издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Тает луч пурпурного заката…»

  • Автор: Софья ШЕМЯКИНА, искусствовед

2013 год объявлен Годом охраны окружающей среды. Под рубрикой «Сокровища иркутского музея» газета намерена поместить несколько статей, посвящённых картинам художников разных эпох из собрания музея, раскрывающих красоту и неповторимость природы. Природы, которую мы призваны хранить и оберегать.

«Я всякие пейзажи пишу, но по-настоящему знаю солнечный закат в различные его моменты и корявые деревья, изогнутые непогодой и ветрами. Я потратил много времени, чтобы изучить цветовую гамму закатов солнца, многообразие вечернего освещения неба и предметов природы. Такую картину я могу написать в любой момент и при любых обстоятельствах». Так на склоне лет говорил почитателю своего таланта Юлий Юльевич Клевер. Никто из посетителей Иркутского художественного музея, попадая в залы русского искусства второй половины 19 века, не может пройти мимо картины этого художника «Зимний закат в еловом лесу», написанной в 1889 году. Контрасты ближнего и дальнего планов, эффекты красочных сочетаний, узловатые стволы старых елей, вздымающихся в небо, подтаявший снежный покров и атмосфера таинственности и тишины завораживают и приковывают внимание к полотну.

Карьера Клевера была головокружительной. Его слава на время даже затмила славу Айвазовского, а применяемые им световые и цветовые эффекты очень понравились публике, так как предлагали своё, не похожее на других мастеров видение пейзажа. У состоятельных людей считалось дурным тоном не иметь картин Клевера. Картина «Зимний закат в еловом лесу» поступила в музей в 1920 году из собрания А. Эверта – бывшего командующего войсками Иркутского военного округа, генерала от инфантерии и войскового наказного атамана Забайкальского казачьего войска. В августе 1914 года, с началом первой мировой войны, он был отозван на фронт.

Юность Юлия Клевера прошла в старинном эстонском городе Дерпте. Там будущий художник родился в 1850 году, там написал свою первую картину и оттуда, увлечённый идеей о серьёзном художественном образовании, уехал в Петербург и поступил в Академию художеств к профессору пейзажной живописи С. Воробьёву, а затем к М. Клодту, который запомнился ему тем, что осуждал его желание знакомиться с зарубежной пейзажной живописью. Творчество и первого и второго было ему чуждо, академические занятия скучны, и он перестал их посещать. Из академии Клевера исключили, что его не особенно огорчило. В поисках новых сюжетов Клевер много ездил, особенно его привлекала суровая северная природа. Постепенно сложилась его оригинальная творческая манера: он разработал новую тему в русском пейзаже – тему романтической и суровой природы.

В 1874 году 24-летний Ю. Клевер удивил весь художественный Петербург совершенно неожиданным образом: он организовал персональную выставку, которая прошла на стендах Петербургского общества поощрения художеств. Это было необычным делом, на которое решались лишь немногие известные живописцы, такие как Айвазовский и Верещагин. Выставка прошла чрезвычайно успешно. В 1875 году художник получил премию Общества поощрения художеств за картину «Запущенный парк», в 1876-м премию получила его картина «Первый снег на вспаханном поле». И уже в том же 1876 году Клевер на своей второй персональной выставке (!) показал сорок работ. Все были восхищены работоспособностью, упорством и талантом живописца. Его работы приобрели граф Строганов, влиятельный член Общества поощрения художников; великая княгиня Мария Николаевна, президент Академии художеств; царь Александр II. И это решило его судьбу: Клеверу, даже не окончившему академического курса, тотчас же присвоили звание классного художника первой степени. Это звание академия давала своим наиболее примерным воспитанникам. Ещё через два года, в 1878-м, за картину “Вид запущенного парка в Мариенбурге” («Старый парк») ему было присвоено звание академика. Теперь дверь в мастерскую художника не закрывалась: шли заказчики, друзья, студенты академии. За его работы платили огромные деньги, а по популярности он соперничал с Иваном Шишкиным.

Правда, быстрый успех и популярность мотивов привели к тому, что он стал тиражировать собственные произведения, почти не меняя композицию и формат. Справедливо замечание одного искусствоведа: «Клевер умел найти к выбранному мотиву самое подходящее состояние в природе, подобно тому, как модница подбирает к платью соответствующую шляпку». И в самом деле, заснеженный лес будет более выгодно смотреться в отблесках заходящего солнца, а заброшенное кладбище – в наступающих сумерках и т.д.

В своих больших работах Клевер даже стал жертвовать реальностью, заказы сыпались со всех сторон, и он не стал справляться, вынужден был повторяться и активно привлекать помощников. Его живопись приобрела отчётливый салонный оттенок. Художник и сам признавал, что поддался влиянию публики, которая не желала перемен. Большой художник оказался заложником коммерческого успеха. Но его творческая индивидуальность нашла воплощение в серии полотен, в которых отразилась его тяга к неведомым странам, чудесам природы и сказкам. Клевер очень любил сказки, даже сочинял их для своих детей, и некоторые его работы часто полны таинственности. Зрители могли легко представить себя героями немецких баллад или сказок Шарля Перро: Мальчиком с пальчик или Красной Шапочкой, заблудившимися в зачарованном лесу. Не случайно зимние мотивы Клевера: заснеженные ели, утопающие в снегу избушки, путники, с трудом пробирающиеся по лесу, – перекочевали на рождественские открытки и разошлись во множестве репродукций 19-20 веков. Художник, чтобы усилить воздействие на зрителя, пользовался дополнительными искусственными приёмами: в 1892 году помещение, где расположилась его персональная выставка, было украшено стволами деревьев и чучелами птиц. Художественный критик А. Бенуа вспоминал: «…картины Клевера казались до того иллюзорными, что посетители залезали через перегородки… удостовериться, не освещаются ли картины … сзади».

По натуре это был жизнерадостный, подвижный, беспечный и очень добрый человек. Он довольно много зарабатывал, однако постоянно нуждался, легко тратил деньги и без счёта раздавал их многочисленным приятелям, а то и незнакомым людям. Современники считали художника простым и бескорыстным человеком. Он ни в чём себя не ограничивал, а если деньги заканчивались, то пополнял кошелёк продажей своих произведений. Помогал нуждающимся художникам.

Клевер умер в 1924 году в Ленинграде. Он не оставил после себя учеников, только подражателей. Но художник стал основателем династии живописцев: из четырёх детей Юлия Юльевича трое стали художниками, несмотря на то что отец был против того, чтобы дети пошли по его стопам. Поэтому они рисовали тайком от отца, и это способствовало неудержимому влечению к рисованию. В искусстве каждый из них пошёл своим путём: предпочли работать в других жанрах и обрели самостоятельную манеру. 

В 2009 году Иркутский художественный музей стал обладателем пятой в его собрании картины Юлия Клевера «Зимний пейзаж», поступившей от фонда «Меценат».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector