издательская группа
Восточно-Сибирская правда

История ненависти

Суд первой инстанции дал иркутским маньякам максимально возможное наказание

  • Автор: Ангелина САЛОМАТОВА

Ровно два года потребовалось, чтобы доказать вину академовских «молоточников» Артёма Ануфриева и Никиты Лыткина: последнее убийство они совершили 3 апреля 2011 года, приговор суда первой инстанции выслушали 2 апреля 2013-го. Иркутский областной суд вынес жёсткое решение, чего не прогнозировали участники процесса. Ануфриева приговорили к пожизненному заключению в колонии особого режима. Лыткину, которому на момент совершения преступлений не исполнилось 18 лет, назначили 24 года лишения свободы в колонии строгого режима с отбыванием первых пяти лет в тюрьме. Правоохранительные органы создали прецедент, доказав, что подсудимые действовали в составе экстремистского сообщества, объединённого мотивами «идеологической ненависти к человеческому виду в целом».

Семнадцать однотипных

«Восточка» пристально следила за делом «академовских маньяков» от задержания до суда. За это время корреспондентам не раз пришлось углубиться в описания зверств, которые творили простые иркутские парни, 18-летний Артём Ануфриев и 17-летний Никита Лыткин. Много сказано об их характерах, музыкальных пристрастиях, заболеваниях и тонкостях взаимоотношений, о пути, который привёл их на скамью подсудимых. Однако ни разу на страницах газеты не приводилась полная хронология серии 17 однотипных тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых с 14 ноября 2010 года по 3 апреля 2011 года, когда город жил в страхе, а некогда самый благополучный микрорайон Иркутска превратился в ад. 

Всё началось с двух неудавшихся покушений, о которых общественности стало известно только после начала судебного заседания. Раньше о них в СМИ не упоминали. 14 ноября 2010 года Лыткин пришёл домой к Ануфриеву, первый взял молоток, второй – деревянную биту. Преступный замысел к этому моменту был уже готов, оставалось только обсудить детали и выйти на улицу. В лесополосе между улицами Лермонтова и Фаворского они увидели первую жертву. Били по голове до тех пор, пока она перестала подавать признаки жизни. Женщину нашли прохожие, врачи её спасли. 

25 ноября 2010 года бил первым Лыткин. Мишенью снова стала беззащитная женщина, потерявшая сознание от нанесённых ударов. У неё подсудимые забрали сумку. Они собирались скопить награбленные деньги и в будущем хотели купить боевое оружие. Ануфриев, как установил суд, уже тогда мечтал расширить поле деятельности и совершать убийства в Москве или Санкт-Петербурге. Одному из знакомых, который выступил в суде в качестве свидетеля, он говорил, что для этого придётся убить Лыткина, который может его сдать. В итоге так и произошло. Первую убойную улику, видеозапись глумления над телом бездомной, нашли у Лыткина, сразу же после этого он признался, с кем ходил на дело. Когда в зале суда Ануфриев отказался от признательных показаний, его подельник стоял на своём: убивали вдвоём. 

Впервые дошли до конца 1 декабря 2010 года. Шестиклассник Данил Семёнов оделся раньше других детей, с которыми собирался кататься с горки, и вышел на улицу один. Через несколько минут младший брат с друзьями увидел уже умирающего мальчика. Последний вдох он сделал на руках у отца и матери. Прибывшая «скорая» констатировала смерть. Первым, как и в большинстве случаев, бил Лыткин, у него был складной нож и молоток, а у Ануфриева – бита. К этому моменту убийцы выработали свой почерк. Вместо головы у жертв оставалось кровавое месиво, ножами и ногами били по лицу и телу. Двоих мужчин хоронили без голов, остатки их черепов использовали в качестве материала для исследований. 

Противопоставление обществу Артём Ануфриев довёл до крайней степени. Услышав о пожизненном наказании, он громко рухнул на скамью

На пожилую женщину, сотрудницу ИНЦ СО РАН, напали 16 декабря 2010 года, когда она шла с работы. Подсудимые взяли с собой диктофон и сделали аудиозапись убийства. Женщина звала на помощь, но никто не услышал. Смерть наступила на месте происшествия. 29 декабря произошло три покушения. У одной потерпевшей, которая стала активно сопротивляться, забрали сумку. Ануфриев и Лыткин испугались и сбежали: жертва кричала слишком громко, и их могли задержать. Не удовлетворившись, через несколько часов они снова вышли на улицу. На этот раз спастись удалось молодой женщине на четвёртом месяце беременности и её родственнице, девочке 2004 года рождения. Преступников спугнули фары автомобиля, неожиданно вывернувшего на дорогу.

В новогоднюю ночь, 1 января 2011 года, Ануфриев и Лыткин напали на бездомного, который рылся в мусорных баках у подъезда. У каждого была киянка – молоток с резиновым ударником. Снова Лыткин бил первым. В дальнейшем это стало одним из обстоятельств, по которым суд определил, что лидерами в созданном экстремистском сообществе были оба, а не один только Ануфриев, как считалось сначала. Родственников у убитого бомжа не нашлось, его личность не определили, и в деле он навсегда остался как «труп №20». 30 января в больницу доставили женщину, нападавших на которую спугнул жилец одного из соседних домов. Позже он свидетельствовал, что потерпевшую били двое. 

Как и месяц назад, убийцы остались не удовлетворены и напали на студента, возвращавшегося под утро из ночного клуба. Здоровье не подвело крепкого молодого человека, которому удалось сбежать. Истекая кровью, он пролежал в подъезде несколько часов без сознания, а потом сам добрался до дома. 10 февраля 2011 года Лыткин и Ануфриев совершили ещё одно нападение. Били оба одновременно, и снова свет фар спас жизнь потерпевшей. После череды незавершённых убийств подсудимые решили сменить тактику. В деле появился пневматический пистолет «Байкал», а Ануфриев и Лыткин, если это возможно, озверели ещё больше: по формулировке суда, «решили убить незнакомого ранее мужчину с особой жестокостью, применяя истязания в процессе лишения жизни». 

Лыткин просил прощения и показаний не менял почти два года. Лишь в конце судебных прений заявил о новых соучастниках, признавшись позже, что ложным доносом хотел затянуть заседание

21 февраля 2011 года жертвой стал нетрезвый прохожий средних лет. 27 февраля Лыткин пошёл на дело один, напал на пенсионерку. Женщина кричала, с балкона убийцу спугнул мужчина. Киянкой, складным ножом и пистолетом 11 марта убили мужчину. 3 апреля датирован последний эпизод. Острых ощущений не хватало, поэтому Ануфриев и Лыткин решили снять на видеокамеру глумление над телом убитой бездомной. Благодаря записи, которую в компьютере нашёл дядя Никиты Лыткина, заподозривший неладное, серию преступлений удалось раскрыть. Лыткин не отпирался, параллельно с Ануфриевым они давали одинаковые показания уже в день задержания. 

Заигрались 

Представленные доказательства суд счёл неопровержимыми. Помимо признательных показаний, данных обвиняемыми в ходе предварительного следствия и на следственных экспериментах, собрано много вещественных доказательств. Выводы правоохранителей подтверждаются результатами судебно-медицинских экспертиз. Уголовное дело насчитывает 49 томов. Ознакомившись с ними, вину Ануфриева и Лыткина суд признал полностью, за исключением двух отягчающих обстоятельств. Сторона обвинения вменяла подсудимым покушение на жизнь женщины, заведомо для нападавших находившуюся в состоянии беременности, а также убийство беспомощного человека. 

В суде Ануфриев «съехал» с признательных показаний. Его оправдания требовали двое адвокатов. До последнего он надеялся на снисхождение

По мнению суда, доказать, что Ануфриев и Лыткин знали о беременности одной из потерпевших, не удалось. Кроме того, состояние сна, в котором пребывала бездомная в момент нападения, суд не счёл состоянием беспомощности. По ходатайству стороны защиты одно из доказательств вины было признано ненадлежащим. Переписка с кровавыми подробностями и признаниями, которую изъяли из серверов социальной сети «ВКонтакте», могла быть изменена без ведома обвиняемых, посчитал суд. Однако нашлись свидетели, которые подтвердили, что Артём Ануфриев действительно вёл порочащую переписку и признавался в ней в убийствах. 

На квартирах подсудимых изъяли оружие: у Ануфриева – пистолет, у Лыткина – киянку. Экспертиза подтвердила, что пули, найденные в трупах, аналогичны пулям пневматического «Байкала», а на киянке обнаружили следы пота, происхождение которого не исключается от Лыткина. На одном из мест преступлений с коры дерева взяли остатки мочи, которая, согласно экспертизе, может принадлежать Ануфриеву, что согласуется с его показаниями о том, что в лесополосе на месте происшествия он справлял нужду. 

Показания потерпевших, свидетелей и самих подсудимых подтвердились данными, полученными у операторов связи. Перед тем как пойти на преступление, подсудимые созванивались, что подтверждается перечнем телефонных переговоров. У Никиты Лыткина мобильного не было, а информация о месте пребывания сотового телефона Артёма Ануфриева подтверждает, что во время убийств он находился в районе совершения преступлений. Суд отметил, что доказательства собраны в строгом соответствии с уголовно-процессуальным законом и являются достоверными. 

Факты физического и психического давления на подсудимых не подтвердились. Кроме того, добавил судья, рядом с Лыткиным во время всех следственных действий находилась мать, которая подтверждает, что сын давал показания добровольно. Обвинению также удалось доказать, что подсудимые создали устойчивую группу, объединённую «идеологической ненавистью к человеческому виду в целом». Собранные показания свидетелей, которых Ануфриев и Лыткин призывали вступить в ряды человеконенавистников, экспертов по радикальным течениям, а также изъятые у подсудимых книги, музыка и видеоролики убедили суд, что убийцы действовали в составе экстремистского сообщества. В судебной практике Иркутской области это произошло впервые. 

Мама убитого мальчика (в центре) Светлана Семёнова считает, что уголовное законодательство устарело, и Лыткин должен получить такое же наказание, как Ануфриев, независимо от возраста

Творческая деятельность подсудимых также сыграла в суде против них. В 2009 году в составе музыкальной группы «Расчленённая ПугачОва» Ануфриев и Лыткин записали альбом, состоящий из 54 композиций. Произведения они посвятили банде «Магия крови», которая с января по июнь 2008 года совершила в Иркутске серию убийств. В сборнике почти нет песен с цензурными названиями. В списке значатся композиции «Я убил бомжа», «Резня в роддоме», «Аборт бензопилой» и другие произведения, воспевающие маньяков Чикатило и Альберта Фиша. 

Участникам процесса и наблюдателям хотелось бы верить, что произошедшая в Академгородке трагедия не повторится. Однако есть основания полагать, что надежды беспочвенны. По сей день альбом группы «Расчленённая ПугачОва» доступен для прослушивания в Сети, а также для скачивания в персональные компьютеры. После задержания Ануфриева и Лыткина поклонников их музыки стало гораздо больше. Любители со всей России объединились, чтобы дважды переиздать альбом с треками «самой чумовой группы, участники которой убили шесть человек». Согласно интернет-статистике, музыкальные произведения, созданные маньяками о маньяках, скачали в свои ПК как минимум тысяча пользователей. 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector