издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Как Жюль Верн мог не знать Иркутск?»

  • Записала: Алёна МАХНЁВА

Новый сезон «Прогулок по старому Иркутску» открыт. На прошлой неделе в кафе в 130-м квартале увидеть «Иркутск глазами Жюля Верна» собрались любители городской истории. В этот вечер главных героев, в отличие от обычных прогулок, которые ведёт один человек, было несколько. Куратор проекта Алексей Петров анонсировал темы, которые ждут слушателей в этом году, директор «Альянс Франсез в Иркутске» Йоанн Барберо рассказал о том, как представляют столицу Восточной Сибири французские подростки, а историк Наталья Гаврилова объяснила, откуда Жюль Верн, никогда не бывавший в России, знал о городе.

86 зонтиков и «Иркутские анекдоты»

Открытие второго сезона «Прогулок по старому Иркутску» больше напоминало тёплую встречу хороших знакомых. 

– Вижу здесь много людей, которые гуськом ходили за нами всё лето, – улыбнулся Алексей Петров, президент клуба молодых учёных «Альянс», и напомнил о том, как проходили прогулки в прошлом году: – Случай, который я не могу забыть. Когда слушатели «Тайн городского управления» переходили по «зебре» дорогу у городской администрации, на три с половиной минуты остановился транспорт, более двухсот человек просто парализовали движение. Когда я читаю отзывы о том, что мы проводим экскурсии не в правильное время (прогулки проходят в пять-шесть часов вечера в будни.– «СЭ»), понимаю, что мы не можем проводить их позже по той причине, что управление внутренних дел не согласовало бы публичное мероприятие на 500 человек.

Даже в непогоду любители иркутской истории оставались верны прогулкам: на одной из встреч в прошлом году организаторы насчитали 86 зонтиков.

Проект не только оказался успешным с точки зрения популяризации исторических знаний, но и подтолкнул исследователей к новым находкам. 

– Когда мы открывали мемориальные доски нашим градоначальникам, я искал о них информацию, – рассказал Петров. – Даже в приличных изданиях, например в десятитомнике «Купцы Сибири», про Ивана Фёдоровича Исцеленнова нашлась всего одна строчка: «Иркутский купец, городской голова Иркутска». Мы практически ничего о нём не знали и в последние годы, в том числе благодаря работе в городском архиве, смогли многое открыть и сделать даже специальную прогулку «Тайны городского управления». 

В этом году организаторы прогулок продолжат знакомство с известными иркутянами: будет лекция, посвящённая Александру Сибирякову, одному из первых градоначальников Иркутска, и несколько рассказов о различных культурных традициях. Кроме Иркутска православного и мусульманского, речь пойдёт об «итальянском следе» и творчестве чешского писателя Ярослава Гашека. 

– Есть версия, что бравый солдат Швейк был задуман здесь, в Иркутске, – продолжил Петров. – За несколько месяцев, которые Гашек провёл в нашем городе, он успел также стать депутатом городской думы. Кроме того, планируется большой пласт, посвящённый польской культуре: выясним, что это за польские повстанцы, в честь которых названа улица. Одно из заключительных мероприятий будет называться «Иркутские анекдоты», прогулка будет посвящена тому, как шутили обычные иркутяне сто лет назад. 

Перечень всех прогулок с датами Алексей Петров пообещал опубликовать после 9 мая. 

Прогулка с книгой

Первая прогулка нового сезона была посвящена Жюлю Верну. Точнее, Иркутску на страницах его книг. В начале февраля французскому фантасту исполнилось бы 185 лет. 

– Так получилось, что в России известны одни его произведения, а в Европе были популярны совсем другие. Одно из них – роман «Михаил Строгов». В 1875 году, когда он был издан, книга практически сразу была переведена на 10 западно-европейских языков. Роман считался одним из самых знаковых произведений Жюля Верна.

На встрече было представлено репринтное издание первой русско-язычной версии романа, выпущенной в Санкт-Петербурге, в котором сохранены все иллюстрации, литографии, яти и еры, а также факсимильная копия рукописи Жюля Верна. Участники прогулок смогли увидеть, как работал писатель: по сравнению с Флобером или Бальзаком его письмо можно назвать относительно чистым, считает директор «Альянс Франсез в Иркутске» Йоанн Барберо, – фантаст делал не очень много правок в черновике. 

Именно в «Михаиле Строгове» Жюль Верн, никогда не бывавший в России, описывает Иркутск: «Город со своим величественным собором и массою других церквей, с домами, разбросанными в живописном беспорядке, стоит на правом, довольно высоком берегу Ангары. […] Город, наполовину византийский, наполовину китайский, становится сразу европейским, как только вы увидите его мощёные улицы с широкими тротуарами, искусственные каналы, обсаженные по берегам гигантскими берёзами, его каменные и деревянные дома, между которыми есть даже и многоэтажные здания, бесчисленные экипажи, снующие по улицам, и не просто тарантасы и телеги, а хорошенькие фаэтоны, изящные кареты и коляски, наконец, всё это городское население, носящее на себе отпечаток интеллигентности и цивилизации, эти шикарные дамские туалеты, сшитые по последней парижской моде…».

Постоянные участники «Прогулок по старому Иркутску» с удовольствием открыли новый сезон

Этот отрывок из двенадцатой главы романа, по словам Йоанна Барберо, очень известен во Франции, а сама книга является одним из самых читаемых произведений Жюля Верна. 

– Я сам читал эту книгу в возрасте 13-14 лет и таким образом познакомился с Иркутском, – сообщил мсье Барберо. – Книга и сегодня очень читаема французскими подростками, как правило, это первое знакомство с Россией, после которого многие начинают интересоваться страной и русской литературой.

Когда я сказал моим друзьям и семье, что поеду сюда работать, большинство из них отреагировали так: «Иркутск? А – «Михаил Строгов»!» Очень часто во французском культурном центре «Альянс Франсез» мы получаем электронные письма от соотечественников, которые пишут: «Я прочёл «Михаила Строгова», мне очень хочется посетить этот город, подскажите, как это сделать?»

В воображении французов Иркутск до сих пор фантастическое место, где обязательно нужно побывать. При этом они знают, что писателю нельзя полностью доверять в том, что касается исторических фактов, а вот к географии Жюль Верн относился с большим пиететом.  

– Надо сказать, что я так же, как и Жюль Верн, родился в Нанте, – продолжил Йоанн Барберо. – Конечно, я не сравниваю себя с писателем, но если бы мне лет десять назад сказали, что я буду работать в Иркутске и в этом городе-фантазии буду говорить о фантастических произведениях Жюля Верна, я бы вряд ли поверил. Мы знаем, что этот роман имел большое значение для писателя. Это становится понятно из названия – именем Михаил (во французском варианте – Мишель) он называл самое дорогое. Такое имя носили его сын и яхты – «Св. Михаил I», «Св. Михаил II» и, соответственно, «Св. Михаил III».

Третью яхту, самую красивую, Жюль Верн смог купить благодаря деньгам, вырученным за спектакль, поставленный по книге в 1880 году. Он шёл с огромным успехом в театре «Шатле» в Париже. Огромная сцена была устроена таким образом, что на неё могли подниматься всадники на лошадях. Представьте себе такую картину: 1880 год, через весь Париж гвардейцы Елисейского дворца едут, переодетые в казаков, чтобы участвовать в спектакле. 

Известно, что Иван Тургенев консультировал Жюля Верна во время написания романа. Сейчас исследователи как раз изучают их переписку. Не совсем понятно пока, что думал русский классик о романе. В письмах французскому коллеге он отзывается о книге в таком духе: что касается исторических данных, это полный бред, но роман превосходный. Однако уже в письме Толстому оценка Тургенева менее одобрительная. Он пишет о том, что, конечно, Жюль Верн старается, но толком России не знает, заключил Барберо.  

Историческая достоверность

Так откуда же Жюль Верн знал об Иркутске? Этим вопросом задались в музее истории города. 

– Иркутск смело можно называть точкой притяжения, причин тому чрезвычайно много, – уверена кандидат исторических наук Наталья Гаврилова. – Построенный на пересечении дипломатических, торговых и других путей, город с момента своего основания как магнит собирал удивительнейших людей не только из России, но и из-за рубежа. Может быть, вопрос «Как это наш провинциальный городок мог знать Жюль Верн?» надо ставить иначе: «Как Жюль Верн мог не знать Иркутск?».

Город был известен за рубежом и в восемнадцатом, и в девятнадцатом столетии. Когда мы начали искать эти ниточки взаимосвязей писателя с Россией, с Иркутском, оказалось, что нашему городу есть чем гордиться. Ещё в одном романе, который был написан позже, «Найдёныш с погибшей «Цинтии», речь идёт не столько о городе, сколько об одном его представителе. В 1880 году его имя знала вся Европа. Это представитель шестого поколения знаменитейшей купеческой династии Александр Сибиряков. Он спонсировал экспедицию Норденшёльда, знаменитого путешественника, которому удалось практически за одну навигацию пройти Северным морским путём. В конце XIX века освоение этого пути было необходимо России прежде всего по экономическим причинам. В 1880-е годы ещё не было Транссиба, Сибирь с центральной частью страны связывал лишь Московский тракт, это было очень неудобно. Когда эта экспедиция, претерпев множество разных приключений в стиле Жюля Верна, закончилась благополучно, об этом писали все европейские газеты. А спустя пять лет появляется роман о путешествии по северным морям. 

Европейцы нередко бывали в Иркутске, напомнила Ирина Терновая, директор музея истории города. Есть вероятность, что Жюль Верн прочитал воспоминания об этом городе Петра Кропоткина, который в это время жил во Франции. Возможно, писатель встречался с представителями сибирской диаспоры в Ницце. 

Ещё ближе познакомиться с творчеством французского писателя и историческими открытиями иркутских исследователей жители города смогут осенью этого года. Ожидается, что в Иркутск приедет экспозиция из Нанта. Выставка в музее истории города откроется ориентировочно 5 октября – в день прибытия в Иркутск Михаила Строгова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное