издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ни разу не банкроты

В Иркутске действуют организации, которые наживаются на должниках

Иркутянка Нина Морозова была на грани самоубийства, когда обратилась в юридическую контору. Проблемы нарастали как снежный ком. В дорожной аварии погиб сын. Долг семьи перед банками перевалил за 2 миллиона рублей: около 1,5 миллиона «висело» на супруге Алексее, ещё 600 тысяч задолжала Нина. Не было денег на жизнь, нечем было платить за учёбу дочери. «Ощущения такие, что «едет крыша», жить не хотелось», – вспоминает себя Нина. От самых крайних мер супругов спасали мысли о детях (младшая дочь ещё не закончила колледж) и вера в Бога.

Первым в организацию, которая обещала решить проблемы с долгами, пошёл Алексей. Закон о банкротстве граждан, который был принят в России в октябре 2015 года, позволяет должникам легально избавиться от долгов. Процедура эта длительная, сложная и достаточно дорогая. В результате человек, который не в силах нести долговое бремя, может от него освободиться. На банкротство могут рассчитывать те, кто задолжал больше полумиллиона рублей и больше чем на три месяца просрочил платежи.

С заявлением о признании банкротом в суд могут обратиться сам должник, кредитор (банк или частное лицо) и налоговая служба. Если заявление подаёт сам должник, то к нему он должен приложить пакет документов. В перечне больше 20 обязательных бумаг – справки о доходах, выписки из реестров, документы о наличии собственности или её отсутствии и т.д.

Алексей Морозов трудится рабочим на железной дороге. Заняться сбором документов он поручил, как ему показалось, специалистам. В обмен на ежемесячную плату в 10 тысяч рублей сотрудники конторы, расположенной в месте с хорошей проходимостью в центре Иркутска, обещали по всем правилам провести процедуру банкротства. На предварительном этапе организация помогает своему клиенту собрать документы, подаёт исковое заявление в суд. В ходе рассмотрения дела судья назначает финансового управляющего, который добывает информацию о доходах и имуществе должника. Если есть что продать, собственность реализуется в пользу кредитора. Если суд приходит к выводу, что взять с должника нечего, его объявляют банкротом.

Необходимо отметить, что для должника это не проходит бесследно. В числе неприятных последствий – риск отмены сделок за три года, запрет заниматься предпринимательством и руководить коммерческими организациями, а также обязанность на протяжении пяти лет уведомлять банки о своём статусе банкрота. Алексею эти последствия показались настолько незначительными, что он не раздумывая согласился принять новый статус.

10 месяцев Алексей исправно платил по 10 тысяч рублей юридической конторе. Небольшая заминка возникла, когда семье нужно было заплатить за учёбу дочери. Платёж был задержан. И теперь уже не коллекторы, а сотрудники организации стали требовать деньги. К тому же приставы каждый месяц снимали с карты половину пенсии и половину зарплаты мужчины. Терпение вновь было на исходе. Алексей решился потребовать со своих представителей отчёт: а что, собственно, было сделано за 10 месяцев?

К сотрудникам конторы Алексей отправился в сопровождении руководителя общественной организации по защите прав потребителей Татьяны Турчаниной. «С Алексеем заключили абонентский договор об оказании юридической помощи. 100 тысяч рублей он заплатил ни за что, – возмущается Татьяна. – Сотрудники конторы так и не смогли нам предоставить доказательства того, что они что-то делали, предприняли хотя бы какие-то шаги. Финансовый управляющий не был назначен. Мы попросили показать нам материалы: девушка открыла папку с документами, многие бумаги – те, что принёс Алексей, – уже были просрочены, то есть надо было брать новые справки. Документы хранились в хаотичном порядке». Татьяна рассказывает, что это не единственный случай, когда представители данной организации брали деньги с людей в обмен на обещание решить проблемы с долгами. В итоге должники оставались ни с чем.

На этот раз Алексею повезло. Татьяна помогла ему вернуть всю сумму, которую он успел отдать. По злой иронии в другую компанию подобной направленности несколькими месяцами позже пошла искать помощи его жена Нина. За защитой – в «Защиту»! Решив пойти по следам Нины, в районе Центрального рынка мы быстро набрели на приметное здание с ярко-красной вывеской. «Мы не обещали этой женщине банкротство, – смущаясь, стала объяснять единственная девушка, которая оказалась в офисе. – Договор был на оказание юридической и консультационной помощи». В своём желании оправдаться она забыла о том, что разглашает постороннему человеку личную информацию своего клиента.

За так называемую юридическую и консультационную помощь Нина уже успела отнести в «Защиту» 60 тысяч рублей. В конторе считают, что эти деньги честно заработали. В распоряжении редакции есть несколько документов, показывающих «интенсивность» труда сотрудников конторы. Есть два обращения в банки с требованиями расторгнуть кредитные договоры. Просьба к банку отказаться от денег – расторгнуть кредитный договор – по реалистичности равнозначна тому, чтобы просить Россию вернуть Крым. Подобные запросы сотрудники фирмы направляли в районный суд. Любопытные ответы были получены от банков: кредиторы указывают на то, что представитель организации не имеет права обращаться от имени должника. То есть Нина дала доверенность на представление своих интересов одному сотруднику, а в банк обращается совершенно другой. Было это непрофессионализмом или намеренным действием, сказать трудно.

Ясна схема, которая сформировалась после принятия закона о банкротстве. Новые законодательные реалии породили новые способы заработать на должниках. Человеку, который находится на грани и не может адекватно оценивать обстоятельства, предлагают решение его проблем. Находятся люди, готовые взять на себя чужой груз: отвечать на звонки коллекторов, оформить все бумаги, списать долги. И именно эта надежда, что тебе помогут, толкает людей из «жарких объятьев» кредиторов в не менее жаркие – «банкротчиков». Человек перестаёт платить банкам и начинает платить людям, которые обещают решить проблемы с долгами. В итоге долги продолжают копиться, а результата нет.

Конечно, это не означает, что в регионе нет организаций, которые занимаются банкротством граждан. 1099 человек в Иркутской области были признаны финансово несостоятельными с начала действия закона о банкротстве граждан.

По мнению финансового управляющего Игоря Льгова, собственные долги смогли аннулировать не более 5% людей, которые по закону могут на это претендовать. Должников останавливают обилие документов, которые необходимо собрать для начала процедуры, а также длительность процесса. На получение нового статуса может уйти от девяти месяцев до года. Более 100 тысяч рублей потратит должник, чтобы стать банкротом. В эту сумму входят оплата услуг финансового управляющего, судебные издержки, расходы на публикацию информации в электронной базе. Следовательно, стать банкротом – дело очень хлопотное и недешёвое.

Тем не менее есть простые рекомендации, как должник может защитить себя и, по крайней мере, не платить мошенникам. По мнению Игоря Льгова, обращаться нужно к специалистам, которые выпустили хотя бы несколько банкротов. Стоит попросить у представителя организации номера дел, по которым рассматривались в суде случаи банкротства клиентов этой фирмы. По номерам человек может самостоятельно на сайте суда посмотреть, действительно ли компания представляла должника и добилась его банкротства.

Кроме того, юрист советует узнать фамилию финансового управляющего, с которым работает организация, проверить, существует ли такой человек, откуда он. Дела о банкротстве физических лиц суд рассматривает по месту жительства должника. К примеру, если управляющий из Москвы, очевидно, что его поездки потребуют дополнительных затрат. Важно, чтобы управляющий не был перегружен делами, иначе может пострадать качество его работы.

Платить или не платить за юридическую и консультационную помощь – безусловно, личное дело каждого. Алексей заплатил 100 тысяч рублей (потом вернул), Нина отдала 60 тысяч рублей. По оценке Игоря Льгова, в среднем по рынку консультация профессионала о перспективах банкротства стоит 1–1,5 тысячи рублей. Получив нужные данные, человек может сам собрать все документы и обратиться в суд.

От редакции: имена и фамилии героев публикации изменены.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное