издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Инвестиции в детство

На два года иркутские педиатры получат два миллиарда рублей

Модернизация отечественного здравоохранения предусматривает крупное вложение средств в педиатрию как в ту отрасль практической медицины, которая определяет в конечном счёте завтрашний день страны. Если точнее, это не менее четверти от всего финансирования службы здоровья в стране. Сколько в ближайшие два года получит врачебное «детство» Приангарья и во что реально должна «воплотиться» его доля в общероссийском денежном «каравае» – об этом эксклюзивное интервью главного педиатра иркутского минздрава Елены Голенецкой нашей газете.

– Педиатрии нашего региона ассигнуется больше двух миллиардов рублей. На два года. Столь солидных сумм раньше мы не получали никогда. Такая финансовая поддержка даст нам возможность провести реформу детского  здравоохранения и внедрить технологии, без которых помощь детям на том уровне, который диктуется мировыми стандартами медицинской практики, просто невозможна. Важно, чтобы  даже самая малая малость из этого капитала не была растрачена впустую.

– И всё-таки, наверное, есть проблема, решение которой должно бы стать основополагающим в совершенствовании службы детского здоровья в Приангарье. Если она действительно есть, то какая?

– Одна из масштабных задач – оказание помощи малышам, рождающимся с очень низким весом. Их выхаживание без дорогостоящей аппаратуры просто невозможно. А ведь наша цель не просто подарить ребёнку шанс на выживание, но и обеспечить ему возможность нормального физического и психического развития в будущем.

– Такое оборудование есть в областном перинатальном центре…

– Да, в областном оно есть. Но вы же не исключаете случаев появления таких проблемных ребятишек в других городах Иркутской области. Сейчас относительно подготовленные, для оказания помощи новорождённым, появляющимся на свет с весом, при котором ещё совсем недавно и речи не могло быть об их реабилитации,  перинатальные центры есть в Иркутске (помимо областного, ещё и городской), Ангарске и Братске. Мы же ставим задачу дополнительно разворачивать реанимационные койки для крохотных пациентов в Усть-Илимске, Тулуне и Саянске. 

– Но, как мне представляется, у этой проблемы «двойное дно»: ведь самая современная лечебно-диагностическая техника бессильна, если ею некому манипулировать. Без умелых рук и грамотных умов самое дорогое оборудование бесполезно.

– Да, конечно! Поэтому будем дополнительно готовить неонатологов, педиатров, детских кардиологов-реаниматологов. Благо, в Иркутске имеется солидная учебная база – Академия постдипломного образования и усовершенствования врачей. Дефицит неонатологов в нашем регионе весьма остр, и мы детально занимаемся сегодня программой профессиональной переподготовки детских врачей.  Взять хотя бы первое полугодие текущего года: дополнительно по этой программе  подготовлено семь педиатров, которые могут работать как врачи-неонатологи. По этой же специальной программе будем готовить анестезиологов-реаниматоров, которые смогут оказывать необходимую помощь и взрослым пациентам, и детям. Для отдалённых районов, где существует особенная нужда в узких специалистах,  это очень важно. 

– А что же медики общей практики, так называемые семейные врачи? На них же возлагаются большие надежды. Оправдываются ли они?

– Врач общей практики нужен в первую очередь именно там, где огромные расстояния отделяют местных жителей от высокотехнологичной специализированной современной медицинской помощи. Он первый, с кем встречается человек на своём пути к облегчению страдания, вызванного той или иной патологией. Поэтому формирование кабинетов для специалистов, которых обстоятельства жизни в глубинке заставляют быть именно семейными врачами, то есть грамотно ставить диагноз, оказывать первую необходимую помощь семьям, где есть и старые и малые, – это ещё одна наша задача. От её грамотного решения тоже во многом зависит успех модернизации здравоохранения Иркутской области. В Приангарье в будущем году на пятнадцати территориях будут открыты такие кабинеты врачей общей практики: опорные точки, назначение которых – обеспечивать доступность оказания врачебной помощи жителям отдалённых от центров территорий. Врачей общей практики готовит кафедра семейной медицины Академии постдипломного образования и усовершенствования врачей,  организационной базой которой уже много лет является поликлиника, расположенная в микрорайоне Университетский в Иркутске.  Но при этом хочу заметить: как бы серьёзно ни был подготовлен к самостоятельной работе врач общей практики, нигде в мире он не заменит педиатра. Высококвалифицированный детский врач был и остаётся остро востребованным нашим здравоохранением.

Насколько педиатрический факультет Иркутского медицинского университета соответствует своему назначению и возложенной на него миссии? Если честно, мне всегда странно слышать об остром дефиците кадров детских врачей при наличии в медицинском вузе соответствующего факультета. 

– Нынче складывается более благоприятная ситуация с его выпускниками. Многие из них заключили договоры с местными лечебными учреждениями, и спустя год, закончив интернатуру, или через два года после ординатуры они поедут работать на периферию. Мы очень надеемся на то, что большинство молодых специалистов останутся в своей нелёгкой профессии, не изменят ни ей, ни людям, живущим в глубинке. Но во многом это будет зависеть и от того, какие бытовые условия создаст им местная власть. Чтобы молодой специалист не считал себя там, куда он приехал работать, случайным гостем, он должен чувствовать, что в нём район заинтересован. 

– Как известно, в разумении педиатров всего мира детство  заканчивается восемнадцатилетием. Для всех окружающих это уже вполне сформировавшийся молодой гражданин, и только в глазах матерей и детских врачей он всё ещё ребёнок. В связи с модернизацией детского здравоохранения что-либо изменится в подростковой педиатрии?

– Да, конечно. Сделан особый акцент на возрождении школьной медицины. В Иркутской области решён вопрос об увеличении зарплаты работникам дошкольных и школьных учреждений, которые работают в структуре здравоохранения. Иными словами,  устраняется несправедливость, до последнего времени диктовавшая отношение к медработникам, наблюдающим за здоровьем ребят более старшего возраста, как к второстепенным фигурам на государственной службе здоровья. Одновременно с материальным должен повыситься и моральный статус этих специалистов, что, безусловно, скажется на общем уровне охраны здоровья дошколят и подростков. А это очень важно: ведь не секрет, что сегодня, уходя во взрослую жизнь,  вместе с аттестатом зрелости молодые люди получают серьёзный груз хронических недомоганий, заработанных за годы школярства. 

– Ещё совсем недавно шла серьёзная дискуссия вокруг странного вопроса: считать ли педиатрию отдельной врачебной специальностью или лишить её этого статуса, переместив в лоно общемедицинской профессии. Сейчас страсти улеглись или по-прежнему есть сомнения по поводу самодостаточности педиатрии?

– Нет, все эти разговоры прекратились. В России вопрос о статусе педиатрии отпал сам собой. Жизнь доказала: с детьми разного возраста, от первых часов появления на свет и до 18 лет, должны работать только врачи-педиатры. На это направлены все наши усилия по укреплению кадров детских врачей в области. Потому что после женщины, родившей ребёнка, детский врач, принимающий малыша в свои руки и ведущий его через все этапы психофизического развития к юности, остаётся главным человеком, отвечающим за жизнь на земле.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector