издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Книжная тайнопись

В «Молчановке» ищут экслибрисы членов царской семьи

Люди придумали сотни способов выразить свою любовь к книге. Экслибрис – один из самых изящных и простых. Наклейка или штамп для учёных является ключом к исследованию истории жизни книги, для художников – это особая область искусства. Для обычного человека – память. В библиотеке имени И.И. Молчанова-Сибирского хранятся книги с великолепными образцами экслибрисов. Красивейший большой гербовый экслибрис польской семьи на книге путешествий по Сибири, экслибрисы историка Сергея Соловьёва и писателя Алексея Толстого.

Прототипы книжных знаков

Бывают случаи, когда текст книги да и сама книга отходят на время на второй план. А главными становятся выцветшие печати, вензеля, наклейки, штампы на стареньких листах. Книжная тайнопись – увлечение, хобби историка, главного специалиста отдела историко-культурного наследия Иркутской областной государственной универсальной научной библиотеки им. И.И. Молчанова-Сибирского Анны Малых. «В своей основе книжный знак, ex libris, – это выявление любви и уважения к книге. Это сгусток мыслей и чувств, посвящённых книге», – читает она слова искусствоведа, библиофила и коллекционера Алексея Сидорова. Перед Анной Малых – малая часть книг из собрания «Молчановки», что имеют экслибрисы. Экслибрисы – небольшие знаки, которые наклеиваются или наносятся при помощи штампа владельцем на книгу, как правило, на форзац или нарзац, титульный лист. 

«Экслибрис – это не только украшение книги, – говорит Анна Малых. – Зародился экслибрис в те времена, когда книга считалась самым перспективным вложением. Книги бережно собирали, переплетали, хранили как зеницу ока, передавали в приданое, завещали в наследство. Тогда и появились знаки, которые указывали на принадлежность книги владельцу. Появление экслибриса тесно связано со средневековой рукописной книгой. В мастерских по переписке книг, находившихся в период раннего средневековья при монастырях, делались владельческие надписи. Обычно такие надписи начинались со слов «из книг» или «из библиотеки» (ex libris, ex biblioteca). Далее следовало имя владельца или название библиотеки, в которой хранится книга».

Первые экслибрисы, как и первая печатная книга, появились в Германии. Автором самого первого русского экслибриса считается игумен Досифей, основавший в XV веке библиотеку при Соловецком монастыре. На некоторых книгах этой библиотеки за 1493-1494 годы он оставил свой экслибрис – круглую, почти замкнутую букву С, внутри которой сложной вязью было выписано продолжение имени владельца, Досифея. Первый же печатный экслибрис в России появился в начале XVIII века благодаря знаменитому первопечатнику Ивану Фёдорову. С лёгкой руки Петра I, положившего начало светским изданиям, экслибрисы становятся неотъемлемым символом частных библиотек, поскольку царь ввёл моду на экслибрисы среди дворянства. Рисунок экслибриса стал предметом горячих обсуждений и был почти так же важен, как и личный герб. «Как показало время, владельцы личных библиотек были совершенно правы, оставляя на книгах экслибрисы, поскольку сейчас эти книжные знаки могут очень многое рассказать о культуре и обычаях эпохи своего создания, о личности хозяев», – говорит Анна Малых.

«На экземплярах книг, которые хранятся в нашей библиотеке, есть, так скажем, прототипы экслибрисов, – продолжает библиотекарь. – К примеру, книга 1803 года, на обороте форзацного листа которой имеется надпись: «Сия книга принадлежала кяхтинскому купцу Антону Фёдоровичу Климову». Видимо, купец не мог позволить себе экслибрис, но, чтобы увековечить память о себе, сделал аккуратную надпись чернилами. Точно такая же надпись в книге в конце. Это очень важно, так как мы сейчас, в XXI веке, по этой надписи можем установить, кому принадлежала книга. Открываем ещё один, теперь уже титульный лист, и видим ещё один экслибрис. На этот раз это не владельческий знак, а экслибрис Иркутского технического училища. После Иркутского технического училища эта книга попала в нашу библиотеку. Таким образом экслибрисы помогли установить по крайней мере двух владельцев данной книги». 

Трижды отмеченная книга

«В «Молчановке» хранятся экземпляры книг, которые отмечены красивейшими гербовыми экслибрисами. Все экслибрисы, как известно, делятся на простейшие и художественные. Простейшие представляют собой простой ярлык с именем владельца книги, иногда в сочетании с девизом или эмблемой. Художественные – это произведения печатной графики, они гравируются на меди, дереве, линолеуме. Очень многие прославленные художники пробовали себя в искусстве книжного знака. Работали над экслибрисами Дюрер, Ганс Гольбах-младший, Лукас Кранах-старший. У каждого была своя техника, зачастую экслибрисы делались на заказ. А уже художественные экслибрисы делились на три вида – гербовые, вензелевые и сюжетные. Гербовые характерны для XVI–XVIII веков, когда собирались большие фамильные библиотеки и на форзаце или на нарзаце наклеивался герб семейства. В экслибрисе художник мог позволить себе отойти от стандартного семейного герба и по желанию владельца добавить что-то личное. Один из самых необычных и красивых гербовых экслибрисов был выявлен в нашей коллекции иностранной литературы. Он принадлежит древнему польскому роду Борх. Возможно, эта книга попала в нашу библиотеку от ссыльных поляков. Издание на иностранном языке, выпущенное в Париже в 1802 году, рассказывает о путешествиях по Сибири». 

В коллекции редкого фонда «Молчановки» встречаются и другие книги с гербовыми экслибрисами. Очень интересен гербовый экслибрис библиотеки князя Семёна Михайловича Воронцова на книге князя Сергея Ширинского-Шихматова «Пётр Великий. Лирические песнопения». Экземпляр сначала принадлежал библиотеке князя Воронцова (экслибрис содержит герб семьи, девиз Semper immoto fides), а потом – библиотеке некоего С.Н. Крейтона, личность которого сейчас восстановить трудно. Книга интересна ещё и тем, что содержит помимо экслибриса и суперэкслибрис (экслибрис, выполненный на корешке книги). В данном случае это буквы «С.В.». Видимо, именно Крейтон заказывал суперэкслибрис на переплёте. Это издание богато на книжные знаки: ещё один принадлежит книжному магазину. «Антикварная книжная торговля» знаменитого библиофила, издателя, антиквара Василия Ивановича Клочкова. На экслибрисе сохранился адрес: Санкт-Петербург, улица Литейная, 55. Таким образом, эта книга отмечена гербовым экслибрисом семьи Воронцовых, экслибрисом пока неизвестного исследователям Крейтона, человека, похоже, обеспеченного, поскольку он сумел заказать не только экслибрис, но и суперэкслибрис. И наконец, знаменитой антикварной лавки. Естественно, что помимо художественной ценности книга имеет и богатую историю бытования, которая открылась только благодаря экслибрисам. 

«Ищем вензели Романовых»

В коллекции редкого фонда «Молчановки» встречаются удивительные экслибрисы

В прошлом году в «Молчановку» поступил запрос от санкт-петербургских коллег с просьбой начать поиск в фондах экслибрисов отдельных членов династии Романовых. «Пока такие экслибрисы не обнаружены, но мы не оставляем надежду найти их», – говорит Анна Малых. Экслибрисы Романовых интересны тем, что большинство из них относятся к так называемым вензелевым знакам. Это художественно оформленные первоначальные буквы имени и фамилии владельца, соединяющиеся в декоративно-орнаментальные композиции. Наряду с книжными украшениями такие экслибрисы могут служить элементом украшения книги. «Вензелевые экслибрисы появились в России вместе с династией Романовых, – говорит Анна Малых. – Практически каждый член династии собирал собственную библиотеку, и экслибрисы Романовых часто относят к категории вензелевых, поскольку представители царской семьи любили изящное оформление собственных инициалов. Сложность поиска вензелевых экслибрисов заключается в том, что их очень легко перепутать с украшением книги. Особенно если экслибрис помещён на форзацном или нарзацном листе. На первый взгляд может показаться, что это типографское украшение книги, но при внимательном рассмотрении замечаешь – это экслибрис владельца. Трудность ещё и в том, что владельцы часто вставляли в вензель только первые буквы имени и фамилии, и потому достаточно сложно определить, кому принадлежала книга. Впрочем, экслибрисы членов семьи Романовых известны, поэтому нужно работать и искать». 

В XX веке стали популярны ещё более интересные сюжетные экслибрисы. На маленьких наклейках и печатях мы видим не только имя и фамилию владельца, герб, девиз или вензель. Теперь можно было создать целый сюжет – пейзаж, архитектуру, самые разные эмблемы, образно отражающие интересы владельцев книг. В России сюжетные экслибрисы появились в 20–30-е годы советской власти, связано это с развитием графического искусства. Большой вклад в развитие сюжетных экслибрисов внесли члены «Мира искусства», которые охотно делали их на заказ, к примеру, известны великолепные экслибрисы Ивана Яковлевича Билибина, Виктора Михайловича Васнецова. Часто художники рисовали экслибрисы друг для друга. Бытовали и шуточные варианты. Мода на экслибрисы продолжалась и в середине XX века. Свои экслибрисы имели, к примеру, Аркадий Стругацкий, Юрий Гагарин. В «Молчановке» хранится часть библиотеки Марка Сергеева, около 1,6 тысячи книг, у которого тоже был свой экслибрис. На большинстве из книг писателя значится простая надпись: «Из библиотеки Марка Сергеева», но на части есть экслибрисы – цветные, синими чернилами. 

Есть ещё один вид экслибриса – выполненный с помощью конгревного тиснения (выполняется путём спрессовывания материала между клише для конгрева, матрицы и контрматрицы, ответной части). Поскольку это тиснение без красок, его очень сложно увидеть на листе книги, и часто такие экслибрисы остаются незамеченными. В «Молчановке» хранятся «Основания политической экономии» 1873 года с конгревным тиснением купца Сибирякова. Экслибрис с конгревным тиснением был у известного писателя Всеволода Ивановича Вагина. И книги с тиснёным экслибрисом Вагина встречаются в библиотеке, благодаря им удалось реконструировать часть библиотеки писателя в фонде «Молчановки». «Конечно же, цена издания возрастает, если на нём экслибрис известного человека, как это случилось с «Историей первых четырёх ханов» с экслибрисом Сергея Соловьёва, – говорит Анна Малых. – Мы занимаемся исследованием происхождения ряда экслибрисов, обнаруженных на книгах в библиотеке, работаем с другими библиотеками, с профильными интернет-ресурсами. Некоторые известные иркутяне своих экслибрисов не имели, но, возможно, пока такие экслибрисы не обнаружены. К примеру, в фондах «Молчановки» выявлено несколько книг с владельческими надписями Владимира Сукачёва (библиотека у него была богатая), но пока библиотекари не встречали экслибрис этого знаменитого человека. Возможно, его просто нет». 

«Экслибрис просто-напросто вырезали» 

«Самым популярным всегда оставался довольно простой, штриховой экслибрис – с текстом в рамке, набранным типографским способом, – говорит Анна Малых. – Очень много подобных экслибрисов встречается на книгах в нашей библиотеке конца XIX – начала XX века. К примеру, у нас есть несколько книг с экслибрисом путешественника и общественного деятеля Николая Львовича Ганди. К сожалению, судьбы многих владельцев установить нельзя. Это, по-видимому, были обеспеченные люди, которые могли позволить себе экслибрис, но знамениты они не были. Однако есть и любопытные экземпляры. К примеру, «История первых четырёх ханов…» Иакинфа Бичурина с штриховым экслибрисом знаменитого историка Сергея Соловьёва. Или «Древняя российская вивлиофика» 1791 года, которая, судя по штриховому экслибрису, раньше была во владении графа Алексея Константиновича Толстого. Как она попала в Иркутск, неизвестно. Скорее всего, кто-то приобрёл её в центральной части России и затем привёз в наш город. Эту историю ещё предстоит изучить».  

Благодаря экслибрисам, сохранившимся на книгах, в «Молчановке» смогли наиболее полно восстановить библиотеку знаменитого баргузинского купца, золотопромышленника Якова Фризера. У него, как оказалось, было два вида экслибрисов. Была реконструирована и библиотека екатеринбургских купцов Казанцевых. Реконструирована библиотека знаменитого издателя Александра Филипповича Смирдина, который присылал в Иркутск книги со своим экслибрисом. Иркутский летописец Нит Степанович Романов поначалу подписывал свои книги от руки, но в дальнейшем у него тоже появился свой штемпель. Экслибрисы ставили не только лично владельцы, но и учреждения. В «Молчановке» хранятся книги со штемпелями фудаментальной библиотеки Иркутской мужской гимназии, женского духовного училища, общества «Огниво», Еврейского молитвенного дома. Очень много интересных экслибрисов содержит коллекция западноевропейской литературы. Встречаются экслибрисы Американского благотворительного фонда, публичной библиотеки Вестминстера. 

«По личным экслибрисам очень интересно размышлять о характере человека, о его любимых книгах, – говорит Анна Малых. – В библиотеке Фризера, к примеру, в основном встречаются законодательные акты, литература о добыче золота. Однако не только. Фризер, судя по всему, увлекался выращиванием цветов, в частности диких роз. Вероятно, он имел богатый сад, поскольку мы находим достаточно книг о выращивании растений». 

«В последние годы XX века экслибрис был незаслуженно забыт, и частные собрания книг очень редко им отмечены, – рассказывает Анна Малых. – Библиофилы, собиратели книг отошли от этой прекрасной традиции. Но в последние годы книжные знаки становятся всё более популярными. Наряду с традиционной гравюрой сегодня изготовление экслибриса – ещё и высокотехнологичный процесс, выполняемый на со-временном оборудовании, которое позволяет добиться высокого качества. Даже самый сложный рисунок, эмблема или монограмма будут чётко видны. И сейчас наблюдается возрождение интереса к экслибрису. В Москве работает музей экслибриса и миниатюрной книги, существуют коллекционеры книжных знаков, в том числе и в Иркутске. Иногда, конечно, такое коллекционирование приобретает варварские формы. Известно, что существовал коллекционер, который собирал не книги, а титульные, форзацные и нарзацные листы, вырывая их из книг. В Интернете можно совершить виртуальную прогулку по такому музею, там можно наблюдать листы, вырванные из книг XIV-XV веков. В нашей библиотеке тоже есть книги, когда-то пострадавшие от подобных коллекционеров. Просматриваешь их и видишь, что когда-то на титульном листе был экслибрис, но его просто-напросто вырезали».

Сегодня экслибрис стал уже предметом научного изучения. В Российской государственной библиотеке профессор Татьяна Гребенюк занимается скрупулёзным описанием экслибрисов, встречающихся в книгах редкого фонда РГБ. Вышло уже четыре тома, экслибрисы располагаются в алфавитном порядке. «Работа очень сложная – профессор описывает не только сам вид экслибриса, к примеру, «штемпель без рамки, размер, надпись», но и пытается найти все возможные сведения о владельце – как в архивных документах, так и в других источниках, – говорит Анна Малых. – В четвёртом томе мы обнаружили информацию об экслибрисе государственного деятеля Висковатого. В своём исследовании профессор Гребенюк пишет, что экслибрисы этого человека были найдены на книгах, хранящихся в Санкт-Петербурге, Москве. Оказывается, томик с таким экслибрисом есть и в Иркутске, в нашей библиотеке. Вот такие интересные открытия ждут тех, кто занимается книжными знаками». 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер