издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Это что за Хиросима?

Жители деревни Карлук Иркутского района, где проживают 2100 человек, вышли на тропу войны. Они утверждают, что закрытый три месяца назад нелегальный нефтеперерабатывающий завод, находящийся на территории села, продолжает работу, чем отравляет жизнь всему местному населению. Селяне жалуются, что обратились во все властные органы и нигде не получили реальной поддержки в решении проблемы. Оставшись без внимания властей, жители деревни решили закрыть завод самостоятельно. На организованном администрацией деревни «стихийном митинге» побывала Ксения ДОКУКИНА.

Пенсионеры, решившие участвовать в «стихийном митинге», начали толпиться у поселковой администрации ещё до его начала. Деревенские бабушки, выстроившиеся в рядок, охотно доложили журналисту «Конкурента»:

– Этот завод как закрывали, так снова и открыли. Мы несколько дней как туманные ходим. Позавчера вообще капитально плохо было и сегодня с утра. Это что за Хиросима? 

Остальные участники митинга пришли ровно к его старту – 10 часам утра. Народ собрался очень быстро, буквально за пять минут толпа из 20 человек увеличилась раза в четыре. Вперёд выставили деревенских детишек, годиков по семь. «Чем сегодня пахло, дети?» – поинтересовалась у них одна из местных жительниц. «Бензином», – хором протянули они. 

Глава Карлукского муниципального образования Александр Марусов объявил: 

– Мы проводим сход по нашей инициативе из-за наболевшего завода, который на протяжении нескольких месяцев травит население. Мы с администрацией Иркутского муниципального образования обратились во все государственные службы, которые есть в области, по вопросу закрытия завода, но он продолжает работать. Дважды писали губернатору, но не получили ответа. Вчера я обратился в территориальный отдел администрации региона, думал, что сегодня представитель губернатора появится здесь, но его нет. 

– Шиш, – ёмко подтвердил кто-то из участников митинга. 

Несмотря на то что областные власти остались к сходу жителей Карлука равнодушны, Александр Марусов решил провести его «по порядку» и, «чтобы не превратиться в оголтелую массу», призвал избрать председателя и секретаря.

– Коль по нашей инициативе сход проводится, думаю, вы не будете возражать, что председателем хочу назначить, вернее, извиняюсь, вы выберете меня, а секретарём – Седых, – предложил глава посёлка, указав на помощницу, сидящую с ручкой и листами бумаги за письменным столом, специально вынесенным на травку перед зданием администрации. Народ поддержал его дружными аплодисментами. 

История с душком 

Народ в Карлуке вообще оказался на редкость организованным. Люди, решившие защищать деревню, пришли на митинг добровольно, выступали охотно, никто за словом в карман не лез. 

– Сегодня в шесть утра у меня началась страшенная рвота, – пожаловалась первая ораторша Татьяна Евгеньевна. – Позвонила в Главное управление МЧС по Иркутской области, сказала, что второй день с завода идут невыносимые выбросы, попросила зафиксировать их. Потому что запах ужасный стоит в 7 утра, а к 10 он уже развеивается. Но никакого реального ответа не получила.

«Ужасный запах» появился в посёлке Карлук ещё ночью с 6 на 7 мая. Накануне деревню окутал сильный смог, а наутро многие жители, особенно пожилые люди, родители с детьми и астматики, стали обращаться к врачам с симптомами отравления токсическими веществами. Симптомы были схожие: сильные головные боли, рвота, удушье. После этого селяне стали подавать заявления в контролирующие инстанции. Как сообщили в пресс-службе ГУВД, когда следственно-оперативная группа прошла на охраняемую собаками территорию, она обнаружила нефтеперерабатывающий завод, размах которого не уступал промышленным масштабам. Установка, состоящая из двадцати 

60-тонных цистерн, позволяла производить дизельное топливо и низкооктановый бензин. Три цистерны были наполнены различными производными нефтепродуктов. В сутки завод мог перерабатывать до 240 тонн нефти. Дневная выручка могла достигать 1,5 млн. рублей. Рядом стояли три машины для перевозки нефтепродуктов. На производство не существовало ни регистрации, ни лицензии. 

Производство было остановлено, изъятые образцы горюче-смазочных материалов направлены на экспертизу, а место происшествия взято под круглосуточную охрану. 18 мая Иркутский районный суд приостановил и деятельность предприятия, официально названного «складом нефтепродуктов ООО «Люсит Голд», на 90 суток в связи с несоблюдением техники пожарной безопасности. Однако 28 июня судьёй Иркутского областного суда это решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в районный суд. По информации руководителя пресс-службы суда Ольги Шиндаевой, основанием отмены решения стало нарушение прав ООО «Люсит Голд» на участие в судебном разбирательстве. Пояснить, в чём были нарушены права фирмы, Шиндаева отказалась, сообщив, что официальную информацию она может дать только в этом виде. 

В поисках виноватого 

В очередной раз тревогу жители Карлука забили в конце прошлой недели, когда в воздухе по утрам опять начал появляться резкий запах, а симптомы токсического отравления у многих повторились. 

Воспитательница детского сада Карлука сообщила, что дети в садике стали плохо кушать и спать, днём были вялые и неактивные, у некоторых была рвота. Похожие синдромы, по словам поселкового ветеринара, появились и у домашних животных. 

У жителей уже есть официальное подтверждение негативных последствий деятельности завода. Западно-Байкальской прокуратурой было установлено, что на его территории площадью 400 кв. м имеются места с разливом горючей жидкости и нефтепродуктов на плодородном слое почвы, а также выяснено, что часть нефтепродуктов попала в грунтовые воды. Кроме того, в ходе проверки филиалом ЦЛАТИ в Восточно-Сибирском регионе были отобраны пробы воды из водонапорной башни села и установлено, что содержание нефтепродуктов в воде превышает предельно допустимые нормы в 5–10 раз, сообщил заместитель начальника отдела земельного контроля управления Россельхознадзора Пётр Пуляевский. «Это предварительные данные, а до 12 июля наша лаборатория сделает экспертное заключение, и я проинформирую администрацию о размере ущерба для плодородного слоя земли», – сказал он. 

Подставной владелец 

Вплотную заводом занялся и следственный отдел по Иркутскому району Следственного комитета при прокуратуре РФ. Он успел выяснить, что ООО «Люсит Голд» арендовало участок земли, на котором находился завод, у Байкальской сельскохозяйственной компании. Земля эта была предназначена только для сельхозработ. По информации старшего помощника СУ СКП Владимира Саловарова, уголовное дело пока было возбуждено по факту нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах. 

– Официальный владелец завода установлен, но обвинение ему пока не предъявлено, – сообщил Саловаров. – У следствия есть сомнения по его поводу, потому что им оказался житель села, которому 21 год, он работает грузчиком на одном из пред-

приятий Иркутска. С чего на него такое богатство свалилось, непонятно, возможно, это только подставное лицо. Следователь с ним работал, но парень отказался от дачи показаний, воспользовавшись конституционным правом. 

Как оказалось, и рассмотрение решения районного суда в областном было инициировано от имени таинственного 21-летнего парня. Ходатайствовали об этом его адвокаты, «серьёзные специалисты», отметил Саловаров. «Откуда у парня деньги на них, тоже непонятно, – сказал он. – Так что надо ещё выяснить, кто за этим стоит». 

«Мы все умрём»

В следственном комитете к митингам в селе отнеслись с крайним раздражением и заметили, что «если у администрации Карлука есть что рассказать, надо говорить это следователю, а не старушек на баррикады собирать». Саловаров предупредил, что глава посёлка и его заместители также будут допрошены в качестве свидетелей. Он заверил, что завод со времени начала расследования не работал.

– На период расследования территория, на которой находится база, взята под круглосуточную охрану, и ничего там работать не может, – заявил Саловаров. – К тому же для того, чтобы начать работу, надо три дня на раскочегарку потратить, наши посты этого бы не допустили. 

Участковый Иркутского районного РОВД Руслан Назиров, побывавший в селе, тоже подтвердил, что завод бездействует, однако пообещал от имени начальника РОВД выставить ещё посты, чтобы точно гарантировать это. 

– Я приехал в село с утра, запах в воздухе действительно был, – сообщил он. – Однако он возникает не из-за работы завода, а из-за испарения тех веществ, что хранятся на его территории. 

Тем не менее жители села настроены решительно и «только на ликвидацию этого производства, иначе, извините, мы все умрём», заявила член созданной на сходе инициативной группы Ирина Ченских. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное