издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Герой Мадрида и Сталинграда

Легендарный генерал Александр Родимцев оставил о себе в Иркутске добрую память

  • Автор: Владимир Ходий

На земле Прибайкалья в начале прошлого века родились два будущих дважды Героя Советского Союза – Афанасий Павлантьевич Белобородов (село Акинино-Баклаши Иркутского района) и Николай Васильевич Челноков (город Иркутск). Но первый в 20 лет поступил в пехотную школу и вскоре покинул малую родину, а второго родители ребёнком увезли в другие края, и оба сюда на постоянное место жительства больше не вернулись. Зато в середине века более двух лет – с февраля 1951-го по июнь 1953 года – в Иркутске проходил службу и жил с семьёй дважды Герой Советского Союза, защитник Мадрида и Сталинграда – гвардии генерал-лейтенант Александр Ильич Родимцев.

Эту фамилию знал каждый школьник моего довоенного и следующего поколений. О Родимцеве были написаны книги и сотни, если не тысячи, газетных очерков и статей, его имя звучало с киноэкранов, по радио, в стихах известных поэтов. Многие факты легендарной биографии и черты характера Александра Ильича вошли в образы героев художественных произведений – поэмы «Добровольцы» и песен Евгения Долматовского, стихов и пьес Константина Симонова, романов Михаила Шолохова «Они сражались за Родину», «Жизнь и судьба» Василия Гроссмана, «В окопах Сталинграда» Виктора Некрасова, книг Бориса Полевого, киноэпопеи «Освобождение» и многих других.

«Гренадская волость в Испании есть…»

Александр Родимцев родился в 1905 году на территории современной Оренбургской области в безземельной крестьянской семье. После срочной службы в Красной Армии поступил в Объединённую Военную школу имени ВЦИК, которую окончил в 1932 году. Через четыре года старшего лейтенанта Родимцева в качестве военного советника Республиканской армии под псевдонимом «капитан Павлито» направили в Испанию. Был активным участником обороны Мадрида, а также сражений у реки Харама, при Теруэле, Брунете и Гвадалахаре.

За мужество и отвагу на Пиренейском полуострове Родина наградила его двумя орденами Красного Знамени. А 22 октября 1937 года Постановлением ЦИК СССР «за образцовое выполнение специальных заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный при этом героизм» Александру Ильичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина. В мае 1939 года, успешно окончив Военную академию имени М.В. Фрунзе, Родимцев стал заместителем командира 36-й кавалерийской дивизии, в составе которой участвовал в походе на Польшу, а затем в войне против Финляндии.

После окончания этих кампаний он кардинально сменил род войск – шагнул из кавалерии в воздушно-десантные войска, пройдя специальную подготовку и обучение на курсах при Военной академии командного и штурманского состава ВВС Красной Армии. А в мае 1941 года полковник Родимцев возглавил на территории Одесского военного округа 5-ю бригаду 3-го воздушно-десантного корпуса, готового к «прыжку» в тыл предполагаемого противника.

«Любого агрессора мы разобьём на его же собственной территории»

Действительно, ещё до этих событий, а именно – на ужине 7 мая 1939 года в Кремле в честь окончания слушателями военных академий Красной Армии, Родимцеву, как единственному среди них Герою Советского Союза, поручили выступить перед находившимися в зале Сталиным и другими руководителями страны. Он сказал: «Заверяем вас, что все теоретические знания, которые мы получили в стенах академий, мы направим на укрепление боевой и политической подготовки нашей армии. Мы даём клятву целиком выполнить боевой наказ нашего наркома товарища Ворошилова: любого агрессора, который посмеет напасть на нашу социалистическую Родину, мы разобьём на его же собственной территории».

Однако с самого начала Великой Отечественной войны Красная Армия оказалась в ситуации, когда вынуждена была отступать. Правда, 5-я воздушно-десантная бригада Родимцева, как и в целом 3-й воздушно-десантный корпус, находясь в тылу Южного фронта, в первые недели в приграничных оборонительных сражениях не участвовала. Но затем десантники были переданы в состав Юго-Западного фронта и с конца июля 1941 года почти месяц, уже как пехотинцы, вели беспрерывные бои на подступах к столице Украины Киеву. В сентябре весь этот фронт попал в окружение, и только в числе немногих частей и соединений корпус, хотя и с большими потерями, но с сохранением боеспособности вырвался из созданного немцами «котла».

На исходе октября 3-й воздушно-десантный как боевая единица стал именоваться 87-й стрелковой дивизией, а полковник Родимцев назначен её командиром. За хорошо организованный последующий отход на восток, мужество и отвагу бойцов и командиров в борьбе за населённые пункты Тим и Щигры на территории Курской области дивизия в январе 1942 года была преобразована в 13-ю гвардейскую, в марте награждена орденом Ленина, а комдив – третьим орденом Красного Знамени. Ещё через два месяца Александру Ильичу присвоили звание гвардии генерал-майора.

От Сталинграда до Берлина и Праги

Летом того же 1942 года дивизия Родимцева вместе с другими соединениями Красной Армии пыталась сдержать врага под Харьковом, но безуспешно, и вынуждена была отступать в направлении Дона и Волги. В итоге после получения пополнения в середине сентября 13-ю гвардейскую передали в состав 62-й армии, защищавшей Сталинград. Ей поставили задачу: переправиться через Волгу, выбить противника с прибрежной полосы, занять и прочно оборонять центральную часть города. В ночь с 14 на 15 сентября передовой отряд 42-го гвардейского полка, преодолев реку, с ходу вступил в бой и 15 сентября захватил вокзал, дав тем самым возможность переправиться в город всей дивизии.

Четырежды Герой Советского Союза маршал Георгий Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» так описывал события тех дней: «13, 14, 15 сентября для сталинградцев были тяжёлыми днями… Перелом в эти тяжёлые и, как временами казалось, последние часы был создан 13-й гвардейской дивизией А. Родимцева. После переправы в Сталинград она сразу же контратаковала противника. Её удар был совершенно неожиданным для врага. 16 сентября дивизия отбила Мамаев курган…»

В последующие дни ожесточённые бои продолжались. Враг не снижал натиск, но гвардейцы, даже прижатые к реке, не отступали. Бойцы дивизии создали крепкую оборону, превратив в опорные пункты отдельные здания, например легендарный Дом Павлова. За период боёв в Сталинграде воины 13-й уничтожили свыше 15 тысяч солдат и офицеров противника, подбили более 100 танков, несколько тысяч немцев были взяты в плен.

После Сталинградской битвы дивизию передали в состав 32-го гвардейского стрелкового корпуса, командиром которого опять-таки назначили Родимцева. В составе 5-й гвардейской армии корпус принимал участие в боевых действиях на Курской дуге, в битве за Днепр, в других наступательных операциях вплоть до Берлинской и Пражской. 17 января 1944 года Александру Ильичу было присвоено звание генерал-лейтенанта, а Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1945 года за умелое руководство войсками при форсировании реки Одера в районе населённого пункта Линден (Польша), личный героизм и мужество он был награждён второй медалью «Золотая Звезда».

Служба на сибирской земле

После войны до мая 1946 года Родимцев командовал тем же корпусом в Центральной группе войск, дислоцированной в Чехословакии, Венгрии, Австрии. Затем окончил Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К. Ворошилова и стал командиром 11-го гвардейского стрелкового корпуса со штабом в городе Калинине на территории Московского военного округа. Но наступил 1951 год, и Родимцев получил назначение на более высокую должность – помощника, по сути – заместителя командующего войсками Восточно-Сибирского военного округа с Управлением в Иркутске.

И не успел популярный в народе 46-летний дважды Герой Советского Союза прибыть на берега Ангары, более-менее оглядеться вокруг, как его тут же избирают делегатом открывающейся партийной конференции областного центра и вслед, словно по накатанной колее, членом горкома, а на организационном пленуме – членом бюро горкома ВКП (б).

А вот как, несмотря на всегдашнюю засекреченность армейской жизни и другие цензурные ограничения, выглядела в открытой печати дальнейшая хроника служебной и общественной деятельности Александра Ильича на сибирской земле.

2 февраля 1952 года газета «Восточно-Сибирская правда» публикует его статью, посвящённую годовщине завершения боев под Сталинградом. В ней приведены многочисленные примеры мужества и героизма защитников города. «Как сейчас помню, – писал он, – группу гвардейцев под командой сержанта Павлова, около двух месяцев удерживавшую дом, который имел важное значение для нашей обороны…»

На праздновании Дня международной солидарности трудящихся – 1 Мая – Родимцев командует парадом войск Иркутского гарнизона.

16–18 сентября состоялась областная партийная конференция, и его избирают членом обкома, а также наряду с первым секретарём обкома А. Хворостухиным, председателем облисполкома А. Бурдаковым, командующим войсками округа И. Болдиным и другими – делегатом XIX съезда ВКП (б).

22 сентября в качестве главного судьи Александр Ильич открыл традиционную легкоатлетическую эстафету на призы газеты «Восточно-Сибирская правда». Поздоровавшись с физкультурниками и отметив, что эстафета всегда являлась крупным событием в спортивной жизни Иркутска, он призвал её участников «неустанно совершенствовать своё мастерство».

В середине ноября выступил с докладом об итогах работы XIX съезда КПСС на собрании партийного актива Слюдянского района.

В конце января 1953 года Родимцева зарегистрировали кандидатом в депутаты областного Совета от коллектива работников Иркутской школы военно-музыкантских воспитанников.

1 февраля в «Восточно-Сибирской правде» напечатана его статья, посвящённая 10-летию исторической битвы под Сталинградом.

9 февраля около тысячи молодых избирателей Сталинского района Иркутска собрались в Доме культуры завода имени В. Куйбышева, чтобы встретиться с ним как с кандидатом в депутаты областного Совета. В момент выхода Александра Ильича на трибуну, как писала в газете «Советская молодёжь» её корреспондент Елена Жилкина, «в зале наступила такая тишина, когда слышно, как бьётся сердце у твоего соседа…»

Через неделю ещё одна встреча с избирателями прошла в помещении библиотеки имени В. Ленина (ныне А. Потаниной) областного центра.

19 февраля на собрании спортивного актива Иркутского гарнизона помощник командующего войсками округа по поручению Комитета по делам физкультуры и спорта при Совете Министров СССР вручил удостоверение и значок мастера спорта СССР жене офицера Любови Берёзкиной. Выполняя на Всеармейских соревнованиях упражнение на дистанции 600 метров из положения лёжа с руки, она из снайперской винтовки выбила 160 очков из 200 возможных, превысив норму мастера спорта на пять очков.

20 февраля к 35-летию со дня организации Вооружённых Сил страны в «Восточно-Сибирской правде» вышла его статья под заголовком «Верный страж мира и безопасности Советского Союза».

23 февраля на торжественном заседании в областном драматическом театре он выступил перед активом города с докладом, посвящённым 35-й годовщине Советской Армии и Военно-Морского флота.

10 марта «Восточно-Сибирская правда» опубликовала отклик Александра Ильича на смерть Сталина.

В этот же день на первой сессии нового состава областного Совета депутатов трудящихся его избирают членом исполнительного комитета…

Я полагаю, что если бы тогда существовала прерванная Октябрьской революцией традиция присвоения звания «Почётный гражданин Иркутска», то Александру Родимцеву не миновать бы этого звания. Но время оставалось суровым, «оттепель» ещё не наступила, и в нашем городе первые почётные граждане вновь появились только в 1967 году, а в Волгограде это заслуженное звание ему было присвоено лишь в 1970 году.

«Тревожный чемоданчик»

Как уже говорилось выше, Александр Ильич прибыл на службу в Сибирь вместе с семьёй. Они с женой Екатериной Осиповной – оба, кстати, родом из одного села – вырастили троих детей.

Самый младший из них – сын Илья. Инженер по образованию, кандидат экономических наук, активный член Фонда памяти полководцев Победы, он в своих воспоминаниях об отце, касаясь послевоенного периода, отмечал, что тогда большое распространение получила практика отсылать военачальников, ставших известными в Великую Отечественную войну, как можно дальше от Москвы. «Что уж говорить, – писал он, – о генералах, если самого маршала Победы Жукова Сталин отправил в Одессу, а потом на Урал. Мне представляется, что целью этой политики по отношению к военным кадрам было разобщить, принизить славу и популярность ярких личностей в армии и в народе, поставить их под контроль. А если представится возможность – арестовать, выбить нужные показания на тех, кто в опале, или на кого-то ещё… Незадолго до окончания пребывания в Калинине такая попытка была предпринята и в отношении отца, однако он проявил выдержку и решительность, не дав себя арестовать. Однажды ночью раздался звонок в дверь. На вопрос отца: «Кто там?» – никто не ответил. Звонки продолжались. Отец поднял телефонную трубку – сигнала не было. èèè

Выглянув в окно, он увидел у подъезда легковую машину. Отец выстрелил несколько раз через открытую форточку и крикнул так, чтобы услышали стоявшие за дверью, что будет стрелять в дверь. Подойдя к окну, он увидел, как из подъезда вышли несколько мужчин, сели в машину и уехали. На следующий день отец, как обычно, был на работе. Никакого продолжения эта история, насколько мне известно, не имела. Возможно, отец догадывался, с чем связан и кем был организован ночной «визит»…»

Поскольку Восточно-Сибирский округ раскинулся на огромной территории, рассказывал далее Илья Александрович, то отец подолгу находился в командировках. «Непременным атрибутом в нашем доме стал «тревожный чемоданчик», – продолжает он. – В нём находилось всё, что необходимо в длительной командировке, причём перечень этих вещей был напечатан на листе бумаги и приклеен к крышке с внутренней стороны. После каждого возвращения домой весь этот набор обновлялся, и чемодан был снова готов в дорогу, даже если нужно было уезжать, как это не раз бывало, уже на следующий день. Тем больше радости было в доме, когда мы собирались все вместе. Отец часто вывозил нас в лес, учил меня ориентироваться, собирать грибы, ягоды, орехи.

Летом мы выезжали в район армейских лагерей – в местечко Мальту на реке Белой. Запомнилась мне и поездка на Байкал, где нас угощали знаменитым омулем… В Иркутске я пошёл в школу, причём за полгода до того, как мне исполнилось семь лет. Хорошо помню, как в марте 1953 года умер Сталин и огромный, в полный рост портрет вождя в обрамлении венков на фасаде здания напротив нашего дома. Портреты висели по всему городу, а в день похорон мы слушали по радио трансляцию из Москвы…»

Младшая дочь Наталья, выпускница Московского университета, организатор и хранитель музея воинской славы 13-й гвардейской стрелковой дивизии в одной из школ столицы, в год отъезда отца в Иркутск закончила четвёртый класс. «Мама, – вспоминает она в книге «Мой отец генерал Родимцев», – купила мне железнодорожный билет, и я с шестью чемоданами, с деньгами за пазухой была посажена в плацкартное купе поезда дальнего следования. До Иркутска в то время поезд шёл четверо суток. Спокойно, под присмотром взрослых соседей по купе и проводниц я следовала до своей конечной станции. Но вскоре моему детскому радужному состоянию был нанесён удар. Я стремилась поскорее увидеть отца, но не знала, где мне выходить. Оказалось, поезд имел две остановки: Иркутск-1 и Иркутск-2. Подобного варианта никто из взрослых предположить не смог. Наступило одно из первых моих испытаний. Для себя я решила, что надо выходить на первой остановке. Какова была моя радость, что именно на первой остановке, а она длилась всего несколько минут, меня встречал отец…»

Запомнился Наталье Александровне также случай, когда однажды летом с отцом они поздно вечером возвращались домой по Александровскому тракту и в дороге начался сильный ливень с грозой, да такой, что огненные шары размером с детский мячик появлялись в разных местах и катились по земле. Взрослые в машине молчали, молчала и она, только мысленно молила бога, чтобы поскорее куда-нибудь добрались. Но, как выяснилось, до… тюрьмы. «Яркие прожекторы освещали неспокойную грозовую ночь. На лагерной вышке стоял часовой. Он приказал остановиться. Отец вышел из машины и, узнав, где мы, попросил пригласить коменданта тюрьмы. Через некоторое время тот пришёл. Они поговорили с отцом, и комендант пригласил всех в деревянный дом, предназначенный для приезжих. Меня уложили спать… Утром по дороге домой отец иронизировал, что мы с ним целую ночь просидели, как заключённые, в Александровском централе».

Движение вверх

Приведу ещё один рассказ младшей дочери Родимцева о том, как, находясь в Сибири, Александр Ильич вернулся к своему когда-то любимому конному спорту: «В военных лагерях в Мальте была лошадь Аллегория, и он часто на ней гарцевал. Приучал к верховой езде и старшую сестру Ирину. В Иркутске по настоянию отца сестра активно занималась спортом. По прыжкам в высоту она даже занимала призовые места… Мы с братом ей очень завидовали, когда она даже дома, на кухне (мы жили на первом этаже), умудрялась тренироваться и высоко подпрыгивать на искусно сделанном по просьбе отца батуте. Но, чтобы мы с братом тоже развивали себя физически, он с нами на ковре частенько боролся, иногда поддаваясь, чтобы у нас не пропадал азарт возиться и побеждать…»

В свою очередь, старшая дочь Ирина (на пике своей карьеры она работала начальником Управления музеев Министерства культуры СССР, а затем директором государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль») делилась в одном из интервью: «Отец с детства воспитывал нас по-спартански. В 1951 году мне исполнилось 17 лет, и я, приехав в Иркутск, поступила на историческое отделение университета. Проучилась два курса, потом перевелась в Московский университет, но разницы между столичными и провинциальными преподавателями не почувствовала. В Иркутске работало много серьёзных учёных, увлечённых своими предметами. Историю Сибири читал нам Фёдор Александрович Кудрявцев, человек удивительной душевной доброты. Историю Древнего мира преподавал Сергей Владимирович Шостакович. Прекрасно помню лекции по древнерусской литературе, греческому языку… Очень много сил и времени отнимал у меня спорт. В Москве, до отъезда в Сибирь, я занималась лёгкой атлетикой – бегом, прыжками в высоту, а в Иркутске увлеклась баскетболом…»

О спортивных достижениях Ирины Родимцевой часто сообщали местные газеты. Уже в конце сентября 1951 года в соревнованиях на первенство области по лёгкой атлетике она в прыжках в высоту с результатом 1 метр 30 сантиметров заняла первое место, и в целом команда госуниверситета стала победительницей. Весной следующего года в лично-командном первенстве Иркутска к своему прежнему результату Ирина, заняв также первое место, добавила пять сантиметров, а в начале июля на областных соревнованиях преодолела планку на высоте 1 метр 41 сантиметр. Но настоящий триумф ждал её через десять дней на состоявшихся в Красноярске зональных соревнованиях первенства РСФСР по лёгкой атлетике. Кроме победы в своей коронной дисциплине она не знала равных в троеборье (прыжок в высоту, бег на 100 метров и толкание ядра). А в эстафете 4 х100 метров с её участием команда Иркутской области разделила первое и второе места с хозяевами соревнований.

«Доступный и отзывчивый»

Из жителей Иркутска и области мне известны два человека, которые долго хранили память о Родимцеве. Однажды в одном из номеров «Восточно-Сибирской правды» за 1990 год встретил фотоснимок с такой подписью: «Ещё в 1951 году служил В.Т. Храменков в рядах Советской Армии, однако и сейчас о тех временах вспоминает с теплотой и всем знакомым с гордостью показывает фотографию, которую носит с собой. На ней изображён рядовой Храменков на берегу реки Белой рядом с прославленным военачальником, дважды Героем Советского Союза А.И. Родимцевым. Владимир Тарасович был его водителем. Он родом оттуда и после службы в армии вернулся и живёт в Баяндаевском районе».

Другой человек, хранивший память об Александре Ильиче, – доктор исторических наук, профессор Иркутского государственного университета И.И. Кузнецов. В начале 1952 года он подготовил к защите кандидатскую диссертацию «30-я Иркутская дивизия в годы гражданской войны (из истории Советской Армии)», и, поскольку потребовался отзыв от военных, ему после одного из заседаний бюро горкома партии устроили встречу с Родимцевым.

«Это оказался очень доступный и отзывчивый человек, понимающий значение военной истории, – написал в своей книге «Страницы жизни историка» Илья Иннокентьевич. – На мою просьбу о рецензии он коротко сказал: «Приносите, посмотрим». И вот в один из июльских дней я явился в штаб округа, который помещался на улице Дзержинского в здании Дома Кузнеца, со своей толстой, в 500 страниц, рукописью. А.И. Родимцев взвесил её в руках и проговорил: «Кому же я дам читать?» Затем, немного подумав, сказал: «Есть у нас ветеран 3-й армии Восточного фронта, очень грамотный и подготовленный в истории полковник Лебедев. Вот он и будет изучать вашу диссертацию». Через некоторое время отзыв был готов. Написан он был весьма квалифицированно… В конце отзыва был сделан вывод, что «работа интересна и, безусловно, ценна». Его подписали генерал А.И. Родимцев и полковник В.И. Лебедев».

В конце 1970-х годов И.И. Кузнецов вновь, уже в Москве, встречался с прославленным генералом. Он тогда лежал в военном госпитале на обследовании. Речь шла о введении к новой книге историка «Первые Герои Советского Союза (1936–1939 гг.)» В ней говорилось и о героях Испании, среди которых был А. Родимцев. По словам учёного, Александр Ильич обещал написать введение, но болезнь помешала ему выполнить это обещание.

* * *

Восточно-Сибирский военный округ со штабом в Иркутске в июне 1953 года прекратил своё существование. Родимцева командировали на берега далёкого от Байкала Средиземного моря – в Албанию, где он занял сразу две должности – главного военного советника при командующем Албанской народной армией и военного атташе нашего посольства в этой стране.

После возвращения в СССР в конце 1956 года он был назначен первым заместителем командующего войсками Северного военного округа с управлением в Петрозаводске, а с весны 1960 года возглавил 1-ю гвардейскую армию со штабом в Чернигове на Украине. 9 мая 1961 года ему было присвоено звание генерал-полковника.

С марта 1966 года и до конца своих дней Александр Ильич входил в Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР в качестве военного консультанта. Скончался легендарный военачальник 13 апреля 1977 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

P.S. Учитывая, что пребывание в Иркутске с 1951-го по 1953 год дважды Героя Советского Союза Александра Родимцева – неотъемлемая страница истории города, автор данной публикации предлагает установить на доме № 1 по улице Фурье, где генерал жил с семьёй, памятную доску и его именем назвать одну из улиц областного центра.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное