издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О лопнувшем банке и новогодних "подарках" от него. Как ни странно...

О лопнувшем
банке и новогодних "подарках"
от него. Как ни странно…

Элла
КЛИМОВА, "Восточно-Сибирская
правда"

9 апреля
текущего года мы опубликовали
материал, основной темой которого
явились крах Русско-Азиатского
банка и связанные с этим крушением
трагедии тысяч простых вкладчиков.
Материал назывался "Банк лопнул
— где же наши денежки?" Тогда,
весною, на редакцию обрушился шквал
писем разочарованных, разгневанных
людей, почувствовавших в обмане и
свое личное оскорбление, попранную
веру в государство, хотя, как
известно, Русско-Азиатский банк был
структурой коммерческой.

Опубликованное
более семи месяцев тому назад
интервью с председателем
ликвидационной комиссии
Русско-Азиатского банка Верой
Афанасьевой несколько успокоило
вкладчиков: была внесена хотя бы
какая-то ясность в сложившуюся
ситуацию. В частности, тогда, семь
месяцев назад, Вера Леонидовна
Афанасьева говорила о том, что в
конце текущего года юридические и
физические лица, ставшие жертвами
обанкротившегося банка, начнут
получать определенный, равный для
всех вкладчиков (напомним, что
тогда называлось 60 тысяч
пострадавших от махинаций банка)
процент от внесенной в банк суммы.

И вот конец
года — семь месяцев пробежали
незаметно, и в нашей почте вновь
увеличился поток нетерпеливых
напоминаний: где же обещанные
деньги — пусть не весь вклад, об
этом сегодня и мечтать не
приходится, но хотя бы какая-то его
доля? Именно этими новыми письмами
вызвано еще одно интервью с
председателем ликвидационной
комиссии Русско-Азиатского банка
Верой Афанасьевой.

"ВСП":
Вера Леонидовна, почему не
получилось так, как замышлялось
весною, — еще ни один вкладчик не
получил ни копейки от некогда
внесенной им суммы денег?

В.А.: Мы
до сих пор не смогли составить так
называемый промежуточный баланс,
потому что не все из шестидесяти
тысяч вкладчиков написали в наш
адрес своих заявления. Между тем
резервный фонд банка — 18,5 миллиарда
рублей — остался в
неприкосновенности. Мы сможем им
распоряжаться лишь тогда, когда
буквально от каждого вкладчика
получим заявление по поводу
возврата денег. Таких не
написавших, то есть не обратившихся
в ликвидационную комиссию,
осталось тысяч десять-пятнадцать,
не более того.

"ВСП":
Насколько помнится, вы в первом
интервью называли последний день
приема таких заявлений — обращений
в свою комиссию — 23 мая текущего
года. Почему же так затянулось все?
Неужели сами вкладчики не
заинтересованы в том, чтобы
поскорее получить хотя бы что-то из
своих былых сбережений, и
затягивают сроки обращения в
комиссию?

В.А.: Мы
проанализировали, кто еще из бывших
клиентов Русско-Азиатского банка к
нам не успел или не смог обратиться.
По социальному раскладу, это
инвалиды, пенсионеры, то есть люди,
которые могли и не прочитать нашего
обращения в газетах, не услышать
наших призывов по радио. Сами
понимаете, летом, ранней осенью кто
за городом, кто в больнице; а мы
просто не имеем права начать
выплату процента от взносов, пока
конкретно от каждого не получим
личное к нам обращение. Я признаюсь
вам: было бы у ликвидационной
комиссии получше с финансами, то
есть нашлись бы деньги на бумагу, на
конверты, мы бы сами послали
напоминания тем, кто, я уверена,
нуждается в деньгах, но пока не
откликнулся. Но, увы, наша смета
крайне ужата — денег не хватает ни
на что. Работники ликвидационной
комиссии уже восемь месяцев не
получали свою зарплату…

"ВСП":
Кстати, недавно пришел в редакцию
один из бывших клиентов
Русско-Азиатского банка и
высказался в том плане, что, мол,
тем, кто работает в ликвидационной
комиссии, самим выгодно затягивать
сроки — чтобы подольше получать
зарплату…

В.А.: Если
бы вы и все читатели вашей газеты
знали, как он не прав! Я еще раз
повторю: из резервного фонда
Русско-Азиатского банка мы не взяли
ни копейки. Зарплата выплачивалась
только из долгов самого банка и
никоим образом не задевала и не
задевает интересы никого из
вкладчиков бывшего банка. Но, если
сказать по правде, меня более
волнуют не слухи, которые, возможно,
исходят от раздраженных,
разочарованных людей, но та
неверная информация, которая
распространяется в средствах
массовой информации и полностью
дезориентирует людей. Ну вот, хотя
бы и такой пример. Не так давно в
"АиФ", в тех страничках, что
посвящены Иркутску, промелькнула
заметка о том, что все бывшие
вкладчики Русско-Азиатского банка
получат совершенно одинаковые
суммы, независимо от величины их
вклада: то ли 50 тысяч, то ли 500 тысяч
рублей. Если бы вы знали, сколько
угроз, сколько слез мы тут
выслушали сразу после такого
известия. Поэтому, пользуясь
предоставленной мне сейчас
возможностью, я хочу подчеркнуть:
сумма выплат будет различной. Но
вот каков процент от вложенных сумм
получит каждый вкладчик (а этого мы
пока сказать не можем из-за того что
не составлен промежуточный баланс),
мы сказать не можем; можем только
сказать, что процент от вложенных
сумм будет у всех вкладчиков
одинаков. Предположим, это будет 30
процентов. Вложил, скажем, Иванов, 10
миллионов — он получит, когда все
работы ликвидационной комиссии
будут завершены, 30 процентов от 10
миллионов; вложил какой-нибудь
Петров один миллион — он тоже
получит от этой суммы. Это очень
важно усвоить всем, кто так ждет
хотя бы какого-то возмещения своих
убытков.

"ВСП":
Как я поняла, сейчас очень важно,
чтобы абсолютно все бывшие
вкладчики написали заявления в
ликвидационную комиссию о
возмещении ущерба.

В.А.: Да,
это очень важно: 10-15 тысяч человек
тормозят очень многое в нашей
работе. Мы не имеем права писать
заявления за них — можем только
посылать им напоминания, что сейчас
и делаем. Составить так называемый
промежуточный баланс — значит, в
конечном итоге, до конца прояснить
картину, сколько и кому должен
Русско-Азиатский банк. Время
поджимает. Срок нашей работы
подходит к концу где-то весною
будущего года.

"ВСП":
Времени не так уж и много. Но за
отпущенное удалось ли хотя бы
что-то найти из имущества, которое
некогда принадлежало банку,
удалось ли что-то обратить в
"живые" деньги?

В.А.: Да,
нам удалось вернуть некоторые
объекты недвижимости, ранее
принадлежавшие банку. Например,
промышленную базу, расположенную
на улице Рабочего штаба в Иркутске,
— ее стоимость, между прочим, свыше
миллиарда рублей; вернули мы и
производственный комплекс, что на
улице Волгоградской — его
стоимость в пределах полутора
миллиардов. Есть судебные дела по
возврату ценностей в Абакане,
Барнауле, Якутске. Сейчас, когда
основная часть работы, а это
огромный труд, связанный с
приведением в порядок архивов всех
филиалов банка, нами проделана,
приходится лишь поражаться тому,
насколько безответственно,
нечистоплотно велись дела в
филиалах Русско-Азиатского банка. К
примеру, когда всем уже стало ясно,
что крах банка близок, были уволены
все сотрудники филиалов,
начальники филиалов никакой
ответственности за доверенные
ценности не несли; более того,
несколько начальников филиалов
Русско-Азиатского банка до сих пор
находятся в розыске. Ценнейшие
архивные документы были брошены, по
сути, на произвол судьбы, нам
пришлось и приходится собирать
архивные документы по бумажкам, по
нескольким цифрам, чтобы
восстановить истинную картину
вознесения и краха банка;
приходится буквально по каждой
фамилии, каждому адресу бывшего
вкладчика восстанавливать их
конкретное число. Сейчас оказалось,
что вкладчиков немного меньше, чем
60 тысяч: ведь у некоторых было по
нескольку вкладов в банке, но
разница между ранее установленным
числом и нынешним не очень велика.
Во всяком случае, только тогда,
когда все бывшие вкладчики
Русско-Азиатского банка пришлют
свои заявления, мы сможем получить
разрешение Центробанка России и
всех акционеров на начало выплаты
денег. Последний срок приема таких
личных заявлений в ликвидационную
комиссию — 31 декабря текущего года.

"ВСП": А
что будет с теми, кто и эту дату
проигнорирует?

В.А.: Ну
что ж, их фамилии окажутся в самом
конце списка, и может даже так
случиться, что им-то денег вообще
никаких не выплатят — не хватит.

"ВСП": В
Приангарье лопнул не один только
Русско-Азиатский банк; работают ли
по ликвидации иных прогоревших
коммерческих структур такие
комиссии, как та, что возглавляете
вы?

В.А.: Да,
прекратили свое существование
Старбанк, Кронобанк, банк
"Байкальский". Но по сравнению
с Русско-Азиатским эти банки просто
пигмеи, и, конечно же, там тоже
сейчас работают ликвидационные
комиссии. Но дело наше, как вы сами
могли убедиться, нескорое, хотя и
спешное. Хочется напомнить тем
вкладчикам Русско-Азиатского
банка, кто еще не прислал нам свои
заявления о возврате денег: они
рискуют. Наш адрес остался прежним:
Иркутск, ул. Тимирязева, 35.
Необязательно приходить самим,
можно прибегнуть к услугам почты.
Все письменные заявления, впрочем,
как и устные, закладываются в
компьютерную базу данных. Могу
гарантировать, что все, кто успеет
обратиться к нам до 31 декабря,
какую-то толику своих вкладов
получат, так сказать, "новогодний
подарок": хотелось бы, чтобы был
он побогаче и посолиднее. Делаем
для этого сейчас все, что в наших
силах…

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector