общественно-опасных последствий в виде смерти потребителей, хотя при необходимой внимательности должны были предвидеть».

К слову, не такую уж огромную наживу получили предприниматель и продавец с той конкретной партии смертоносного зелья. Хотя наценка на каждую бутылочку составляла 20 рублей, то есть около 40%, оборот из-под полы исключал масштабные продажи. Так что доход подсудимых с «Боярышника» за ту страшную неделю составил менее 600 рублей. Такой оказалась цена восьми жизней.

Обе женщины в суде признавали свою вину, раскаивались и просили прощения у родственников погибших. При этом хозяйка павильона напомнила, что она работала прежде в медицине, лечила людей, помогала им. Имеет даже ряд научных работ и патент на изобретение, связанное с эффективным способом лечения сколиоза у детей. Занятие коммерцией показалось доктору более выгодным – молодая женщина оформилась в качестве индивидуального предпринимателя в 2014 году, имела три павильона, торговала цветами и продуктами. Но, судя по количеству числившихся за ней административных правонарушений, связанных с незаконной продажей спиртосодержащей продукции, была, видимо, уверена, что деньги не пахнут. В суде она говорила, что ушла из торговли, когда в отношении неё возбудили уголовное дело, устроилась руководителем кадровой службы. «Теперь я хорошо зарабатываю, могу достойно содержать семью, и меня уважают», – сказала Елена Бакотина.

Поздно спохватилась. Хотя правильно ли, что нести ответственность придётся только этим женщинам? Куда же смотрели многочисленные контролирующие и надзирающие органы, когда спиртосодержащая отрава продавалась в городе свободно, чуть ли не на каждом шагу? Почему незаконную деятельность Бакотиной и Вегеры не прекратили раньше, не дожидаясь трагедии? Как выяснилось, подсудимые в своём павильоне на улице Лермонтова нарушали такое огромное количество законов, постановлений, правил и норм прочих официальных документов, что их перечень в приговоре не уложился в страницу текста. Начать с того, что не только не были оформлены трудовые отношения между предпринимателем и продавцом, но и условия аренды помещения выражались тоже в виде «устной договорённости». Земельный участок, на котором находился павильон, грозивший покупателям смертью, является федеральной собственностью, принадлежит на праве бессрочного пользования ИНЦ СО РАН. Научный центр в своё время заключал договор с совсем другим индивидуальным предпринимателем, но тот уступил торговую точку «сожительнице друга», не утруждая себя оформлением «бумажек». Зато, когда на свет вылезла история с массовым отравлением товаром из этого магазина, павильон был безжалостно снесён.

Сейчас на этом месте пустырь. Чтобы, значит, ничто не напоминало местным жителям о трагедии. Восемь жертв «Боярышника» уже упокоились на том свете. А две женщины, пытавшиеся поживиться за счёт здоровья выпивох, находятся в следственной тюрьме. Приговор ещё не вступил в законную силу и будет, вероятно, обжаловаться.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector