издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чудаки украшают мир?

На "чудака" в общепринятом смысле этого слова Владимир Алексеевич Хороших совсем не похож. Чудак -- это немножко не от мира сего. Даже внешне -- этакий самоуглубленный, в чем-то своем, глубоко личном и только ему интересном копающийся человек. А тут -- ничего похожего. Крепкий, косая сажень в плечах, с умным трезвым взглядом голубых глаз, симпатичный мужчина зрелых лет. И, похоже, хорошо знающий, что и зачем он делает.

И все же я настаиваю на своем заголовке. Читатель поймет,
почему, если… если вчитается дальше в материал.

Начало — всему голова

А начало у Володи было заложено доброе.
Его украинские деды-прадеды во времена
оные приехали осваивать Сибирь да и остались здесь
навсегда. Отец — усольчанин, был «разводящим» вагонов
на станции в Усолье. Погиб при несчастном случае. Матери
досталось троих сыновей поднимать, но не совсем это удалось…
Осталась надежда на Володьку, младшего. И он не подкачал:
закончив школу-интернат в Ангарске, поступил в Иркутский
политехнический, на авиационный факультет. Учился так,
что и сейчас не стыдно вспомнить. Стал именным стипендиатом,
комсомольским вожаком. Здесь же приняли в ряды партии
— а в то время студентов коммунисты в свои сплоченные
ряды старались не брать.

И вот закончен политех; перед молодым выпускником открылись
любые дали. Он выбрал Север, Тюмень, самую крайнюю точку
области — Обскую губу, Салехард. Несколько лет отбухал
здесь, стал замполитом авиаотряда, его душой. Затем
получает приглашение в город Рыльск Курской области, тоже замполитом,
в авиационный колледж.

На родине Г.И. Шелихова

Рыльск, родина знаменитого путешественника и предпринимателя,
очаровал его. Рыльску — 1300 лет! Старше Москвы
и других не менее старинных городов. Город купцов, он
был знаменит и известен путешественниками, кузнечным литьем, льном,
пенькой, и, конечно же, это была житница России: в благодатном
южном краю центра России росли пшеница, рожь, сахарная
свекла. И народ здесь жил зажиточный, хлебосольный.
С самого начала купцы «постановили»: быть городу каменным.
И потому он и сейчас сохранился весь в своей первозданной
красе.

… Рассматриваем фотографии Рыльска, с такой любовью
и мастерством сделанные Владимиром Алексеевичем, другими
фотомастерами. В Рыльск нельзя было не влюбиться и…
не стать краеведом, что называется, по душе. И он стал
им. Да еще каким! И, конечно же, самое пристальное внимание
привлекла его родословная знаменитого рода Шелиховых.
О нем, его деятельности он знает, наверное, все. Тем
не менее удивило, что здесь, на родине Шелиховых, сохранилось
все, что было… до Советской власти: документы, именные
вещи, письма, памятник самому Григорию Ивановичу. А вот
после революции от памятника остался лишь постамент
с выбитыми на нем буквами «Г.И. Шелихов, российский
Колумб». Кинулся все это восстанавливать, благоустраивать.
Но где взять деньги на музей великого первооткрывателя?

— Да, где же вы брали деньги на все это великое дело?
— задаю вопрос.

— Добывал концертами. Ездили с семьей (к этому времени
у него выросли три дочери) по
городам и весям, музицировали, пели народные песни.
Дочерей даже сняли на ролик для ЦТ. Потом поехал в Москву,
к Гайдару, тот помог с деньгами. К тому времени (а это начало 90-х, его уже
избрали мэром Рыльска) краеведческая работа набрала
хорошие обороты (напомним, что краеведение, как ненужная
«отрасль» культуры, практически сворачивалась по всей
России).

Ну, вот и вопрос, не чудак ли Хороших был:
идеями учить и воспитывать на примерах патриотизма своих
сограждан? Его назначают директором авиаколледжа, одного
из крупнейших в России, с 1000-м списочным составом
курсантов со всей России. Тут и «учебных» проблем
хватает — колледж оснащен по последнему слову авиатехники
и учебного оборудования. Огромных усилий требовала проблема
набора (ведь сюда едут ребята со всей России),
организация учебного процесса, и т.д., чем директору по
штату положено заниматься. И он занимается. Но параллельно
создает музей — и города и собственно музей Шелихова.

— Зачем это вам? — напрямую задаю вопрос.

— Для души, — коротко и ясно поясняет Владимир. Помните, у поэта:
«душа обязана трудиться…». Ведь создается музей,
по сути, руками ребят. Они и экспонаты помогают разыскивать,
строят и оборудуют стенды; летом обязательно в походы ходят
— по местам боев. Рыльск ведь в самом пекле войны
оказался. Мы вот говорим, что нужно, как воздух, патриотическое
воспитание. Но ведь оно на пустом месте не родится.
И когда сами курсанты все создают собственными руками,
видишь, как пробуждаются дети, как растет их интерес
к истории родины. А это дорогого стоит.

Как музей из Рыльска в Шелехов переехал

О личности Шелихова он готов рассказывать часами. И
хотя есть книга о его биографии, он пишет (по сути, уже
написал) свою. Она — о Рыльске, о памятниках Шелихову,
о том, какие найдены и сохранены документы, о своем
колледже, о своей жизни, учебе, работе, товарищах. Стыдно
признаться, но я, иркутянин, хотя и знаю, разумеется,
кто такой Шелихов, но о многих подробностях его житья-бытья
не ведал. Владимир Алексеевич повез меня на улицу Сурикова в Иркутске:
«Вот в этом доме располагалась Российско-Американская
компания в начале 19-го века. Видите мемориальную
доску? В Знаменском монастыре мы молча стояли у могилы-памятника
Г. Шелихову, который поставила его жена. Оказывается, Шелихова
за беспримерное рвение пожаловала орденом сама Екатерина
II. Их было много — братьев и сестер. Так вот, всех
мужчин многочисленного и богатого семейства именно Григорий
соблазнил поехать в Сибирь. Они с ним плавали и
на далекие Алеутские острова, и «открывали» для себя Америку.

— В результате успешной деятельности на северо-американском
континенте по добыче ценного меха морских котиков и
каланов (морских бобров), — рассказывает Владимир,
— им была создана прочная организация
и торговые связи в Китае, Кяхте, Москве, Иркутске.

В 1799 году вышел именной Указ Петра I об образовании Российско-Американской
компании, с приложением ее правил и привилегий в меховом
промысле и торговле в северо-восточной части Америки
и Тихом океане.

В 1806 г. компания получила право иметь собственный
флаг.

Столица Русской Америки располагалась в Ново-Архангельске
(Ситхе). Первым главным правителем земель Русской Америки
был А.А. Баранов. Под его руководством на Аляске и Алеутских
островах строились крепости, новые селения и православные
храмы. В 1812 г. в Калифорнии И.А. Кусковым была построена
крепость Форт Росс.

С деятельностью компании связаны судьбы декабристов
Л. Загоскина, Д. Завалишина, К. Рылеева. Особая роль
компании заключалась в организации кругосветных экспедиций
И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского, В.М. Головина и
других офицеров русского флота, в поддержке торговых
связей, проведении больших исследовательских работ в
северной части Тихого океана.

Короче, судьба благоволила к Шелихову. Но вдруг, в расцвете
сил, он внезапно заболевает и умирает. Оказывается (и
об этом есть свидетельства современников), это случилось
не без помощи жены.

… Его рассказ полон стольких исторических подробностей,
что я невольно заслушался. Думаю, читателю не надо объяснять
теперь, что главным человеком, своеобразным «приводом»
между городами Рыльск и Шелехов становится именно Владимир
Хороших. Летом 1991 года он и мэр Шелехова Владислав
Поздняк заключают договор о побратимских связях. Хороших
привозит сюда, к нам, уникальный постамент памятника
Шелихова, монеты, предметы быта, сельхозорудия и оружия,
организует в городском музее раздел «Город Рыльск»,
обеспечивает его буклетами, фотографиями. Мало того,
заключается договор, что десять юных шелеховцев ежегодно
будут получать с благословения городской администрации
путевку в далекий Рыльск, в авиаколледж. Отныне жители Рыльска
и Шелехова постоянно обмениваются делегациями, ездят друг
к другу в гости, выступают с концертами. Владимир Хороших возмущается,
когда это доброе дело вдруг пускается на самотек: в
прошлом году, например, шелеховцы не набрали нужного
«кворума» для поступления: «денег не
нашлось». А вот на поездку ознакомительную та же городская
Дума деньги-таки выделила.

… Я знаю, что побратимские связи между многими городами
России почти сошли на нет. Не до того нынешним администрациям,
тут бы выжить, бюджетные деньги распределить…
А он вот совсем о другом печется, наш
земляк, сибиряк Владимир Алексеевич Хороших. Печется
о духовном в такое бездуховное время. Ну, не чудак ли?

А в конце нашей встречи он сказал главные, определяющие
смысл всей своей жизни слова. Когда я спросил его, насколько
важно то, что он стремится делать что называется «по
душе», он ответил:

— Я думаю, что это самое важное в нашей жизни — знать
свои корни. К чему привела «установка» на человека без
нации, без рода, но с непреклонными убеждениями «во имя
человечества», мы знаем. Нынешняя установка на «глобализм»,
на человека без прошлого и будущего, без роду и племени,
без языка и родины, живущего ради того, чтобы жить и
получать удовольствие от факта биологического существования,
тоже ни к чему хорошему не приведет.

Нормальная человеческая жизнь возможна только тогда,
когда человек осознает себя звеном в цепи других жизней,
когда чувствует ответственность перед прошлым и будущим
за свои поступки. Знание прошлого к этому обязывает,
оно во многом дает смысл жизни.

Той жизни, в которой Владимир Хороших, похоже, определился:
делать добро везде, где ты можешь. Таким его воспитали
Сибирь, Иркутск…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное