издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Золотой ключ Приангарья

  • Автор: Леонид БОГДАНОВ, журналист

Золотой
ключ Приангарья

Иркутский
гидроузел уже давно вписался в наш
город. По обеим его сторонам
высятся многоэтажные здания,
нескончаемым потоком идут по
широкому полотну проезжей части
плотины городской транспорт,
служебные и частные легковушки.
Идут с левого берега на правый, с
правого — на левый. Их воедино
связала плотина ГЭС, в здании
которой напряженно трудятся
турбины, дающие и свет, и тепло, и
саму жизнь нашему суровому
сибирскому краю.

А все
началось вскоре после войны, когда
на научно-практической
конференции, посвященной развитию
производительных сил нашей
области, были приняты рекомендации:
строить каскад электростанций на
Ангаре. И первой должна быть
построена Иркутская ГЭС.

Пусть о том,
как она строилась, расскажут
участники и свидетели тех
исторических событий. Многих из них
уже нет сегодня с нами, но остались
публикации, архивные материалы.

Андрей
БОЧКИН, начальник строительства
Иркутской ГЭС, Герой
Социалистического Труда, лауреат
Ленинской премии.


Постановление правительства СССР о
строительстве Иркутской ГЭС было
принято в начале 1950 года. Тогда же
был открыт строительный титул, а в
мае 1951 года — утвержден технический
проект гидроузла. Организационный
период стройки и создание основной
базы крайне затянулись.
Строительный коллектив в основном
был создан в середине 1953 года. К
этому же сроку было закончено и
оснащение стройки техникой. Тогда и
были начаты основные работы по
возведению плотины и гидростанции.
В ее здание строители уложили
первые кубометры бетона 14 июня 1954
года.

Кстати,
заслуживает внимания опыт,
приобретенный нашими строителями,
по укладке бетона в зимние месяцы.
Крайне низкие температуры в
условиях Сибири потребовали
устройства специальных
приспособлений для укладки бетона
зимой. Кроме утепленной опалубки,
почти повсеместно пришлось
применять дополнительно тепляки, а
внутри бетонируемых блоков —
калориферное отопление. Высокая
температура каждого укладываемого
блока поддерживалась не менее 15
дней. Наиболее широкое применение
получил паропрогрев блоков. Этот
способ улучшал качество бетона и
равномерность его твердения.

Таким
образом, практикой нашей стройки
доказано, что даже в самые сильные
сибирские морозы с помощью
паропрогрева можно возводить любые
гидротехнические сооружения.

Впервые в
истории гидротехнического
строительства у нас получили
большое применение при
транспортировке грунта большие
МАЗы — 25-тонные минские самосвалы.
Из общего объема отсыпаемого в тело
плотины грунта — 12 миллионов
кубометров — с помощью МАЗов
отсыпано свыше 10 миллионов. Причем
себестоимость этой отсыпки в три
раза ниже, чем если бы ее
осуществлять 3-тонными
автомашинами.

На стройке
водителей больших МАЗов свыше ста
человек. Многие из них в течение
двух лет работы перевезли в тело
плотины более 100 тысяч кубометров
грунта каждый. Имена лучших
водителей тт. Пичкура, Петрова,
Анциферова, Бышевского, Пальчука и
многих других заслуженно
пользуются широкой известностью и
уважением на стройке.

За эти годы
выросли отличные мастера всех
профессий. Большинство из них свой
опыт и практические знания
приобрели на строительстве
Иркутской ГЭС…

Владимир
БЫШЕВСКИЙ, шофер, кавалер ордена
Ленина.

— Я один из
тех, что первыми пришли на стройку.
Здесь осваивал новинку советской
автомобильной техники — МАЗ-525 —
25-тонный дизельный самосвал
Минского автозавода. Это
машина-гигант: колеса ее почти в
рост взрослого человека, а в кузове
свободно вместятся два
"Москвича". За один рейс на
этом МАЗе можно перевезти столько
гравия, сколько в силах поднять
шесть-семь ЗИСов. Естественно, что
управление такой машиной дело
непростое, а в суровых сибирских
условиях и еще более сложное.
Вместе с товарищами мы разработали
поправки в конструкцию большого
МАЗа, которые вместе с другим
водителем — Ростиславом Наумовым —
отвезли на Минский автозавод. Наши
поправки были учтены
конструктором. Машина стала более
приспособлена к нашему климату. Я
проработал на ней почти четыре года
и вывез почти 156 тысяч кубометров
грунта. О моем опыте эксплуатации
большого МАЗа научно-нормативная
станция издала плакат, в котором
было подсчитано: для выполнения
такой работы в другое время надо
было бы занимать 200 рабочих и 200
лошадей в течение четырех лет.

В нашей
колонне были ребята и с лучшими
показателями. Главное — все мы
трудились на совесть и жили дружно,
всегда приходили на помощь друг
другу и стройке, не считаясь со
временем, преодолевая все
трудности. В таком сплочении
коллектива большая заслуга
начальника автотранспортного
управления Станислава Петровича
Шуликовского.

Екатерина
ВАГИНА, бетонщица, лауреат
Государственной премии, кавалер
ордена Трудовой славы.

— Что и
говорить, трудное это было дело —
работать на укладке бетона. Ведь
перфоратор, которым как бы трамбует
бетон работница, весил 36
килограммов. Потаскай-ка его весь
рабочий день! А он, вибрируя, бьется,
вырывается из уставших рук… Но
силы быстро восстанавливались:
молоды были. Я пришла на стройку
вместе с родным дядей, когда мне не
было еще шестнадцати. Из
"расказаченных" мы были.
Родилась я на Дону, с детства
приучена была к труду, не боялась
его и не отлынивала от него.

На стройке
хоть временами и нелегко
приходилось, но было весело,
интересно. Мы ведь не только
работали, но и хорошо отдыхали:
проводили вечера в клубах, ходили в
кино, ездили в город, посещали театр
или цирк. С каждым годом жили все
лучше в материальном отношении и
были уверены в завтрашнем дне.
Одним словом, не сравнить то время с
нынешним…

Борис
ПОЛЕВОЙ, писатель, Герой
Социалистического Труда.

— Несколько
часов самолет трясло, болтало,
кидало. Зато к утру перед нами,
точно под стеклянным безоблачным
небом, опушенным инеем, открылся
Иркутск. Величественная стройка,
хорошо видная сверху, заставила нас
сразу забыть чудовищную
"болтанку".

Я долго жил
на строительстве Цимлянской ГЭС,
видел, как воздвигались великие
волжские плотины. Но то, что нам
открылось тут, на этой могучей реке,
несущей свои воды со скоростью
горных потоков, поражало красотой,
смелостью проекта, размахом его
воплощения.

Ангара в те
дни была только что перекрыта.
Новое Иркутское море лишь начинало
накапливаться у подножия плотины.
Горы разворошенной земли
свидетельствовали, что борьба с
рекой закончилась совсем недавно.
Мы стояли, пораженные величием этой
новой мирной победы советского
человека, а наш друг, местный
журналист, привезший нас сюда,
рассказывал уже не об этой,
Иркутской, а о другой, Братской, ГЭС,
строительство которой тогда
только-только начиналось. Своими
вопросами мы возвращали
собеседника сюда, на Иркутскую.
Когда будут пущены ее агрегаты?
Какова их проектная мощность? Что
представляет собой начальник
строительства А.Е. Бочкин, о котором
мне довелось слышать от разных
гидростроителей много
интересного?..

Петр
МОСКОВСКИХ, почетный гражданин
Иркутской области, бывший парторг
"Ангарагэсстроя", ныне
председатель областного совета
ветеранов войны и труда.

— На днях
организовали мы в совете ветеранов
прием, пригласив на него тех
строителей ГЭС, чьи имена занесены
на Памятную доску на здании ГЭС.
Удостоились такой чести 140 человек,
а сейчас собрали мы только
двенадцать. Все они отмечены
правительственными наградами и
прошли не одну стройку. Иркутская
ГЭС была для них первой, во многом
определившей их дальнейшую судьбу.
И вот эти люди — бывшие мастера
Дмитрий Степанович Иванов и
Константин Васильевич Балберов,
бригадиры Александр Ильич
Саламатов и Василий Фирсович
Коноплин, механик Петр Алексеевич
Шалгунов, водители больших МАЗов
Владимир Вячеславович Бышевский и
Георгий Петрович Дуликов, рабочие
Петр Егорович Барлуков, Ханас
Дильмигдинович Фатхутдинов,
Александр Егорович Ножев
замечательные женщины — отвальщицы
Вера Федоровна Андреева-Агеева и
Екатерина Петровна Вагина,
бетонщица Альбина Даниловна
Петрова — чаще всего вспоминали
добрым словом начальника стройки
Андрея Ефимовича Бочкина, которого
между собой уважительно называли
тогда Дедом.

До него
сменилось три начальника стройки,
но прямо скажу: память о них не
сохранилась. А Бочкину удалось
соединить энтузиазм молодых с
расчетливостью опытных
гидростроителей. Такой симбиоз и
дал богатые всходы. Всего несколько
примеров.

Проектом
намечалось при возведении плотины
вести отсыпку грунта
комбинированным способом. Из
карьеров его должны были
доставлять по железной дороге на
саморазгружающихся думпкарах;
после разгрузки шагающие
экскаваторы-драглайны должны были
этот грунт подать в плотину, где с
помощью бульдозеров его разровняли
бы слоями до двух метров, а потом
уплотнили бы тяжеловесными
катками.

Наличие на
стройке больших 25-тонных МАЗов
позволило принять довольно смелое
решение: все работы по отсыпке
плотины произвести этими мощными
самосвалами. Ими же производилось и
уплотнение грунта в теле плотины.
Ведь вместе с грузом эти машины
весили 50-60 тонн. Их удельное
давление не уступало тяжеловесным
каткам. Естественно, что такой
способ отсыпки грунта ускорял и
значительно удешевлял этот
процесс, т.к. отпала необходимость в
строительстве железнодорожной
ветки.

Был ли в
таком решении риск? Думаю, да. Как
всегда бывает, когда делается
что-то впервые.

Вообще, наша
стройка стала лабораторией
гидростроения в условиях Сибири. На
ней многое делалось впервые.
Впервые в истории
гидротехнического строительства
отсыпка плотины велась в массовом
порядке и летом и зимой. Такое
круглогодичное возведение плотины
значительно ускорило дело.

Широкое
развитие получило
рационализаторство, которое
возглавил главный механик стройки
Евгений Батенчук, умевший
поддержать добрые начинания,
помочь в их осуществлении. Так,
экипаж большого шагающего
экскаватора во главе с В.
Саломатовым в содружестве с
инженерами Михайловским и
Гуревичем предложил не строить
выносную эстакаду для монтажа
первых агрегатов, а использовать
для этих целей большой шагающий.
Батенчук помог осуществить
задуманное, и в результате —
значительный экономический эффект.

Только в 1957
году, например, было внедрено 268
рацпредложений, давших более 12
миллионов рублей экономии. И тон в
этом деле задавали молодые:
Александр Фисенко, Виктор Жилин,
Илья Гуревич, Рэм Медведев,
Александр Корякин и многие другие.

Евгений
БАНДО, журналист, один из старейших
работников "Восточно-Сибирской
правды".

— В
просторном высоком зале главного
пульта управления еще пахло свежей
краской, белел паркет, зал был залит
мягким электрическим светом.
Посреди зала полукругом стоял
главный пульт управления со
множеством измерительных приборов.
Из машинного отделения доносился
тихий шум работающего агрегата.
Вахту несли старший машинист
начальник смены турбинного цеха
Николай Галинов, машинист Виктор
Пономарев и его помощник Сергей
Болобородов. На главном пульте
хлопотала смена дежурного инженера
Ивана Никитина и начальника смены
Валентина Аристова. Вместе с ними
работали дежурный по щиту Борис
Ливанов и электромонтер Ида
Новожилова.

Председатель
пусковой комиссии по телефону дает
распоряжение на южную подстанцию:

— Дайте
напряжение на шины ГЭС.

Проходят
секунды, и на одном из щитов быстро
поднимается стрелка вольтметра.

— Напряжение
принято. Схема готова к
синхронизации генератора с
системой, — говорит главный инженер
гидростанции Алексей
Богун-Добровольский.

Операция
синхронизации занимает еще
несколько секунд. Наконец
загорелась красная лампочка. Ток
пошел в систему.

Это было 29
декабря в 1 час 37 минут по местному
времени. Иркутская ГЭС дала
промышленный ток…

Николай
САЛАЦКИЙ, почетный гражданин
Иркутска, в прошлом — парторг
строительства ГЭС.

— Мы не
успокаивались ни на минуту — на
следующие сутки, 31 декабря, надо
было включить второй агрегат. Но он
не сработал, произошла небольшая
авария, на ее устранение
требовались время и люди, а
некоторые из них уже начали
встречать новый, 1957 год. Что делать?
И вдруг мысль: ведь мы имеем право
пустить второй агрегат к 24 часам
московского времени, и значит, у нас
в распоряжении еще 5 часов. Но надо
привезти несколько монтажников. Я
пулей — на автомашину и в третий
поселок ГЭС, где они жили.
Монтажников я застал уже за
праздничным столом, когда
непрошеным ворвался к ним:
"Товарищи, ЧП. Не сработал
агрегат. Прошу срочно в машину". И
прямо в праздничной одежде
(переодеваться было некогда, дорога
была каждая минута) повез их на ГЭС.
У агрегата их ждали руководители
монтажников Юнак и Джунковский.

Дело
оказалось довольно сложным. На
помощь монтажникам полез в агрегат
главный механик стройки Батенчук.
Человек он очень тучный, а там
работать надо было лежа, в узком
пространстве и при очень низкой
температуре. Чтобы было легче
двигаться, Батенчук сбросил всю
одежду, остался в трусах и носках,
забрался туда, и при его
непосредственном участии, смекалке
и таланте авария была устранена.

Затем мы его
оттирали и отпаивали спиртом,
боялись, как бы не простыл, но все
обошлось.

В 23 часа
московского времени вторично
включили второй агрегат и он хорошо
заработал. Мы от радости
прослезились. А 1 января 1957 года в
10.00 в очень морозный день на площади
у здания управления строительства
ГЭС состоялся митинг, посвященный
пуску первых двух агрегатов.
Собралось так много людей, что
казалось, на митинг пришли все
рабочие и ИТР со своими семьями…

Борис
ЩЕРБИНА, секретарь Иркутского ОК
КПСС, в будущем -заместитель
председателя Совмина СССР, Герой
Социалистического Труда.

— Пуском
первых двух агрегатов Иркутской
ГЭС положено начало практическому
использованию энергетических
ресурсов Ангары. Одновременно с
пуском первой очереди ГЭС
поставлен под напряжение и первый
участок высоковольтной линии
электропередачи Иркутск — Братск
между Иркутском и Белектуем. В этом
же году завершено строительство
высоковольтных линий
электропередачи Усолье-Сибирское —
Черемхово и Усолье-Сибирское —
Слюдянка. Таким образом, создана
первая в области единая
энергосистема от Слюдянки до
Черемхова, в которую и влилась
энергия первых агрегатов Иркутской
ГЭС…

Марк
СЕРГЕЕВ, литератор, почетный
гражданин Иркутска

Трудимся днем
и ночью мы,
Потоком идет бетон —
Туман с седыми клочьями,
Пурга ли со всех сторон,
Идут ли дожди студеные,
Ветра ли наперерез, —
Нашим трудом рожденная
Встает Иркутская ГЭС.
И полночь роняет золото,
Раздвинув плечом облака,
В море, что очень молодо
И так несмело пока.
Оно еще силы пробует
На первых своих шагах,
Со штормовою злобою
Не лезет на берега.
Но вот, позабыв о робости,
У самого дна рождена,
Бросается вдруг на лопасти
Крутая его волна.
Сжатый, холодный, синий
бушует бурлит поток.
И сила рождает силу,
И в проводах, как в жилах,
Бьется электроток…

Из
доклада парторга стройки, 8 октября
1958 года

— Коллектив
строителей и монтажников одержал
большую трудовую победу. Все
агрегаты Иркутской ГЭС поставлены
под промышленную нагрузку точно в
установленные сроки. Уже
выработано для нужд народного
хозяйства области около 3
миллиардов киловатт-часов
электроэнергии себестоимостью
менее 1 копейки, т.е. самой дешевой в
Советском Союзе. В два-три раза
дешевле, чем даже на волжских
гидроэлектростанциях.

Такая победа
не пришла сама по себе. За время
строительства выполнен огромный
объем строительно-монтажных работ.
Переработан 51 млн. кубометров
грунта, уложено более 800 тысяч
кубометров бетона, смонтировано
около 2 млн. тонн
металлоконструкций. Кроме работ на
ГЭС, построено около ста тысяч
квадратных метров жилья, магазины,
детские сады и ясли, кинотеатр и
телецентр, канализационный
коллектор, баня и прачечная, девять
машинно-тракторных станций,
подготовлены к сдаче помещения
геологического техникума и первой
очереди Иркутского холодильника —
крупнейшего в Советском Союзе…

*
* *

Какими
дерзкими казались наши предвоенные
мечты! Какие фантастические
поправки внесла жизнь после войны!

Еще в октябре
1959 года сдана была госкомиссии
Иркутская ГЭС. Она как бы стала
ключом в будущее Приангарья,
которое всего через семь лет стало
одним из крупнейших на востоке
страны энергопромышленных районов.
Сошлюсь лишь на несколько цифр.
Выпуск валовой продукции области к
началу 1967 года по сравнению с 1913
годом увеличился в 138 раз.
Производство электроэнергии
превысило довоенный уровень в 5
тысяч раз, добыча угля — в 40 раз,
добыча соли — в 12,5 раза,
производство обуви — в тысячу раз.
Все вместе строительные
организации и объединения способны
были построить за один год новый
город для населения в 250-300 тысяч
человек с социально-культурными
зданиями и промышленными
предприятиями, обеспечивающими
работой каждого трудоспособного
жителя. Еще совсем недавно
считалось достижением, если
удавалось построить за год жилой
площади на 50 тысяч человек.

Вот какую
дверь в будущее открыла Иркутская
ГЭС — золотой ключ Приангарья.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер