издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутские танкостроители: история в деталях

  • Автор: Ольга Проскурякова

Танк «Иркутский комсомолец» давно стал визитной карточкой Иркутска. Около него всегда многолюдно – играют дети, отдыхают на лавочках пенсионеры, фотографируются туристы. Танк Т-34-85 под номером 4100855 был установлен 9 мая 1967 года в честь первой танковой колонны «Иркутский комсомолец», построенной на деньги, собранные комсомольцами Иркутска. Но, к сожалению, уже мало кто помнит эту историю, а где и кем были построены танки, знают и вовсе единицы. Недавно вышла в свет книга иркутского краеведа и писателя Геннадия Хвощевского «История иркутских танкостроителей». С автором книги беседует наш корреспондент.

 

В обстановке строжайшей секретности

– Геннадий Иннокентьевич, как у вас родилась идея написать книгу о танкостроителях? Ведь ваши прошлые труды были посвящены истории авиации и Иркутскому авиазаводу.

– Да, мои предыдущие публикации отражают в основном неизвестные или забытые страницы биографии Иркутского авиационного завода. Но танковая колонна «Иркутский комсомолец» также строилась на авиазаводе. Об этом говорит литая информационная доска, закреплённая на постаменте танка-памятника.

– Но почему на авиационном заводе? Ведь это разные отрасли промышленности – авиастроение и танкостроение.

– Чтобы ответить на этот вопрос, придётся обратиться к 30-м годам прошлого столетия. Тогда, в пору первых пятилеток, в стране создавалась мощная индустриальная база с преимущественным развитием тяжёлой промышленности, причём в сжатые сроки.

Весной 1932 года обширная территория, примыкающая к пристанционному посёлку Иннокентьевский (ныне Иркутск-II) со стороны Ангары, становится большой строительной площадкой. В обстановке строжайшей секретности здесь началось одновременное сооружение двух крупных оборонных заводов Наркомата тяжёлой промышленности СССР – авиационного и авторемонтного. Первыми строителями заводов становились горожане и жители окрестных деревень. Затем на стройку стали прибывать сельские жители из других регионов страны. Были и рабочие-сезонники, спецпереселенцы. Подавляющее большинство строителей составляла молодёжь, немало было и женщин.

– С какими трудностями приходилось сталкиваться строителям?

– Для большей части прибывающих как на авторемонтный, так и на авиационный завод строительное дело было в новинку. И хотя в те годы практиковались «первобытные» способы работ с применением ручного труда и примитивных инструментов, всё же строительное дело требовало определённых знаний и квалификации. Первостроители чаще использовались в качестве землекопов да чернорабочих, тогда как стройкам требовались специалисты по кирпичной кладке и железобетонным работам, а также столяры, штукатуры и особенно плотники – для устройства огромного количества опалубок при возведении производственных зданий.

Крайне трудно было с жильём. Лишь немногим из строителей удавалось устроиться на постой к местным жителям. Поэтому основным жильём стали спешно возводимые бараки – длинные, приземистые, каркасно-засыпного типа, с комнатами по обе стороны сквозного коридора. В каждой из них были своя печь и керосиновая лампа для освещения.

Были у заводов и другие проблемы: частые перебои в поставке необходимых материалов – цемента, алебастра, извести, рубероида, стекла, арматурного железа, отсутствие транспортных средств. Зима 1932-1933 годов оказалась очень холодной, температура опускалась ниже 40 градусов. Но ничто не могло остановить сооружение заводских корпусов. Работа продолжалась в атмосфере трудового подъёма, который был характерен для первых советских пятилеток.

Тем не менее изматывающий ручной труд, бытовая неустроенность, пустые полки в магазинах не способствовали закреплению рабочих на стройках. Напомним, к началу 1929 года в стране была введена карточная система на продукты, а к середине 1931 года – на промтовары. Но и по карточкам было скудное питание, в меню столовых – перловая каша да капуста. Кроме того, отмечались вспышки тифа.

Но ситуация постепенно стабилизировалась. В течение 1933 года на стройках образовались партийные, комсомольские и профсоюзные организации, выросли заводские корпуса, жилые дома посёлка.

Памятная надпись

– Какой вклад внесли комсомольцы в строительство заводов?

– Стройка авторемонтного завода, в отличие от Иркутского авиазавода, не была объявлена комсомольской, однако средний возраст строителей был не более 26 лет. Для сооружения завода требовались не только строители, но и рабочие, имеющие опыт работы в машиностроительном производстве. Дирекция обратилась в райкомы партии и комсомола Иркутска с просьбой направить на строящийся завод коммунистов и комсомольцев, имеющих соответствующую техническую подготовку. Среди комсомольцев, прибывших на завод по направлению райкомов ВЛКСМ, были железнодорожники – выпускники техникума путей сообщения и Иннокентьевской школы ФЗУ, имеющие специальности слесарей-паровозников. Пришло на завод и несколько выпускников автодорожного техникума, а также ремесленного училища № 1. Вместе с тем завод сам организовал отдел подготовки кадров для молодых строителей и местных жителей, желающих получить специальности токарей, слесарей, сварщиков.

Осенью 1933 года строительство авторемонтного завода подходило к концу. На участках, где строительные работы были закончены, немедленно приступали к монтажу металлообрабатывающего, а затем и технологического оборудования. Наркомат запланировал пуск завода в эксплуатацию несколько раньше намеченного срока – к 1 мая 1934 года.

И здесь с инициативой выступил заводской комсомол. Единогласно было решено бетонирование перекрытий выполнить силами комсомольцев и молодёжи в нерабочее время и посвятить этот цикл работ 18-й годовщине Международного юношеского дня, которая отмечалась 1 сентября. Бетонную смесь в основном готовили вручную, работы нередко заканчивали под утро. Усталые, но с осознанием выполненного долга уходили комсомольцы домой. А в организованные воскресники на помощь комсомольцам выходил весь коллектив будущего завода. Так продолжалось до завершения всех работ по перекрытиям. И здесь появилась новая инициатива комсомольцев – в честь тех незабываемых событий на одной из арок главного корпуса оставить памятную надпись. Когда сняли последнюю опалубку, на бетонном перекрытии появились объёмные буквы: «Комсомольская зона имени XVIII годовщины МЮД».

В предпусковой период группа авторемонтников была направлена на Харьковский паровозостроительный завод имени Коминтерна «для освоения технологии производства спецмашин» – так было указано в их командировочных предписаниях. Этот завод, специально созданный для производства паровозов, одним из первых в стране включился в дело оснащения Красной Армии современными танками.

Много полезного для себя увидели заводчане при посещении Горьковского и Московского автозаводов. К занятиям на организованных курсах техминимума приступила большая группа заводчан из числа молодёжи.

После пуска завода первой прибыла в ремонт партия автобронетехники Забайкальской группы войск: 20 автомобилей АМО-3, 14 автомобилей ГАЗ-АА, 3 танкетки Т-27 и 3 танка Т-26. На заводе приступили к освоению непростых процессов капитального ремонта. Так начиналась короткая биография авторемонтного завода.

В дальнейшем в ремонт стали поступать автомобили ЗИС-5 различных модификаций, танки известных серий. Это амфибии Т-37, танки БТ-5, БТ-7, танковые двигатели. Завод приступил к серийному производству судовых забортных двигателей для инженерных войск. Появились на заводе и первые военные представители, принимавшие готовую продукцию. В основном это были выпускники Автобронетанковой академии. Во второй половине 1930-х годов завод выходит на проектную мощность. Было освоено производство более мощных судовых забортных двигателей. Годовой выпуск отремонтированной техники для забайкальских и дальневосточных воинских формирований достигает нескольких сотен автомобилей, десятков танков, двигателей и узлов к ним. èèè

Каждая деталь шла в дело

– Как повлияло начало Великой Отечественной войны на деятельность завода?

– С началом Великой Отечественной войны оба завода, авиационный и авторемонтный, переходят на распорядок военного времени, ужесточается дисциплина, принимаются меры по усилению общей и противопожарной охраны объектов, повышению бдительности. В подразделениях заводов прошли митинги, на которых выступавшие выражали гнев и возмущение вероломным нападением фашистов, давали обязательства самоотверженно трудиться и все силы направлять на разгром врага.

27 июня по решению СНК СССР авторемонтный завод ГАРЗ № 104 передаётся авиационному заводу № 125 имени Сталина под наименованием «Объект № 4». Одну из причин такого решения историки связывают с большими потерями боевой авиации уже в первые дни войны.

В том же месяце на авиационный завод № 125 приходит распоряжение Совета Народных Комиссаров СССР, обязывающее Наркомат обороны «сформировать на базе переданного завода № 104 две подвижные ремонтные базы для ремонта танков БТ и Т-26 в полевых условиях, укомплектовав их оборудованием, приспособлениями и инструментом, а также специалистами по ремонту танков».

В соответствии с этим распоряжением из бывших работников авторемонтного завода сформировали рабочий коллектив и приступили к постройке полевых ремонтных баз – ПРБ. К концу сентября подвижные ремонтные базы, несмотря на трудности с их укомплектованием, были готовы. В начале октября, поднятые по тревоге, обе ремонтные базы погрузились в эшелоны и по железной дороге отправились на восток. В Чите их пути разошлись до окончания войны. ПРБ-54 направилась в Монгольскую Народную Республику, ПРБ-55 прибыла на станцию Борзя Читинской области. После обустройства ремонтные базы стали заниматься восстановлением автобронетехники для сосредоточенных в Монголии и Забайкалье воинских частей.

Вот и подошли мы к ответу на вопрос, почему танки строили на авиационном заводе.

Зачинателями сбора средств в Иркутской области выступили комсомольцы завода тяжёлого машиностроения имени Куйбышева. Заработанные на воскреснике 16 ноября 1941 года средства они решили внести на постройку танковой колонны и дать ей имя «Иркутский комсомолец».

Пленум Иркутского обкома ВЛКСМ поддержал инициативу «куйбышевцев» и призвал всех комсомольцев последовать их примеру. В это благородное дело дружно включились все трудящиеся области. Они отчисляли на танки денежные средства, передавали личные сбережения, сдавали облигации государственных займов, семейные драгоценности.

Комсомольцы и молодёжь Иркутского авиационного завода № 125 имени Сталина во главе с комсоргом С. Левиковым не только поддержали почин и стали перечислять в банк свои однодневные заработки, но и выступили со встречным предложением: не снижая план выпуска боевых самолётов, построить танковую колонну у себя на заводе.

Инициатива авиастроителей получила одобрение иркутских областных комитетов партии и комсомола.

Танковую колонну предполагалось строить на базе бывшего авторемонтного завода ГАРЗ № 104 Наркомата обороны, который в статусе филиала авиазавода уже выпускал самолётные агрегаты. Однако здесь ещё оставалось кое-что от прежнего оборудования, некоторый задел запасных частей из ремонтного фонда, а также альбомы чертежей на танки БТ-5 и Т-26. К подготовительным работам приступили в начале декабря 1941 года с подбора соответствующих специалистов.

Сперва провели тщательную ревизию имеющихся запасных частей для танков. В наличии оказалось восемь новых бронекорпусов танков БТ-5 и четыре – танков Т-26, а также несколько требующих ремонта двигателей М-5, коробок передач и редукторов привода колёсного хода, радиаторы и некоторые другие механизмы ходовой части.

Недостающие части пришлось приобретать на складах воинских частей Забайкальского военного округа, где хранилась повреждённая ещё в боях на Халхин-Голе боевая техника, в том числе и танки серии БТ. С танков снимали практически всё, что было пригодно для сборки, каждая деталь шла в дело. Немало деталей изготавливали заново в механических цехах авиационного завода, причём в первую очередь.

Из-за проблем с комплектующими изделиями первые готовые по сборке танки начали поступать только в феврале: оставалось провести их ходовые испытания, установить и пристрелять вооружение. Испытаниями танков руководил мастер Анатолий Денисевич. Танки испытывали пробегом вдоль старого Московского тракта в сторону деревни Суховская, одновременно отлаживали работу двигателей, механизмов и узлов машин.

Команда: «По машинам!»

Решением ОК ВКП(б) колонна танков была включена в состав эшелона с подарками от Иркутской области для бойцов Западного фронта к Первомайскому празднику. Отправление эшелона было намечено на 12 апреля, начальником его назначен секретарь ГК ВКП(б) М. Водопьянов. От авиационного завода сопровождение танковой колонны поручалось инженеру Виктору Филимонову, технику Анатолию Денисевичу, а также Моисееву – эвакуированному в Иркутск специалисту, хорошо знавшему Москву.

К отправке было подготовлено пять танков БТ-5 и два танка Т-26 с комплектом запасных частей и инструмента. На четырёх танках Т-26 моторы отсутствовали.

Мастер Зырянов на башнях готовых танков старательно вывел белой краской надпись: «Иркутский комсомолец». За три дня до указанного срока последний – восьмой – танк прошёл ходовые испытания и был предъявлен военпреду. Иркутяне, работая круглосуточно, установили на нём вооружение, покрасили его, а перед самой отправкой на башне написали: «Зоя Космодемьянская», а ниже: «Иркутск».

12 апреля после торжественного митинга, на котором провожающие просили передать фронтовикам наказ крепче бить фашистов и заверить их, что тыл не подведёт, эшелон с подарками отошёл от центрального вокзала Иркутска. Вагоны были также загружены мясными продуктами, рыбными консервами, спиртом, тёплой одеждой, бритвенными приборами, кисетами для табака, мундштуками, зажигалками, почтовой бумагой. Отличившимся бойцам от обкома и горкома комсомола везли именные часы.

Когда подъехали к Москве, на календаре было 6 мая 1942 года. В Главном автобронетанковом управлении Красной Армии Филимонов и Денисевич получили указание передать танки в 206-й запасной полк 5-й армии, которым командовал подполковник Василевский.

Передача колонны иркутских танков, одного из первых в стране боевых подарков фронтовикам, произошла недалеко от посёлка Костино. Всё проходило быстро, по-военному. Танки построили в ряд, перед ними находились танкисты. Кроме командования полка и иркутян на передаче присутствовало несколько десятков военных, приглашённых из других воинских частей 5-й армии. На торжественном митинге командир полка подполковник Василевский заверил иркутян, что колонну «Иркутский комсомолец» поведут в бой танкисты, прославившиеся в схватках с оккупантами, и зачитал приказ о закреплении танков за экипажами полка. После этого танк с именем «Зоя Космодемьянская» Анатолий Денисевич передал сержанту И. Худенкову – командиру лучшего комсомольского экипажа в части. Затем единодушно были приняты приветствия Народному Комиссару Обороны И.В. Сталину, а также коммунистам и комсомольцам Иркутской области.

На этом церемония передачи танковой колонны завершилась. Командир полка Василевский подал команду: «По машинам!» Экипажи быстро заняли свои места, хлопнули крышки люков, взревели моторы, и танки один за другим плавно, без рывков двинулись в сторону леса. Видно было, что за рычагами сидели не новички, а опытные танкисты.

На следующий день Анатолий Денисевич был на приёме в Центральном Комитете ВЛКСМ, где первый секретарь ЦК Н. Михайлов вручил ему часы с выгравированной надписью: «А.И. Денисевичу. Май 1942 года. От ЦК ВЛКСМ»

Вечный символ единения

Шли годы. Мысль об увековечении памяти патриотических дел иркутских комсомольцев в годы войны была высказана на семинаре комсомольских пропагандистов в декабре 1966 года Ильёй Кузнецовым – известным сибирским историком, доктором исторических наук, профессором, кстати, уроженцем посёлка Иннокентьевский. Идея понравилась комсомольским вожакам города Александру Калмыкову и Анатолию Коцарю, и вскоре началась работа по претворению её в жизнь.

Решено было соорудить памятник-танк на углу улиц Декабрьских Событий и 1-й Советской, для чего выделили часть территории бывшего парка усадьбы Сукачёва и замостили её каменными плитами. Открытие наметили провести к 22-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.

Спустя годы найти танк БТ-5 или Т-26 оказалось невозможным, поэтому было принято решение установить на пьедестале танк Т-34, поскольку танки этой модели входили в состав 2-й колонны «Иркутского комсомольца».

9 мая 1967 года у танка собралось огромное количество иркутян. На временной трибуне возвышались председатель горисполкома Н. Салацкий, генерал В. Воронченко – командующий бронетанковыми частями ЗабВО, генерал Е. Гайдаенко и главный гость торжества – генерал Д. Василевский, принимавший первую колонну танков «Иркутский комсомолец». Здесь же были руководители ГК ВЛКСМ, Герои Советского Союза И. Рубленко, А. Смирнов, М. Андреев.

Открыл торжественный митинг Николай Салацкий. В своём выступлении он говорил, что в суровые годы войны фронт и тыл были единым целым. Отныне боевой танк, один из колонны «Иркутский комсомолец», – вечный символ этого могучего единения!

– Спасибо за интересный рассказ, Геннадий Иннокентьевич! И в завершение расскажите, пожалуйста, о ваших дальнейших творческих планах.

– В годы войны не только машиностроительные, но и многие другие предприятия Иркутска производили продукцию для фронта. Однако об этом мы крайне мало знаем. Хотелось бы восполнить этот пробел, отразить работу тыла в тяжелейшие годы, сохранить память о трудовых подвигах людей уходящего поколения.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер