издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вампилов и комсомол

  • Автор: Сергей Смирнов, профессор ИГУ

Да не покажется читателю странным заголовок этого материала! Любой молодой человек «советской Атлантиды» так или иначе соприкасался с комсомольской организацией со школьных времён. Автор этих строк до сих пор тепло вспоминает, как благодаря помощи Ленинградского обкома ВЛКСМ ему удалось решить ряд семейно-бытовых проблем, связанных с аспирантской жизнью, в городе на Неве.

А общение с молодыми учёными различных специальностей (сейчас это и деканы, и профессора нашей столетней «Альма матер»), которое проходило в 1980-х годах в Совете молодых учёных, существовавшем под эгидой комитета комсомола ИГУ! А многолетние контакты с такими видными комсомольскими деятелями нашего города, как Константин Жуков, Игорь Конопак, Вера Сенюта, Юрий Зуляр, Виктор Казарин, и многими другими, которые всегда приносили массу положительных эмоций!

…Но вернёмся к Александру Вампилову. Как известно, драматург начинал свою трудовую деятельность (литсотрудником, а впоследствии и ответственным секретарём) в легендарной «Советской молодёжи», печатном органе Иркутского обкома ВЛКСМ. Журналистские курсы, на которых он обучался в Москве, функционировали при Высшей комсомольской школе. А среди ролей, исполненных Вампиловым в драмкружке Кутуликской школы, были молодогвардеец Сергей Тюленин и комсомолец из пьесы Михаила Светлова «Двадцать лет спустя».

Количество очерков и репортажей Вампилова, опубликованных в газете «Советская молодёжь» с 1959-го по 1964 год, приближается к пятидесяти. Большинство героев – молодые строители и колхозники. Непосредственно комсомольским делам посвящены такие материалы, как «Белые пятна», «На пути больших свершений» (1959), «Вторым пойду я», «Собрание безмолвствует» (1960) и другие, романтике комсомольских строек – «Голубые тени облаков», «Билет на Усть-Илим», «Белые города».

Достаточно много портретных зарисовок. Александр Вампилов прекрасно понимал, как много значило в то время для его героев (и героинь) быть хотя бы упомянутыми на страницах областной газеты, не говоря уже о том, чтобы стать главным персонажем целого очерка.

Так, девушки – секретари комсомольских «первичек», как их тогда называли, – фигурируют в очерках «Плюс-минус реконструкция» и «День-ночь, день-ночь…».

Но, пожалуй, самый примечательный эпизод связан с секретарём райкома ВЛКСМ в очерке «Прогулки по Кутулику».

Вот этот отрывок, который заслуживает того, чтобы привести его полностью: «А тут показали мне команду, которая в этом соревновании должна была защищать честь самого Кутулика. Ребята, все молодые, интересные, окружили какую-то девушку и беседуют с нею все разом. Потом вижу – нет, не беседуют, а скорее спорят, горячатся, а весьма строгого вида девушка горячится тоже и отчаянно жестикулирует. Затем они по одному, по двое уходят куда-то с решительным видом. Один из них проходил мимо меня, и я видел, как он сплюнул даже, и слышал, как он весьма решительным образом выразился. А девушка всё что-то доказывала тем, остальным. Я решил выяснить, в чём дело. Строгого вида девушка оказалась секретарём райкома комсомола. Она уговаривала кутуликских футболистов принять участие в состязании. Они отказывались. Природа конфликта заключалась в том, что хозяева поля не получили денег, которые они хотели получить. Приезжим командам выдали деньги на пропитание в районной чайной, это понятно. Кутуличане, проживая в самом Кутулике, столовались, естественно, дома. Но они тоже требовали деньги на пропитание. Это отдавало уже высоким футбольным классом. Хотя многие из них долго упорствовали, игра всё-таки состоялась, хозяева поля проиграли и по всем правилам футбольной борьбы из дальнейших состязаний выбыли».

Симпатии автора явно на стороне «строгой девушки», и не будет большим преувеличением сказать, что Александр Вампилов гениально предвосхитил расцветший впоследствии пышным цветом в российском спорте, мягко говоря, «меркантилизм».

…Комсорг в пьесе «Прощание в июне» представляет одну из театральных «масок» наряду с Весёлым, Серьёзным, Красавицей и Строгой. А в сцене свадьбы в общежитии Александр Вампилов виртуозно обыгрывает два «ритуала»: ритуал собрания и ритуал застолья.

Комсорг. Товарищи! Внимание, товарищи…

Гомыра (перебивает). Прошу слова! (Поднимается.) Тихо!.. Хочу сказать пару слов…

Комсорг. Товарищи! Прошу внимания…

Серьёзный (перебивает). Снова тост? Нет, так нельзя, только выпили – и снова. Дайте закусить.

Маша. В самом деле, мальчики. Ешьте. А то окосеете.

Весёлый. А не спеть ли нам, ребята? По-моему, в самый раз. Такое что-нибудь, оригинальное.

Комсорг (прорывается). Друзья! Послушайте, друзья. Сегодня мы отмечаем радостное для всех нас событие. Подумайте, всего у нас на пятом курсе биофака восемнадцать девушек, и, представляете себе, одиннадцать из них уже замужем. Сегодня мы выдаём замуж Машу – она двенадцатая, по-вашему, это не достижение? Вон у химиков, вы посмотрите, у них дела гораздо хуже. Да что говорить! От имени девушек нашего курса и от всей души я желаю молодым счастья и радости. И ещё. Пусть этот Букин уважает Машу так же, как уважают её у нас на курсе. Машенька, дай я тебя поцелую!

Легко заметить, что драматург беззлобно подтрунивает над героиней, переводящей замужество Маши в привычную для неё сферу «коллективных достижений».

Далее следует реплика, вводящая, на мой взгляд, в довольно фантастическую ситуацию (кстати сказать, в первой публикации (1966) её в пьесе не было), после которой незадачливый жених Букин провозглашает тост «за здоровье комитета и профсоюза. А также за рядовых членов, здесь присутствующих».

Комсорг. И самое главное, товарищи! Сюрприз для молодожёнов! В качестве свадебного подарка наш комитет и профсоюз выделяют молодым комнату в первом общежитии!

Журналист Игорь Константинович Петров, вспоминая студенческие годы, говорит о том, как Вампилов упорно предлагал включить в план комсомольской работы студенческой группы коллективный поход в… планетарий.

Если учесть, что долгое время Иркутский планетарий располагался в Троицкой церкви, предложение могло иметь и двусмысленный характер. Как неоднократно отмечали исследователи творчества драматурга, Вампилов несколько раз обыграл этот факт в «Утиной охоте».

Галина. Прекрати ради бога.

Зилов. Нет, бога не было, но напротив была церковь, помнишь?.. Ну да, планетарий. Внутри планетарий, а снаружи всё-таки церковь. <…>

Зилов. Где моя невеста? Где она? Верните её! Верните! Мы обвенчаемся в планетарии. <…>

Зилов. Куда вы меня ведёте?

Саяпин. В планетарий. Сочетаться законным браком.

А в заключение этих небольших заметок следует сказать о том, что единственную прижизненную награду Вампилов получил именно от комсомола. Это премия имени Иосифа Уткина. Она была учреждена в год 50-летия комсомола (1968), а присуждалась 29 апреля, в день рождения иркутской комсомолии. До Вампилова её лауреатами были Альберт Гурулёв, Гелий Мамилов, Василий Патрушев, Валентин Распутин, Николай Домашенко, Марк Сергеев и Вячеслав Шугаев.

Удостоен премии Александр Вампилов был за пьесу «Прощание в июне».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер