издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Наши земляки -- участники Парада Победы

Наши
земляки — участники Парада Победы

На снимке, опубликованном в
июньском, шестом, выпуске страницы
"Иркутский ветеран"
("ВСП", 21 июня 2001 г.), Яков
Георгиевич Макаров слева второй в
первом ряду. Продолжая цикл "Наши
земляки — участники Парада
Победы", мы публикуем сегодня его
статью. Я. Г. Макарову есть что
рассказать о себе и о войне.
Началась война для него на
подмосковной земле, а закончилась
на улицах Берлина.

Готовя
рукопись автора к публикации, мы
немало провели времени с ним,
вспоминая самое дорогое для нас,
фронтовиков: павших в бою друзей,
однополчан, вернувшихся домой,
своих командиров — от взводного до
маршала. Естественно, мы не могли
обойти стороной и то, что сегодня
особенно на слуху: кто и каким
образом ищет правду о войне? К кому
или к чему обращаются в поисках
этой правды молодые авторы всякого
рода заметок, статей и романов,
повестей, рассказов?

Я
предложил Макарову:


Назовем твою статью "Три
страницы правды о войне"?


Правда? О войне? — сказал он. — Так
она в нас, с нами! Это все то, что
было с нами на войне!

И мы
нашли нужный заголовок.

Иван
ГОВОРИН,
пресс-секретарь
областного совета ветеранов.

От Юхнова и
Ржева до Берлина

Яков
МАКАРОВ,
участник Парада Победы
в Москве 24 июня 1945 года

Напутствие
первое
В День Победы

Эту военную
грамоту мне, как и моим
однополчанам, вручали в Берлине в
День Победы. Подписали ее наш
командарм гвардии
генерал-полковник Михаил Ефимович
Катуков (было ему тогда сорок пять
лет, красивый крепкий мужчина) и
член военсовета армии гвардии
генерал-лейтенант Николай
Кириллович Попель. Мой отец был
немножко старше их по возрасту, и мы
с ним ушли в армию почти в один день.
Взяв в руки грамоту, я будто в
отцовские глаза глянул.

"Радисту-пулеметчику
1-й гвардейской Чертковской, дважды
ордена Ленина, Краснознаменной,
орденов Суворова, Кутузова, Богдана
Хмельницкого гвардии сержанту
Макарову Якову Георгиевичу,
участнику взятия Берлина.

Вы до
конца выполнили свой долг перед
Родиной в Отечественной войне,
прославив русское оружие на полях
великих сражений с немецкими
оккупантами, навеки прославив
сталинскую гвардию.

Военный
совет 1-й гвардейской танковой
армии отмечает Ваше героическое
участие в исторических боях по
овладению столицей немецкого
империализма Берлином и
поздравляет Вас с Победой!".

Да, нам было
очень приятно вместе с орденами и
медалями, воинскими званиями
получить в этот день, на пороге
долгожданной мирной жизни, доброе
напутствие командования. Мы не
скрывали своей радости.

В конце мая
меня вызвали в штаб ТБ (танкового
батальона) и сообщили такую
неожиданную и радостную весть, что
я даже не поверил своим ушам: в
Москве на Параде Победы я буду
представлять свою часть! Тогда я не
мог осознать всего значения этого
события. Какой он будет, Парад
Победы, и какой след оставит в моем
сердце?

На следующий
день со сборного пункта из Берлина
пассажирским поездом мы выехали в
Москву. В сводный парадный полк 1-го
Белорусского фронта входили шесть
рот пехотинцев, рота артиллеристов,
рота танкистов, рота летчиков и
одна сводная рота — саперы,
связисты и кавалеристы — всего
десять рот по сто человек в каждой.
Во главе сводного полка 36
знаменосцев и 23 генерала — комдивы,
комбриги, комкоры и командармы…

Нам в дни
подготовки предстояло научиться
ходить не просто строевым шагом, от
которого мы порядком отвыкли, а
парадным, которым мы и не хаживали.
Разве где для забавы на привале…
Предпоследняя репетиция прошла на
поле Центрального военного
аэродрома, а заключительная,
генеральная, репетиция была
проведена на Красной площади в ночь
на 23 июня.

Утром 24 июня
на рассвете улицы Москвы были
запружены буквально до предела. Нас
встречали счастливые, озаренные
улыбками москвичи, взрослые и дети,
гремели марши, не смолкали песни.
Люди ликовали, несмотря на хмурое
утро. Накрапывающий вначале дождик
усиливался, но ничто не могло
испортить праздничного настроения.
Душевный подъем был настолько
высок, что никто даже не замечал
дождя.

Сегодня, 56
лет спустя, я словно там, в
трепетном ожидании и волнении
начала парада. Командующему 1-м
Белорусским фронтом маршалу Жукову
Верховный поручил принимать парад,
а командующему 2-м Белорусским
фронтом маршалу Рокоссовскому —
командовать парадом. Мы, солдаты
войны, хорошо понимали, почему
Верховный сделал такие поручения.
Парад Победы — это самая высокая
награда, великий дар Родины своим
солдатам!

Правда
войны
в каждом из нас

В декабре 1941
Иркутский горвоенкомат призывает
моего отца Георгия Евграфовича и
следом через день — меня.
Представьте, что было дома в семье,
особенно обеспокоенность матери.
Отца сразу направили на Дальний
Восток — там формировались дивизии
взамен ушедших осенью на оборону
Москвы. Я оказался в 116-й стрелковой
дивизии, которая
доукомплектовывалась в основном
недавно призванными 19-20-летними
парнями из Приангарья и
Прибайкалья.

… Первая
военная зима никак не хотела
отступать. Уже март 1942 года. Наша
дивизия прибыла в Подмосковье и
приняла первое боевое крещение в
районе г. Юхнова. Я пулеметчик 656-го
стрелкового полка, в моем
распоряжении "максим". Хорошая
машина, но и тебя от смерти и
ранения не укрывает. И моя первая
страница московской фронтовой
судьбы закончилась госпитальной
койкой в Калуге.

Не легче была
и вторая — подо Ржевом. После
лечения я попадаю в 55-й гвардейский
стрелковый полк 20-й гвардейской
стрелковой дивизии с повышением —
во взвод полковой разведки. Чем
закаленнее солдат, тем большая
ответственность возлагается на
него, и ты становишься более
вдумчивым и более сообразительным.
К каждой операции готовимся
тщательно, но взять "языка" и
вовремя притащить его "домой"
все сложнее и сложнее. В одно из
таких возвращений мне опять
достался фрицевский "подарок"
— и снова госпиталь, на этот раз в
Подмосковье.

После
госпиталя довольно быстро из
запасного полка меня направляют на
учебу во Владимирское танковое
училище. Оказалось, тогда готовили
кадровый резерв для танковых армий.
Теперь я радист-пулеметчик
танкового экипажа, как у летчиков
стрелок-радист. Так началась третья
страница моей фронтовой судьбы — с
1943 года до Победы. Это бои за
освобождение Украины, польской
земли. При выходе нашей танковой
армии на побережье Балтийского
моря третий раз я был ранен, но
покинул госпиталь не долечившись, и
вместе со своей танковой бригадой
участвовал в битве за Берлин, где и
застал меня конец войны.

Танки с
новыми, более мощными пушками —
наша гордость. Но танк, как и
"максим", в бою жесток и уязвим.
За два года в танковых частях мне
пришлось сменить три машины. Первый
раз это произошло в ночном бою под
Жмеринкой. Второй танк сгорел от
лобового попадания тяжелого
снаряда противника. Это было на
Украине под Винницей. Мы вели
тяжелые кровопролитные бои. Левый
бок нашего Т-34 был исковеркан
прямым попаданием снаряда. Танк
остановился. Командир машины был
сражен намертво, механик-водитель
тяжело ранен, обгорел и заряжающий.
Я понял, что электропроводка
выведена из строя, но система
сжатого воздуха оставалась целой,
поэтому мне удалось завести танк.
По приказу комбата я вывел его до
ближайшего бригадного ремпункта.

И самый
последний бой на улицах Берлина. В
нашем экипаже убит
механик-водитель и ранен командир
машины. По его приказу я вывел танк
к штабу батальона. Пополнив экипаж,
мы снова пошли в бой.

Напутствие
маршала

Демобилизован
я был из армии по Указу Верховного
Совета Союза ССР от 25 сентября 1945
года как имевший три ранения.
Первого октября я получил все
необходимые для отъезда документы.
Главным из них считаю наказ маршала
Жукова солдату войны. Вот оно, это
напутствие:

"Боевому
товарищу

Якову
Георгию Макарову.

По
решению XII сессии Верховного Совета
Союза ССР Вы демобилизуетесь из
действующей армии и возвращаетесь
на Родину. Вы прошли большой и
тяжелый путь по дорогам войны. Но
трудности и лишения, которые
пришлось пережить в сражениях и
походах, не прошли даром.

На нашу
долю выпала великая честь добить
врага в центре его звериного логова
и водрузить над Берлином Знамя
Победы. Вы участник Парада Победы
на Красной площади в Москве 24 июня
1945 года. За честную службу на благо
нашей Родины объявляю Вам
благодарность.

Теперь
Вам предстоит сменить оружие войны
на орудие труда.

Желаю
Вам успехов на новой работе. Будьте
и впредь в первых рядах нашего
героического народа. Счастливого
Вам пути!".

Напутствие
подписали маршал Константин
Георгиевич Жуков и
генерал-лейтенант Константин
Федорович Телегин (с июля 1941 года он
был членом военсовета сначала
Московского военного округа, затем
— Московской зоны обороны,
Центрального фронта и 1-го
Белорусского).

Мне очень
дороги строки их отцовского
напутствия, каждое слово их,
обращенное к своему солдату,
возвращающемуся на Родину, домой, в
семью, к мирной жизни.

Я храню и
военную грамоту, и
наказ-благодарность, как и каждое
слово на снимках моих
друзей-однополчан, подаренных в
июньские дня в Москве, когда мы
готовились к параду, и в
октябрьские дни 1945 года, когда
прощались, уезжая домой. Тогда 8
ноября мне исполнилось 24 года.

…56
послевоенных лет за плечами. И где
бы я ни работал, я всегда помнил
наказ маршала Жукова и все эти годы
выполнял посильную общественную
работу. Не мог по-другому жить
солдат, вернувшийся с войны! Выйдя
на пенсию, я встал в строй Иркутской
секции Советского комитета
ветеранов войны. И ныне в совете
ветеранов войны и труда мы,
фронтовики, как прежде, на правом
фланге.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер