издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Куда летишь ты, царственная птица?

Куда
летишь ты, царственная птица?

В один из
сентябрьских дней довелось мне из
Иркутска ехать в вагоне электрички.
Мое внимание привлекла необычайно
эмоциональная интонация
рассказчика, сидевшего напротив, и
обрывки фраз: аисты, гнезда, джаз,
японцы, немцы, гитара, грант, Китай,
"одному прожить хватает"…
Второй спутник слушал молча и
смотрел на говорившего с доброй
улыбкой. Не иначе как друзья,
подумалось мне, скорей всего,
встретились после долгой разлуки.

И тут меня
осенило: я знаю этих парней! Говорит
с воодушевлением и горящими
глазами Миша Парилов, а слушает с
молчаливым вниманием Андрей
Кузнецов. Лет восемь назад
познакомились мы, участвуя в
городском рейде газеты на тему
экологической чистоты города
угольщиков. Интересно, кем стали
юные экологи за эти годы?

И я вмешалась
в беседу друзей:

— Ребята, я
вас вычислила! Вы — Миша и Андрей с
Храмцовки. Помните рейд по
городским свалкам?

Михаил с
удивлением уставился на меня
черными цыганскими глазами. Потом
расхохотался, откинувшись на
спинку, и мигом отреагировал:

— А вы из
газеты, Ковальская? Вспомнил!

Стоит ли
описывать, какой бурный завязался
разговор, сколько обрушилось на
меня информации, и как я убеждала
Мишу дать для газеты фотоснимки. К
счастью, он вез в Черемхово
несколько наборов фотографий за
последние годы — от студенческих до
служебных. И мне захотелось
рассказать читателям об этой
встрече, о том, что тронуло сердце и
воображение, что нашло отклик в
собственных сокровенных
размышлениях о смысле жизни
современников — моих земляков, моих
героев.

Оба они
черемховцы, дети обыкновенных
родителей среднего достатка. В
"школьные годы чудесные"
пацаны вместе учились и ездили на
юннатскую станцию. А это не близкий
путь, из поселка приходилось на
автобусе добираться. Но уж очень
нравилось школьникам заниматься в
группе экологов под началом Амира
Назыповича Шарыпова. Мне вполне
понятна их увлеченность, знакома с
Шарыповым и всегда поражалась его
эрудиции, его увлеченности в
воспитании в детях экологического
мышления, понимания единства
природы и человека. Его разработки,
проекты, походы с ребятами в
заповедные уголки природы, сбор
научной информации о природе
Черемховского района трудно
переоценить. Но все же считаю, что
важнее всех научных достижений его
благодатное воздействие на ребячьи
души. Мальчики и девочки,
занимавшиеся в его группе, постигли
законы живой материи, научились
читать книгу природы "без
переводчика" и многие избрали
для себя профессии, связанные с
биосферой: сельское хозяйство,
биологию, медицину.

Андрей
получил диплом охотоведа и
работает в Черемховском отделении
Иркутской областной общественной
организации охотников и рыболовов.
У Миши детское увлечение птицами
превратилось в тему научной
деятельности: успешно закончив
биологический факультет
Иркутского госуниверситета, он
взял направление в Хинганский
заподведник в Амурскую область и
там работает орнитоголом, является
младшим научным сотрудником в
научном отделе заповедника. Живет в
поселке Архара. Не женат, и потому
"на жизнь хватает". А вообще-то
заработок у научных работников
сравним разве что с оплатой нянечки
в детском саду. Но, слушая
восторженные рассказы Михаила о
его любимой и загадочной птице —
аисте, поняла я, что он отмечен
судьбой, что, подобно философам
древности, высшим благом считает
ясность разума, знание и здоровье
душевное. Ничто , кроме души, не
достойно восхищения, говорил
Сенека. Миша обращается к ламе,
занимается медитацией и уважает
свободу вероисповедания каждого.
Ему ближе Будда. Но разговаривать
он предпочитает о птицах и своих
друзьях, которых у него очень много,
и причем в самых отдаленных от
малой родины местах — в Англии,
Японии, Дании, Германии, Китае.
Конечно, в Иркутске и Черемхове
тоже. Миша со студенческих лет так и
остался душой любой компании.
Приезжающие в заповедник ученые
легко сходятся с веселым парнем,
свободно говорящим на английском и
знающим столько песен и столько
птичьих тайн.

Судя по
фотографиям, Миша в университете
был популярен, выступал на сцене,
любил походы на Байкал, на Олху, в
самые глухие и живописные места,
где обитают редкие птицы.
Сокурсники помнят, как Миша целый
год ходил неразлучно с одной
молодой англичанкой, которая
приехала для освоения русского
разговорного языка, и ее
"прикрепили" к Парилову,
которому надо было освоить
разговорный английский. С тех пор у
него с языком нет проблем.

Верность в
дружбе у Миши с детства. Хоть Андрей
учился в другом институте, они жили
в одной квартире, Миша приглашал
друга во все походы, на все вечера.
Они даже поменялись гитарами в знак
дружбы. И теперь, хоть и редко, но
встречаются и не могут
наговориться.

Рассматриваем
фотоснимок.

— Смотрите,
какие красавцы! Это японский аист.
Есть даурский, который в нашем
заповеднике гнездится, а на зиму в
Китай улетает. А в междуречье Белых
рек мы с Амиром Назыповичем видели
черного аиста. Вообще это древняя
птица, еще до потопа жила. Умная,
перелеты в одиночку делает, не
стаей-клином, как журавли.

Так говорит
Миша, любовно поглядывая на снимок,
подаренный ему японским коллегой.

А мне
вспомнился давний разговор с
директором юннатской станции Зоей
Иннокентьевной Поповой. Она
рассказала, как появился на
"юннатке" Миша Парилов.
Маленького второклассника привела
на станцию мама и попросила
принять, чтобы по улице поменьше
бегал. "Его обижают мальчишки, он
под них не хочет подстраиваться, а
силенок для защиты нет".

Похоже, что в
характере мальчика с детства было
нечто от аиста, который находит
свою дорогу то ли по звездам, то ли
по космическим сигналам. Какое чудо
— этот аист! Родившись в Амурском
крае, поднятый мамой-аистихой на
крыло, оперившийся птенец остается
один на один с суровым миром.
Родители улетают раньше, а он,
молодой аист, сам обязан добираться
до теплых южных краев. Каким путем,
где делает остановки, где зимует?
Узнать и описать маршруты — этим и
занимается молодой
ученый-орнитолог Михаил Парилов.

И он уверен в
результатах. Еще бы, ему помогает
радиоспутник слежения за миграцией
редких охраняемых птиц. Нашему
земляку удалось войти в группу
ученых по проекту, выигравшему
грант Сороса. Они получили прибор
японского производства,
радиопередатчик сигналов,
установили его на спине молодого
аиста и весь год получали
информацию от французской станции
слежения, расположенной высоко в
горах. На одном из снимков я видела
момент укрепления передатчика с
антенной на спине аиста. Лента из
биоматериала, через год впитается в
кожу, аппарат упадет где-нибудь в
болоте. А Миша защитит кандидатскую
диссертацию. Непременно!

Хотелось бы
поговорить о его философских,
духовных увлечениях, в частности,
буддизмом. Но это слишком тонкая
материя, чтобы о ней мимолетом
упоминать. Видела на снимках его в
кругу медитирующих студентов,
рядом с ламой-датчанином и
ламой-иркутянином. У него есть
духовный учитель. Думаю, Миша
когда-нибудь сам станет для кого-то
учителем и передаст свои знания и
свою любовь к древней прекрасной
птице, прокладывающей себе путь в
одиночку.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector