издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Не уберегли стариков

Жертвами преступлений всё чаще становятся престарелые люди

В этих двух приговорах Иркутского областного суда речь идёт не о брошенных стариках. У 90-летней бабушки и 70-летнего деда были дети и внуки, которые не забывали о своём долге, заботились о близких людях. Заботились, как могли, насколько хватало времени. Но у молодых ведь своих дел хватает.

Жилплощадь с окнами в клеточку

Тамара Родионовна (имя изменено) в последний год уже не спускалась с пятого этажа на улицу, жаловалась на боли в суставах, часто падала. Она, конечно, нуждалась в постоянном уходе. Хотя внук приезжал с продуктами каждый выходной, да и сын с невесткой заглядывали и звонили, 90-летняя бабушка жить одна в двухкомнатной квартире уже не могла. Ведь готовить, стирать, прибираться надо было изо дня в день. Но она нашла выход: взяла квартирантов – сожителей. Морик Данилов, гражданин Азербайджана, не имел прописки в чужой стране, а на родину возвращаться не собирался. Он уже почти 10 лет торгует в Иркутске фруктами, бизнес идёт хорошо, и давно пришла пора закрепиться в этих местах, решить квартирный вопрос. Морик нашёл такую возможность благодаря престарелой хозяйке. Через несколько лет, когда её сын решил перевезти мать поближе к своему дому в Шелехове, оказалось, что половина жилища, расположенного на улице Партизанской в Иркутске, а именно та доля, что была записана на Тамару Родионовну, принадлежит уже некоей Наталье, сожительнице Морика. Бабушка и сама не могла толком объяснить, зачем она оформила дарственную на чужого человека. Помощи от Натальи и Морика было немного – получив, что хотели, сожители от старухи съехали, прихватив ключи от квартиры. Бабуля с досады порвала какие-то бумаги с печатями и решила, что таким образом она всё уладила, вернула свою жилплощадь.

К безобидной старушке тут же прилепился новый компаньон по имени Улан. У него, как нетрудно догадаться, тоже имелась проблема с миграционной службой – документы у гражданина Киргизии были не в порядке. Но при проверке паспортного режима хозяйка всегда за него вступалась. Улан очень скоро понял, что за аренду комнаты бабушке можно не платить. Он занимался в Иркутске строительством, брал заказы у частников, а старушка постоянно теребила его, чтобы приехал – сварить суп, помыть пол, купить арбуз, а иногда и бутылочку. Деньги у неё были, она и соседям не отказывала, когда просили до получки.

Так они жили до 25 сентября 2016 года, когда в полицию поступил звонок: пьяный в квартире зарезал старушку. Дверь в квартиру по звонку полицейских открыл действительно пьяный и сонный Улан. На вопрос, где бабушка, спокойно ответил, что она спит в другой комнате. В комнате на кровати лежала хозяйка. Судя по луже крови, она спала уже вечным сном. Эксперты определили, что погибла бабушка на месте происшествия от многочисленных колото-резаных ранений груди с повреждением сердца и лёгких и массивной кровопотери. Поначалу, конечно, наручники надели на Улана, который совсем ничего не соображал, только хлопал глазами и мычал. Он был не просто пьян: в бутылке пепси, которой он запивал водку, обнаружилось сильное снотворное.

Уже через два дня Улан постановлением Октябрьского районного суда Иркутска был подвергнут административному наказанию в виде штрафа и принудительно выдворен в Киргизию. К этому времени полицейские задержали настоящего убийцу. Оказалось, что Морик Данилов подготовил весь этот спектакль для полицейских, чтобы закрепить за собой наконец подаренную бабушкой половину квартиры. Он боялся, что старушка может одуматься, да и родственники захотят вернуть жилплощадь. Вот и решил отправить хозяйку к последнему пристанищу. Чтобы не попасть самому под подозрение, использовал Улана, который как раз явился варить бабке суп. От лошадиной дозы снотворного собутыльник свалился после третьей рюмки водки. Искромсав ножом, которым резал арбуз, спящую старушку, Морик позвонил в полицию со своего телефона. Данилову казалось, что он разрулил ситуацию очень мудро.

«Он действительно тщательно готовился к совершению преступления, о чём свидетельствует покупка в аптеке резиновых перчаток и препарата со снотворным и седативным действием. Принял меры, чтобы отвести подозрения от себя: позвонил в полицию и закрыл входную дверь своими ключами, создав видимость, что квартира заперта изнутри. Преступник длительное время знал хозяйку, знал о её беспомощном состоянии. В тот день она болела, не могла встать. В силу своего физического состояния престарелая женщина не в состоянии была защищаться и не оказала убийце никакого сопротивления. Проанализировав все представленные доказательства, суд квалифицировал действия подсудимого как убийство – умышленное причинение смерти другому человеку, заведомо для виновного находящемуся в беспомощном состоянии, из корыстных побуждений», – говорит государственный обвинитель Вера Гурина, прокурор отдела государственных обвинителей областной прокуратуры. Наказание гражданину Азербайджана Данилову назначено в виде лишения свободы сроком на 17 лет в российской колонии строгого режима. Так что квартирный вопрос теперь надолго для него не актуален.

За пенсию жизнь отдашь

Эта печальная история случилась в Нижнеудинске, но беспомощных стариков в день получения пенсии караулят и в других населённых пунктах. Так что история в каком-то смысле типичная.

Правда, начиналась она довольно необычно – с каких-то киношно-романтических отношений. Татьяне было уже за 30, когда она познакомилась с Юрием Масло, годившимся ей в отцы. Он жил в Санкт-Петербурге. Познакомились по телефону, видимо, через общих знакомых. Мужчина не стал скрывать, что отсидел недавно восемь лет в колонии строгого режима – насмерть был забит человек. Но поклялся, что просто взял на себя чужую вину. И Татьяна поверила. Видимо, кавалер сумел произвести на девушку впечатление даже по телефону. Во всяком случае, она сразу пригласила его в Нижнеудинск, привела домой и познакомила с отцом. Соседи на следствии говорили, что поначалу Татьяна ходила счастливая, избранник её выглядел солидно и демонстрировал хорошие манеры. Но длилось это недолго. Юрий находился под административным надзором, полиция должна была его регулярно проверять по месту жительства. А потому встал вопрос о прописке. И Масло получил в квартире своей зазнобы постоянную регистрацию.

После чего сразу как будто переродился. Устраиваться на работу он передумал. Стал покупать спиртное, спаивать отца Татьяны, недавно перенёсшего инсульт, приглашать гостей. Куда-то делись хорошие манеры сожителя, в домоуправление посыпались жалобы на громкую музыку и ругань в квартире. А Татьяна стала появляться во дворе с синяками. Терпеть такое отношение женщина вовсе не собиралась. Она не раз писала заявления в полицию, фиксировала побои. Буян на глазах участкового стал разыгрывать попытку самоубийства, жалуясь, что ему создают в семье невыносимые условия. И на 10 дней попал в психоневрологический диспансер. За это время дочь с отцом поменяли замки на двери в квартиру, собрали вещи жильца и увезли в больницу. Жили под страхом. Отец Татьяны сильно боялся «зятя». Ещё бы не бояться, когда здоровый мужик говорил старику, который едва двигался, что может порвать его голыми руками и ничего ему за это, как психу, не будет. Дверь в квартиру всегда была на замке, и отец отворял её только после звонка дочери.

Но день, когда приносили пенсию, был особенным. Все квартиры, куда должна была войти с деньгами молоденькая девушка-почтальон, стояли с приоткрытыми заранее дверями. Такая была забота о сотруднице почты, которая сама-то боялась нападений и спешила побыстрее справиться с опасным заданием. В тот день она застала двери в квартиру Петра Николаевича на третьем этаже приоткрытыми, что её не удивило. На кухне сидел Юрий Масло, которого почтальонка знала, поскольку он раньше здесь жил и тоже получал пенсию. Но женщина обратила внимание, что хозяин квартиры боялся, у него так тряслись руки, что он не мог расписаться в ведомости. «Что сидишь? Опять будешь мои деньги отбирать?» – спросил тихо хозяин. И гость со злостью, не стесняясь почтальона, подтвердил: «Буду». Покидая квартиру, сотрудница успела заметить, что 15 тысяч рублей, которые она выдала под роспись, Пётр Николаевич сунул себе в карман. Двери она захлопнула.

Наверное, пенсионер и сам выполнил бы требование грабителя отдать деньги, жизнь-то дороже. Но «предложение» не поступило. Через несколько минут хозяин квартиры уже валялся на полу избитый со связанными руками. В рот ему убийца заталкивал простыню, одновременно сдавливая заднюю поверхность шеи. Эксперты определили, что смерть потерпевшего наступила от механической асфиксии. Но кроме этого садист просто измесил тело старика. Медики насчитали у него 13 переломов рёбер. Когда жертва перестала дышать, несостоявшийся член семьи по-деловому обшарил карманы жилетки старика, забрал деньги и дешёвенький кнопочный телефон «Самсунг». Никакой ценности мобильник не представлял, зато помог разоблачить преступника.

Убийство было раскрыто сразу. Всё та же почтальонка, спускаясь с пятого этажа, где тоже выдавала пенсию, услышала хрипы и подозрительные шорохи в квартире Петра Николаевича. Припомнив недавно увиденную сцену на кухне и нежеланного гостя, которого явно боялся хозяин, перепуганная женщина вызвала полицию. Полицейские примчались минуты через две-три. Дверь им никто не открыл.

А в это время с другой стороны здания, где находился магазин «Юбилейный», уже собиралась толпа – на их глазах мужик выпрыгнул из окна и сломал ногу. Сердобольные прохожие предлагали ему попить водички, а он уговаривал вызвать ему такси вместо «скорой помощи», обещал хорошо заплатить. На вопросы любопытных травмированный бурчал, что чинил то ли балкон, то ли крышу и свалился нечаянно. Рядом с ним на траве валялся выпавший из кармана кнопочный телефон, который беспрестанно трезвонил – это Татьяна волновалась за отца.

В таких обстоятельствах и состоялся первый контакт полицейских с подозреваемым. Пока врачи «скорой помощи» накладывали на сломанную ногу шину, сотрудники МЧС взламывали дверь квартиры, где лежало остывающее тело старика. Оперативникам Юрий Масло сочинил новую версию: якобы из окна он выскочил, потому что дед гонял его с ножом по квартире. А деньги, которые торчали из кармана, – его личная пенсия, которую он только что получил на почте. Почему у него два телефона, подозреваемый пояснить толком не смог.

На предварительном следствии Масло без конца менял показания. То твердил, что за ним гонялся дед, с которым ему пришлось бороться. То уверял, что вынужден был скрываться от какого-то Сашки, который неожиданно вломился в квартиру. Были версии про ремонт крыши и балкона. И, наконец, подследственный заявил, что никакого убийства не совершал, а оговорил себя от боли: оперативник якобы заявил, что гипс ему будет наложен только после того, как он подпишет протокол.

«Различные версии причины падения из окна, как и заявления подсудимого о том, что ему не оказывалась медицинская помощь с целью получения от него определённых показаний, безусловно, продиктованы желанием избежать уголовной ответственности. Так это расценил суд», – говорит государственный обвинитель Вера Гурина, прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры. Суд учёл и особо опасный рецидив – неснятую и непогашенную предыдущую судимость Юрия Масло. За два особо тяжких преступления – разбойное нападение на пенсионера, при котором предметом, используемым в качестве оружия, послужила простыня, и сопряжённое с разбоем убийство пожилого человека – суд назначил 16 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима со штрафом в размере 50 тысяч рублей и ограничением свободы на 1 год и 10 месяцев после выхода из заключения. Теперь Татьяна может не бояться опасного рецидивиста, с которым по телефону сговорилась создать семью. Только отца, задушенного простынёй из-за пенсии, уже не воскресишь.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector