издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кино и итальянцы

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

Начав «гастроли» с Кавказа и берегов Дона с небольшим бродячим оркестром из Италии, в начале 20 века братья Антонио и Бернардо Донателло были уже в Иркутске. Здесь их пути разошлись – Бернардо отправился дальше на восток, Антонио же стал одним из самых известных местных кинематографистов. О романтиках, авантюристах и искателях приключений любителям истории города во вторник рассказала писатель, член общества Данте Алигьери Эльвира Каменщикова.

Эльвира Каменщикова – «человек, который больше всех в Иркутске знает про Италию», как её представил организатор «Прогулок по старому Иркутску», председатель клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров. Послушать автора нескольких книг об итальянцах в Иркутске горожане собрались на углу Киевской и Карла Маркса.

Здесь, на пересечении Большой и 4-й Солдатской, как тогда назывались эти улицы, 12 декабря 1906 года на не достроенном ещё здании появились вывеска «Электроиллюзион» и несколько афиш. Дом, растянувшийся на целый квартал, принадлежал известной купеческой семье Кравец. 

– Чем их покорил Антонио Донателло, непонятно, но в недостроенном доме Кравцы дали ему помещение для кинотеатра, – говорит Эльвира Каменщикова. – Впрочем, он был не первым в Иркутске: в июне 1906 года стал работать кинотеатр в Интендантском саду на берегу Ушаковки. «Электроиллюзион» же открылся не сразу, а только в феврале 1907-го. 

Но началась эта история намного раньше. Версий, как братья Донателло попали в Сибирь, много. В конце 19 века началось обнищание севера Италии, многие ехали в Россию на заработки. На строительстве Кругобайкальской железной дороги, говорит Каменщикова, итальянским специалистам – штукатурам, каменотёсам, укладчикам, проходчикам тоннелей – платили 7-8 рублей в месяц,  приличную по тем временам сумму. В хороший сезон можно было откладывать деньги и посылать домой. К моменту появления Донателло в Иркутске здесь проживало около тысячи итальянцев.

Из Сан-Бьяджо в Иркутск

Эльвира Каменщикова, пожалуй, больше всех в Иркутске знает
об Италии и итальянцах

– Сколько бы я ни разговаривала с родственниками Донателло, все приводят разные версии, – продолжает гид. – Альфредо Донателло, племянник второго брата, Бернардо, рассказал, что начинали они все на Кавказе и на берегах Дона. Это были музыканты, небольшой бродячий оркестр. Постепенно дошли до Москвы. Происходят Донателло из горной деревушки Сан-Бьяджо провинции Франзиноне на границе Кампаньи. Семья была большая, только в Иркутске я насчитала более десяти человек. Два брата Донателло добрались до Сибири – Антонио был больше кинематографистом, творческим человеком, а Бернардо занимался прокатом и продажей, он переехал в Читу и там организовал кинотеатры, продажу фильмов на восток и так далее. Точно неизвестно, когда Донателло приехали в Иркутск, но достоверно известно из писем и документов, что Бернардо Донателло открыл свою фирму в Харбине в 1904 году. 

Про Антонио Микеле, которого в Иркутске звали Антонием Михайловичем, существует легенда, что он якобы выступал в цирке и играл на шарманке. Но трудно представить, что этим мог заниматься человек, который в Москве имел магазин музыкальных инструментов и небольшую прокатную фирму. Когда ухватистые американцы захватили рынок по продаже кинофильмов в столице, он был вынужден приехать в Иркутск. Но сначала Донателло открыл здесь скетинг-ринг – каток для роликобежцев у Сенного рынка. С этого начинался его капитал.

Квартира Донателло находится здесь же, в доме Кравца, а во дворе этого здания он открывает частную студию документальных фильмов. Антонио сам снимает, проявляет, монтирует  и печатает копии фильмов. Можно назвать его основателем документальной хроники Восточной Сибири, считает Каменщикова. Снимались фильмы тяжело – камера была огромной, на треножнике, аппарат мог снимать лишь при солнечном свете и только в ясный безоблачный день.

– Дом постепенно достраивался, – продолжает Эльвира Каменщикова. – Достраивал его сам Дмитрий Петрович Кравец, а Донателло купил его много позже.

«Открывали кинотеатры один за другим»

Нынешний «Художественный» тоже был частью киноимперии Донателло

Процессия слушателей переместилась к кинотеатру «Второй этаж». Здесь в 1908 году появилось второе заведение Донателло. Фабрика документальных фильмов работала, и братья открывали кинотеатры один за другим. Дело это было популярным: к 1907 году в пассаже Юцисов заработал «Мираж» Угрюмова, один из лучших кинозалов в Иркутске. 

Кинотеатр, на месте которого находится «Второй этаж», назывался «Гранд-Иллюзион», или просто «Иллюзион». Иногда его ошибочно называют «Дон-Отелло», но в Иркутске такого заведения не было, зато оно было в Чите, в доме Игнатьевой, его открыл Бернардо.

Нужно сказать, что Дон-Отелло, как иногда пишут фамилию братьев, был только псевдоним для афиш и кинопроката, образованный из двух слов: имени реки Дон, откуда начинал бродячий оркестр, и названия  любимой оперы россиян того времени – «Отелло». Можно возразить: есть же надпись на крыльце. Эльвира Каменщикова утверждает: мозаичная надпись, вероятно, возникла после того, как в Иркутске появился осенью 1905 года мозаичист из Венето Франческо Фонтана. 

– Кто помнит старый «Гигант»? – задала вопрос слушателям лектор и, услышав несколько утвердительных возгласов, воскликнула: – Какой прекрасный был кинотеатр! У крыльца стояли рыцари с лампами, помните? Кинотеатр «Одеон», как он назывался прежде, тоже принадлежал Донателло, располагался в доме, который был специально построен для этой цели. Сегодня от него ничего не осталось, он полностью перестроен. 

Владелец кинотеатров, режиссёр и прокатчик

В кинотеатрах Донателло шли лучшие фильмы того времени: «Смерть Ивана Грозного», ленты из Западной Европы, пользовавшиеся популярностью в обеих российских столицах, французское кино с Сарой Бернар и документальные картины, которые снимал сам Донателло и его наёмные операторы, в том числе знаменитый Пантелеймон Васильевич Кобцов, дальневосточный хроникёр. Первый фильм появился в 1908 году – «Парад пожарной части». 

– Существует миф, что Донателло, покидая Иркутск, закопал все свои фильмы, а во время нэпа вернулся и начал продавать их по высокой цене. Однако целлулоидная лента с желатиновым слоем, конечно, вряд ли бы сохранилась. Насчитывается более двадцати картин: «Приезд Великого князя Георгия», «Приезд Великого князя Михаила», «Полёт авиатора Седова», «Осмотр новостроящихся тоннелей на Кругобайкалке», «Иркутск и иркутяне», «Иркутск и его окрестности» и многие другие. Однако фильм «Тайлаган, общественное жерт-воприношение иркутских бурят-шаманов» снимал совершенно точно Кобцов, а не Донателло, как иногда пишут. 

Донателло был человеком разносторонним и понимал значение своего дела: снабдив аппаратурой и материалами кругобайкальца Бонанни, он отправил последнего в Верхнеудинск, где тот организовал кинотеатр. Антоний Михайлович был известен в Иркутске и как общественный деятель. Например, он организовал сеансы для детей воинов, погибших в первую мировую войну, для раненых. В годы войны деятельность кинотеатров приостановилась – в зданиях размещались солдаты, раненые. 

Однако до войны кинотеатры в Иркутске множились, и для всех хватало работы. На месте  нынешнего «Художественного» когда-то был цирк шапито, сгоревший в конце 19 века, затем к 1908 году на пустыре возвели кинотеатр «Фарс», уже в 1910-м он был перестроен и сменил имя на «Декаданс». 

В начале ХХ века кинотеатр «Дон-Отелло» существовал в Чите,
а не в Иркутске

– Там были прекрасные росписи на потолке, сделанные профессором Энгелем, их потом закрасили, – с сожалением вспоминает Каменщикова. – Когда владелец «Декаданса» умер, Донателло перекупил кинотеатр у наследников. 

Интересно организовывались сеансы: всегда они состояли из пяти частей, причём одна непременно была комической. В прокатных листах встречаются «Кот-карапуз», «Чему помогла трубка», «Блудливый кот» и прочие фильмы. 

Донателло и другие итальянцы

Антонио в Иркутске любили, у него было много учеников. После 1912 года с женой Вильгельминой он перебрался на Большую Русиновскую (теперь Байкальская), дом находился там, где позднее появилась сапого-валяльная фабрика.

– Ошибочно считается, что Донателло покинул Иркутск в 1924 году. Это произошло намного раньше. В феврале 1918 года в «Гранд-Иллюзион» пришли во-оружённые красноармейцы и потребовали у Донателло уплаты пятипроцентного сбора. Как человек законопослушный, он платил налоги в казну, поэтому отказал. В ответ красноармейцы избили Донателло, который к этому моменту был уже вице-консулом Италии в Иркутске. Он уезжает в Харбин, но не один: в 1910 году было организовано «Товарищество Алексеев, Донателло и Ко», которое покинуло Иркутск в полном составе.

До 1921 года работал кинотеатр Бернардо Донателло в Чите, пока пролеткультовцы явочным порядком не экспроприировали все кинотеатры «для развития духовных масс». Что понималось под «развитием духовных масс», непонятно, но известно, что в «Декадансе», например, плясал цыганский ансамбль. 

Когда в Китай пришли японцы, интерес к европейскому кино угас. Альфредо, сын Бернардо Донателло, ещё работал в электрокомпании, он уехал из Китая последним, в 1955 году. В Италии ему пришлось заново учить язык – он говорил только на русском. 

Антонио успешно работал в Харбине до 1936 года, когда решил вернуться в Италию. Но добравшись до Даляня, умер там в июне того же года. 

Потомки Донателло разбрелись по белу свету. В Сан-Франциско недавно умерла невестка Антония Михайловича, а в Милане остался сын Антонио Никколо. В России живёт внук Донателло, сын дочери Антонио, которая родилась в Иркутске. Продолжатели рода Донателло в Италии и сегодня хранят в своих домах православные иконы, тёплую память о России, пекут блины и пирожки, утверждает Эльвира Каменщикова.  

Впрочем, в Иркутске ещё много мест, связанных с итальянцами. 

– На улице 6-й Солдатской (Литвинова) был двухэтажный деревянный дом с вывеской «Фотография». Оттуда начинались фотографические дела итальянцев, – рассказыват писатель. – В деревянном доме на Грязнова, 13, было несколько мастерских, но мастерская известного фотографа Джованни Минизини была самой роскошной – шёлковые кресла, ковры, зеркала… Минизини очень уважали и звали здесь Иваном Осиповичем. Чувствуя, что ничего хорошего ждать не приходится, он уехал в Италию в 1932 году. 

В 1905 году в Иркутск приехал мозаичист Франческо Фонтана. Полы его работы сохранились в художественном училище, в так называемом «Датском телеграфе» (на нынешней площади Труда). Фонтана работал на строительстве моста через Ангару, был арестован в 1938 году и расстрелян в январе 1939-го. Причём он был не единственным итальянцем, кого постигла здесь такая судьба.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное