издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутская колыбель педиатрии

Ивано-Матрёнинской детской клинической больнице исполняется 115 лет

И не сказать, чтобы дата была в привычном нашем понимании «круглой». Так, скорее «проходная», хотя, конечно, достойная. Но у Ивано-Матрёнинской, принимающей на себя беды и несчастья тех, кто только начинает земной путь, а потому и самых незащищённых перед судьбой, особое отношение ко времени. Свой возраст, по большому счёту, она ведёт не годами, но спасёнными и спасаемыми ею поколениями: нередко, вылечив, ставит на ноги внуков, правнуков и даже праправнуков исцелённых ею десятки лет тому назад. Ну а отслеживать каждое пройденное пятилетие – это не более, чем выпестованная больничным коллективом традиция. Так легче, оглядываясь на пережитое, прицеливаться к будущему.

И впрямь, если мысленно сложить все «пятилетки», составившие историю старейшего в сибирском краю и заслуженного детского лечебного учреждения, какую панораму развития лечебного дела в Иркутске можно было бы высветить! От старого больничного корпуса, возведённого на деньги иркутского золотопромышленника Ивана Базанова, до сих пор украшающего улицу Советскую, до первой кафедры детской хирургии, основанной вернувшимся с Великой Отечественной войны Всеволодом Андреевичем Урусовым; от первых тридцати больничных кроватей до многопрофильного, в семьсот сорок коек, клинического лечебного учреждения, на базе которого сегодня развёрнуты кафедры Иркутского государственного медицинского университета и Иркутского государственного института усовершенствования врачей. Если собрать под одним переплётом все истории болезней, то бишь все истории спасённых ребячьих жизней, – какую книгу о самоотверженном, негромком, честном труде нескольких когорт детских врачей Иркутска могли бы мы прочесть!

Впрочем, почему о такой летописи говорится в сослагательном наклонении? Да вот же она! Уже вычитанная и откорректированная, лежит высокой аккуратной стопкой пока не сброшюрованных листов на письменном столе моего собеседника – главврача Иркутской городской детской клинической больницы доктора медицинских наук Владимира Александровича Новожилова. В сентябре юбилейное издание выйдет в свет. В самый раз к праздничным торжествам по случаю ещё одного прожитого Ивано-Матрёнинской пятилетия – события, между прочим, значимого не только для неё самой, но и для всего Иркутска. Более того, для всего детского здравоохранения Приангарья. Потому что, по сути, Ивано-Матрёнинская и есть, как выразился Владимир Александрович, «колыбель иркутской педиатрии». И в этом определении нет и капли преувеличения, нет и малой доли лукавства.

– Почти все детские врачи, сегодня практикующие в Иркутске и в области, причастны к Ивано-Матрёнинской, – говорит он. – Кто-то проходил в её стенах интернатуру, кто-то совершенствовался в ординатуре. А чего стоят имена наших ветеранов! Людмила Ермиловна Кузмина и Александра Ефимовна Амбросова, стоявшие у истоков иркутского детского врачевания: нынешние педиатры до сих пор сверяют по их опыту, по их отношению к занедужившему ребёнку свою практику. Или Всеволод Андреевич Урусов, отдавший фактически жизнь на то, чтобы в Ивано-Матрёнинской больнице появилась детская хирургия. Операции, методику которых он внедрил в нашей больнице, тогда, в середине прошлого века, не проводились почти нигде в стране. Все детские хирурги – его ученики. 

Хочу уточнить: среди «всех» и сам Владимир Александрович Новожилов, талантливый детский хирург, фактически поднявший с нуля больничное отделение патологии новорождённых и долгое время его возглавлявший. Несколько лет назад принявший на себя ответственность за всю больницу лишь во имя её, Ивано-Матрёнинской больницы, завтрашнего дня. Интервью, которое он согласился дать «Восточке», формально приурочено к предстоящему юбилейному событию. Но только формально. Фактически же в нём не было ничего рассчитанного на внешний эффект, тем более, фальши. На вопрос о том, чего бы ему как детскому хирургу, как медику и одновременно как руководителю большого врачебного коллектива хочется больше всего, он ответил без рисовки:

– Хочу видеть современную процветающую детскую клинику в городе Иркутске и ещё хочу, чтобы дети не болели. А уж коль они болеют, хочу, чтобы было где им лечиться. И чтобы было кому их лечить. Хочу, чтобы детский доктор, подходя к хворающему ребёнку, мог позволить себе не думать о том, чем ему кормить своих детей, куда их устроить и где ему жить…

Такая вот «малость». Но, если вдуматься, за ней – вся предыдущая история Ивано-Матрёнинской, в ней – весь её сегодняшний день и даже «задание на завтра». Владимир Александрович Новожилов по счёту двадцатый главврач Иркутской городской детской клинической больницы. Все его предшественники в меру имеющихся у них возможностей и личной энергии стремились к тому, чтобы детям было где лечиться. К примеру, Мария Васильевна Голицына по крупицам собирала коллектив; при Елизавете Наумовне Стояновой был построен терапевтический корпус; при Зинаиде Григорьевне Дубовик надстроен пятый этаж старого хирургического корпуса; при Татьяне Ивановне Ляшенко организовалось загородное отделение реабилитации. 

А сейчас в кабинете Владимира Александровича Новожилова на видном месте красуется скрупулёзно выполненный макет многоэтажного операционного блока – его повседневной заботы, его мечты и цели, постепенно обретающей реальные черты. Строящемуся новому зданию ещё очень далеко до завершённости и строгой архитектурной выверенности, но ведь важно, что над хаосом строительной площадки этаж поднимается за этажом. И, как надеется главврач, в будущем году «выстроенную коробку» удастся «начинить» самым современным медицинским оборудованием, обеспечив высокотехнологичную, малотравматичную помощь детям. 

Возводимый общебольничный оперблок – яркий, можно сказать, броский символ Ивано-Матрёнинской, перешагнувшей свой очередной пятилетний рубеж. Но есть и более будничные, не столь выигрышные по производимому эффекту, однако не менее важные свидетельства её не убывающей с пятилетиями энергии. Главврач говорит о них подчёркнуто спокойно. Однако можно представить, сколько средств, сил, терпения потребовал ремонт, благодаря которому во всех отделениях больницы «удалось создать весьма приемлемые условия для работы врачей и пребывания детей»; сколько понадобилось настойчивости, чтобы «проучить» многих врачей Ивано-Матрёнинской в ведущих отечественных и зарубежных клиниках. 

«Проучить» – привычное для медиков приземлённое выражение. На самом деле врачи Иркутской городской детской клинической больницы высокопрофессиональны. По многим из них Россия сверяет уровень детской практической медицины. У Марины Афанасьевны Лужниковой звание лучшего врача-лаборанта города; у Татьяны Юрьевны Бельковой – лучшего врача-педиатра; Юрий Андреевич Козлов в этом году признан лучшим детским хирургом России. Но сколь бы ни были убедительны опыт и знания врачей Ивано-Матрёнинской (главврач не преминул заметить: как удостоенных всевозможных престижных званий и премий, так пока и не отмеченных оными, но столь же преданных профессии, «имена которых он может перечислять бесконечно»), за минувшие пять лет многие из них стажировались в пользующихся мировой известностью медицинских учреждениях. И эти стажировки тоже можно записать в актив прожитого больницей пятилетия. 

Что до «задания на завтра», то тут у Новожилова, как у главного врача Ивано-Матрёнинской и как у продолжающего оперировать детского хирурга, не понаслышке знакомого с больничными буднями, свой взгляд и своя «программа-максимум». Если сжато, она формулируется следующим образом. Во-первых, «давайте делать так, как лучше ребёнку, но без ущерба качеству лечения». И во-вторых, «больница должна быть открыта любым детям, коль они нуждаются в нашей помощи». Если не столь обобщённо и более конкретно, то вот какой видится Владимиру Александровичу современная процветающая детская клиника в Иркутске:

– Врач должен работать эффективнее. Не числом дней, которые проводит ребёнок в больнице, а результатом лечения определяется его, врача, квалификация. Современные методики малотравматичных хирургических манипуляций позволяют вообще сократить время пребывания ребёнка в больничных стенах до минимума. Ведь малышу или даже подростку всегда лучше дома, чем в больнице, пусть и в самой отменной. Вот и «давайте делать так, как ему лучше…». Ну а об «открытых дверях больницы» я вам так скажу: лечащему врачу приёмного покоя должно быть неважно, есть у ребенка полис или нет его; лечащего врача не должен интересовать вопрос, откуда ребёнок прибыл. Первый и главный вопрос для врача: ребёнок нуждается в помощи или нет? Если нуждается, ребёнок должен её получить. А для проблем с полисами и с другими организационными сложностями существует администрация больницы. Предоставьте ей решать эти задачи. Ни врача, ни ребёнка они не должны касаться вообще. Вот это и значит: «больница должна быть открыта любым детям». И второй принцип, который мы хотим внедрить в Ивано-Матрёнинской: мать должна находиться рядом с больным ребёнком. Причём ребёнком любого возраста, грудничком или школьником – неважно.

– Владимир Александрович, но стены Ивано-Матрёнинской не раздвинуть, новые квадратные метры взять-то вам неоткуда…

– Постараемся реконструировать больницу, чтобы такая возможность у нас появилась. Пока только в отделении патологии новорождённых мы сумели реализовать это условие: при нём мы открыли блок «Мать и дитя». Но впереди у нас следующее пятилетие, и мы постараемся использовать его оптимально.

– Оптимально – значит сосредоточиться на том, чтобы при всех отделениях Ивано-Матрёнинской были открыты подобные блоки?

– Я отвечу несколько иначе: мы постараемся создать такие условия, при которых врачи будут более доступны родителям. Каждый доктор, допущенный к детству, обязан быть психологом. Контакт с родителями, их доверие к лечащему врачу не менее важны, чем микстура или вовремя сделанная инъекция. Пребывание кого-нибудь из близких рядом с больным ребёнком, возможность получить от доктора не формальную, а, я бы сказал, по-человечески участливую информацию – одно из условий успешного лечения. Хотя вы, наверное, и сами понимаете, что добрый результат зависит от многих составляющих. Ещё об одной я уже вам говорил: в современной процветающей клинике, каковой не только я один, но и весь наш коллектив хочет видеть Ивано-Матрёнинскую, доктор должен подходить к постели больного ребёнка, не думая о том, чем ему кормить своих детей и где ему жить. Освободить полностью врача от всех бытовых неурядиц не в наших силах, но как-то облегчить их мы всё-таки можем. В нашем «задании на завтра» предусмотрен план переустройства здания на улице Депутатской. По идее, оно строилось и готовилось как общежитие. Не от хорошей жизни его приспособили под нужды больницы, развернув в нём несколько отделений. Мы же постараемся вернуть помещению истинное предназначение, сделав малосемейным благоустроенным общежитием для наших коллег, нуждающихся в жилье. Задача не из простых, но со строительством второго хирургического корпуса постараемся её решить.

– Но вы ведь сказали, что собираетесь вводить его в строй в будущем году. А сейчас отводите сдачу аж на пятилетие?

– Нет-нет, я уточню: операционный блок, рассчитанный на внедрение самых высоких технологий, на операции по самым современным, опробованным в мировой хирургии методикам, мы, действительно, надеемся ввести в будущем году. Сейчас же я говорю вам о возведении второго корпуса, в котором будут находиться ребята, нуждающиеся в хирургической помощи. Одного корпуса, того самого, что выстроен на щедрые деньги купца Базанова, больнице давно уже недостаточно. Введём второй корпус и разместим всю нашу хирургическую службу в нормальных человеческих условиях. Ну и, как следствие, отдадим здание на улице Депутатской под наш больничный жилой фонд. Наконец, в предстоящем пятилетии усовершенствуем, приведём в соответствие со всеми медицинскими нормами и требованиями отделение восстановительного лечения, находящееся на двадцать третьем километре Байкальского тракта. Кстати, на днях мы с мэром Иркутска Виктором Кондрашовым там побывали, так что он в курсе нашего плана на базе существующего там детского санатория создать полноценное реабилитационное отделение Ивано-Матрёнинской больницы.

– Сейчас мы коснулись, наверное, самого животрепещущего для Ивано-Матрёнинской вопроса: в одиночку больнице с «заданием на завтра» не справиться. Нужны не только финансовые средства…

– Ещё какие! Одно современное диагностическое и лечебное оборудование в немалую копейку влетает…

– Вот и я говорю: без средств и, что не менее важно, без заинтересованности самого Иркутска в модернизации его главной детской больницы вам, Владимир Александрович, не обойтись

– Разумеется! Но Ивано-Матрёнинская никогда не была обделена вниманием города. Собственно, она жива и полна энергии благодаря этому вниманию. Мы чувствовали постоянную поддержку прежнего мэра Владимира Якубовского, сегодня во всём находим понимание новой администрации Иркутска и его депутатского корпуса. Полагаю, это логично: город не может быть не заинтересован в здоровье своего подрастающего поколения…

Вместо послесловия

Иркутск действительно поддерживал и, скорее всего, будет поддерживать свою Ивано-Матрёнинскую – больницу, которая, по словам Владимира Александровича Новожилова, «сегодня интегрирована в современную западно-европейскую медицину и имеет друзей во всём мире». Но ведь и житейской философии, энергии действия самого главврача со счетов не скинуть. Он встал у руля главного детского лечебного учреждения областного центра в сложное время. Меняется статус больниц, они переходят на так называемое одноканальное финансирование. Что ждать от резкого крена? Пессимисты уверены: новый манёвр добром не кончится. Мой собеседник из другого лагеря, он оптимист:

– У руководителей лечебных учреждений появятся новые возможности, среди которых не на последнем месте материальное поощрение достойных сотрудников. Разве плохо?

– Но, Владимир Александрович, с новыми возможностями появится и новая головная боль, разве не так?

– Головная боль у главврачей была, есть и будет всегда. Тут уж надо выбирать: либо ты боишься головной боли, либо ты что-то делаешь. С моей точки зрения, происходящие перемены прогрессивны. Они развязывают инициативу, с ними связана модернизация в здравоохранении. Пока мы о ней больше говорили. А теперь приходит понимание: никакой «дядя Ваня» за нас ничего не сделает. Думать и действовать нужно самим…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер