издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Деградация личности по алкогольному типу»

Иркутский областной суд вынес обвинительный приговор обитателям «дна»

Учёные так и не смогли выявить тип людей, которым на роду написано стать алкоголиками. Зато нашли другую закономерность: изначально разные люди – образованные и малограмотные, талантливые и недалёкие – под влиянием алкоголя становятся очень похожими. Практически все действующие лица уголовной истории, рассмотренной недавно Иркутским областным судом, заслуживают одного диагноза – «деградация личности по алкогольному типу».

В ночь на 5 августа 2016 года в посёлке Октябрьский Чунского района двое пьяных бомжей до смерти забили молотком и совком приютившего их хозяина, ставшего постоянным собутыльником. В этой истории нет, казалось бы, ничего необычного – типичная картинка жизни «на дне» с типичным для таких ситуаций концом. В судебных заседаниях, как обычно, подтвердилось: под поражающее действие алкоголя могут попасть и погибнуть от него самые разные, в том числе достойные, люди. Таким был школьный учитель физики Юрий В. – вежливый, отзывчивый, неконфликтный человек, всегда готовый прийти на помощь. Он получил высшее образование, имел семью, любил свою работу и учеников. У него был только один недостаток – часто выпивал с товарищами. Кончилось тем, что жена от него уехала, забрав детей, а работу в поселковой школе ему пришлось оставить.

С тех пор дом на улице Строительной в посёлке Октябрьский превратился в приют для бомжей. В последнее лето у Физика, как именовали хозяина все местные, надолго прописалась парочка сожителей, которая и свела благодетеля в могилу. Неоднократно судимый Александр Семёнов в то время отбывал условный срок за кражу, его подруга Елена Зарыпова, не побывав замужем, к 30 годам родила троих детей, в отношении которых её лишили родительских прав. Малышей, отданных на воспитание деду, она даже не навещала. К безотказному Физику парочку прибило в июле, а к началу августа гости продали и пропили всё, что смогли найти в доме. От телевизора, который загнали за 500 рублей бывшему ученику Юрия В., до электропроводов в усадьбе, сданных на металлолом.

В день, ставший для Физика последним, к нему приехали родители. Мама и папа пытались хоть как-то поддерживать своего 40-летнего непутёвого сына. Они, как обычно, привезли продукты, хотели прибраться в комнатах, сварить обед, постирать. Но обнаружили дома у сына пьяную компанию, а сам Юрий спрятался от родительской инспекции в огороде, оттуда его и извлёк отец. Пьяных жильцов родители выгнали, и им пришлось болтаться на улице до вечера, дожидаясь, когда можно будет водвориться на своё законное место. Семёнов и Зарыпова вели себя у Физика по-хозяйски. Согнали его спать в летнюю кухню, а сами обустроились в доме cо всеми возможными удобствами.

После отъезда родителей пьянка продолжилась. Пришли двое гостей с разборками – у одного Семёнов, по их словам, украл телефон, у другого забрал одежду. После их ухода трое домочадцев в состоянии сильного опьянения затеяли ссору. Зарыпова заявила, что беременна, Физик предположил, что от сожителя у неё может родиться только урод. «Всех поубиваю, твари!» – кричал Семёнов, вооружившийся молотком. По словам его подруги, Физик «дико орал, как будто ему что-то вживую отрезают». Она отняла молоток, стала сама бить им хозяина дома по голове, а Семёнов присоединился к ней, когда нашёл в летней кухне другое орудие – металлический совок. Ночью убийцы сидели со свечкой на месте побоища, щедро залитом кровью жертвы. Утром нашли в бане полбутылки самогона, и жизнь стала налаживаться.

Окровавленную одежду бросили на завалинке, молоток закинули в кучу досок. Дальнейший маршрут парочки пролегал по различным адресам, где можно было найти собутыльников и поговорить с ними «за жизнь». Душераздирающую историю о том, как «завалили Физика», сожители рассказывали всем, кто наливал, пока их не задержала полиция. А это случилось только через трое суток, когда к Юрию В. с очередным визитом приехали родители. На удивление, все двери были закрыты, как будто дома никого нет. Когда мать с отцом зашли в помещение, увидели труп в луже крови. Рядом валялся погнутый совок для золы весь в бурых пятнах. Даже стены и потолок были густо забрызганы кровью. Старики вызвали полицию и «скорую помощь». Хотя в помощи их сын уже явно не нуждался. Этот добрый, но безвольный человек скончался от черепно-мозговой травмы с размозжением вещества головного мозга, когда гости, которых он привечал, наносили ему удары молотком и совком. Эксперты насчитали не менее 19 ударов по голове металлическими орудиями.

Сначала Зарыпова взяла всю вину на себя, даже написала явку с повинной. Семёнов убедил, что ей, как беременной, ничего не грозит. А сам, дожидаясь вызова в кабинет следователя, сбежал из полиции и был объявлен в розыск. Беременность Зарыповой, кстати, оказалась ложной. В ходе процесса обвиняемые без конца перекладывали вину друг на друга. И так увлеклись этим изобличением, что в целом нарисовали полную картину преступления. «Суду было представлено достаточно доказательств, что смерть причинена совместными действиями подсудимых», – рассказывает прокурор кассационного отдела областной прокуратуры Ирина Миронова, выступившая в процессе государственным обвинителем.

Психолого-психиатрическая экспертиза обнаружила у обвиняемых диссоциальное расстройство личности. И Семёнов и Зарыпова с детства проявляли неуравновешенность, возбудимость, склонность к правонарушениям. Оба уже привлекались к уголовной ответственности. Однако в возможности этих людей осознавать свои действия и руководить ими эксперты не усомнились. По словам государственного обвинителя Ирины Мироновой, подсудимые защищались очень активно. Семёнов, например, одно за другим заявлял ходатайства, требовал провести дополнительные экспертизы, утверждал, что убийство совершил оперативник, который нашёл их окровавленную одежду.

«Суд учёл, что подсудимые по собственной инициативе изобличали друг друга. Эти показания не содержали оговора, они подтверждены совокупностью других доказательств. Из них видно, что совместные действия привели к общей цели – лишению человека жизни. А отрицание своего участия в убийстве явно надумано с целью избежать уголовной ответственности», – говорит прокурор.

Избежать колонии никому из них так и не удалось. Иркутским областным судом за убийство группой лиц Александр Семёнов приговорён к 18 годам строгого режима (в этот срок вошло и неотбытое наказание по предыдущему условному осуждению), Елена Зарыпова получила 12 лет колонии общего режима. После освобождения им предстоит в течение года состоять на учёте и регулярно отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции, не менять без разрешения специализированного органа место жительства и по ночам не выходить из дома.

Оба обжаловали приговор в апелляционной инстанции, настаивая каждый на собственной невиновности, но областной суд оставил его в силе.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер