издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Восставший из пепла

  • Автор: Семен НЕФЕДЬЕВ, заслуженный работник культуры РФ

Восставший
из пепла

Весной 1944
года в газетах прошло сообщение о
том, что немцы, отступая, сожгли
Пушкинский заповедник и
надругались над его могилой.

Осенью 1995
года я побывал в Пушкинском
заповеднике, и мне посчастливилось
слышать экскурсию самого Семена
Степановича Гейченко, директора
Пушкинского заповедника, Героя
Социалистического Труда, который
за 20 лет восстановил Михайловское,
Тригорское и Петровское буквально
из пепла. Он же рассказал о своем
первом посещении Михайловского в
декабре 1940 года.

"Я работал
старшим научным сотрудником
Пушкинского дома Академии наук
СССР в Ленинграде. Меня послали в
Михайловское провести
инвентаризацию экспонатов
главного фонда. Из Пушкинских гор
добрался до Михайловского. Было уже
темно, только в конторе светилось
одно окно, горела керосиновая
лампа. Сквозь замерзшее стекло я
увидел мужчину и женщину, читающих
книгу. Постучался и вошел в комнату.
На столе лежал учебник немецкого
языка для 6 класса. Мужчина назвался
лесником заповедника, женщина —
сторожихой. Я не придал значения
увлечениям лесника немецким. Его
звали Кузьмой Афанасьевым. Когда
началась война, друзья узнали, что
Кузьма стал директором
заповедника. Я понял странное
увлечение лесника немецким".

Остальное я
узнал из осмотра экспозиций музея и
из экскурсий. После поражения под
Москвой гитлеровцы приказали
Кузьме отобрать и срубить 5 тысяч
сосен в заповедном лесу для нужд
немецкой армии. Лес был срублен и
сложен в штабеля на берегу реки
Сороть. Часть его увезли в Германию,
а большую часть сожгли партизаны.
После этого музей закрыли и в нем
устроили "дом отдыха" для
фашистов. Вскоре приехала в
Михайловское пожилая дама,
по-военному подтянутая, она
называла себя внучкой Шиллера. Эта
"внучка" стала
фрау-директором. Вскоре появились
машины, и в них стали грузить
экспонаты музея, книги и мебель. Все
взяли. Остался только бильярд.
Кузьма перенес его к себе домой. В
мае 1944 года он отступил с
власовскими частями. В Польше и
Чехословакии представлялся как
сотрудник Пушкинского
музея-заповедника, показывал кий и
два шара. В конце концов он был
арестован.

В апреле 1944
года фашисты узнали о приближении
двух фронтов — второго и третьего
Прибалтийских — и спешно стали
строить оборонительную линию
"Пантера". Она тянулась от
Ново-Ржева через Пушкинский
заповедник по реке Сороть и реке
Великой до Пскова. В Михайловском
вокруг холма прорыли окопы,
построили блиндажи, поставили
колючую проволоку, заминировали
подходы. Вокруг больших сосен
построили вышки для наблюдения и
гнезда для снайперов. В
Святогорском монастыре
заминировали могилу Пушкина.
Поверх основания памятника
построили из досок опалубку и
положили в нее толу и толовых шашек,
поставили натяжное устройство. При
разборке опалубки натяжное
устройство должно было сработать и
разрушить дорогой памятник.

Фашисты
взорвали в нескольких местах стену
Святогорского монастыря. Взрывали
они и церковь, но у нее стены
толстые, и она мало пострадала.
Церковь стоит на ледниковом холме с
крутыми скатами. Немцы взорвали две
каменные лестницы, ведущие на холм
и в церковь. Заминировали могилы
родителей Пушкина и могилы
Ганнибалов. В окнах церкви
поставили пулеметы и сумки с
гранатами, но это не спасло
фашистов. Наши войска приблизились
к реке Сороть, к деревне Зимори (она
и сейчас там стоит). За холмам,
укрыли передвижную радиостанцию и
стали призывать немцев сложить
оружие, не разрушать Михайловское.
По радио выступил сын немецкого
писателя-антифашиста Вилли
Бределя. Его отец Вилли Бредель
обращался к немцам по радио в
Сталинграде. Там немцы сложили
оружие. А здесь, отступая, сожгли
дом Пушкина и всю усадьбу,
заминировали дорожки и аллеи.
Сожгли усадьбы Осиповых-Вульф и
усадьбу Ганнибалов Петровское.

Саперы
больше месяца обезвреживали
усадьбы. С большой осторожностью
сняли опалубку с памятника Пушкина
и вынули взрывное устройство.
Знаменосцы встали с красными
знаменами вокруг памятника и
произвели салют. Вскоре в армейских
газетах появились репортажи, а
позднее в киножурнале был показан
репортаж о спасении памятника
Пушкина. Сохранился ли он?

В мае 1945 года
в Михайловское из Ленинграда
приехал старший сотрудник
Пушкинского дома Семен Степанович
Гейченко с группой специалистов.
Привезли лопаты, топоры, другой
необходимый инструмент. На на
первых порах нужен был бульдозер,
чтобы спланировать площадку и
возвести фундамент на месте дома
Пушкина, заново поставить домик
няни и другие постройки. Поставили
палатки и все лето жили в них. На
костре готовили пищу. Под большой
сосной сохранился немецкий блиндаж
с двухъярусными нарами, но
строители в нем не стали жить:
противно.

К началу 1949
года, к дню рождения Пушкина,
Михайловское было восстановлено.
Состоялось торжественное открытие
с большой массой народа. Стали
восстанавливать Тригорское, а
потом и Петровское. В 1965 году они
были возвращены к жизни. Построены
две часовни, посажены деревья.

Гейченко в
связи с его 80-летием вызвали в
Москву и там вручили ему звезду
Героя Социалистического Труда. Он
проработал еще 11 лет и ушел на
пенсию в 91 год. Написал 4 большие
книги, многие десятки рассказов,
сценариев. Жил в избушке без всяких
удобств. Там и произошла наша
встреча.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное