издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Почём нынче капелька дождя?

Студенты третьего курса Иркутского театрального училища во главе с художественным руководителем заслуженным артистом РФ Николаем Константиновым для учебного спектакля выбрали пьесу, которая утверждает веру в чудо, счастливое разрешение проблем одной американской семьи. Американской? Но дело здесь не в национальности, а в самих людях, которые бывают, по чуть подправленному определению Льва Толстого, в счастье счастливы одинаковы, в несчастье же несчастны по-своему.

В 1954 году Н. Ричард Нэш написал пьесу «Продавец дождя», которая была поставлена на Бродвее, экранизирована, переведена на сорок языков. В России особой популярностью она начала пользоваться с середины 1990-х годов. И это объяснимо. Наша страна переживала депрессивное время, и «по-своему несчастных» было куда больше, нежели счастливых. На каких примерах можно было утверждать веру, где искать источник оптимизма? Театр начал предлагать «Продавца дождя» – пьесу, жанр которой одни определяют как мелодраму, другие – комедию, третьи относят её к фэнтази. Выбор зависит от того, кто и что вычитывает в ней.

Николай Константинов в постановке спектакля приближается к мелодраме, хорошо завязанной на психологизме, тонком проживании чувств героями. На сцене ребята учатся не только взаимодействовать, играть быт, но и подниматься до внебытового существования, той игры, которая помогает создавать сценический образ как из текстов, так и из подтекстов, люфта молчания, всей атмосферы спектакля в целом.

Конечно, о совершенстве исполнения студентами своих ролей говорить рано, они только учатся общению со зрителями. Волнуются, иногда выполняют режиссёрский рисунок без должного смыслового наполнения. Но главные темы уже играют по-настоящему, без скидок на неопытность и «учебное» владение актёрским мастерством. Зрители платят им за это благодарными аплодисментами.

Николай Константинов, ученик Вячеслава Кокорина, тоже оканчивал Иркутское театральное училище. В актёрском мастерстве отличается тонкой нюансировкой характеров, эмоциональной сдержанностью, наполненными и атмосферными паузами. Спустя время волею судеб ученик встал на место учителя, передаёт студентам не только технику, но и секреты актёрского мастерства, уверенно овладевает режиссурой. В «Продавце дождя» он увидел свое­временность пьесы для молодёжи, теряющей сегодня веру в добро, романтику, любовь. В спектакле он противопоставляет прагматизму великую силу воображения, образы которого благодаря позитивным мыслям могут материализоваться.

Режиссёр Константинов выстраивает спектакль по вертикали развития его основной идеи: от зноя, делающего героев вялыми, лишёнными созидательного действия, к пробуждению в них любопытства к странному гостю, покупке у него дождя и финальному «хеппи-энду». Ритмическое решения спектакля тоже следует за логикой всего действия: от замедленно-сонного с переходом к нервно-резкому и пробуждающемуся, приобретающему черты ожившей действительности к финалу.

Кто поверит в то, что можно продавать дождь? Герой спектакля Старбок его продаёт за конкретные 49 долларов, но совершенно бесплатно дарит членам не очень счастливой семьи надежду и веру. Егор Держец на сцене кажется очень юным проповедником счастья. Но возраст героя в пьесе не определён, так почему бы ему не быть молодым и мудрым одновременно? Студент искренен в роли продавца или мошенника – в спектакле это не важно – и абсолютно убедителен, когда открывает Лиззи саму себя.

Сцена убеждения героини «Продавца дождя» повторяет сцену из «Стеклянного зверинца» Теннесси Уильямса, только Нэш к Лиззи более милосерден, чем классик американской драматургии к Лауре. С другой стороны, и задачи авторы ставили разные: Уильямс разгадывал тайны закомплексованности человека, Нэш эту закомплексованность выпрямлял чудесной верой в гармонию – неотъемлемую часть человеческих взаимоотношений. 

Старбоку – Держецу в фермерской семье было с кем «поработать»: из инфантильного Ноя (студент Александр Хуснеев) он делает мужчину, Джима (студент Даниил Цветков) заставляет усомниться в правильности только прагматического мышления, отцу (студент Кирилл Ильин) помогает увидеть счастливыми своих детей. 

Спектакль заставляет задуматься и над тем, что такое правда. У каждого она своя и вступает в конфликт реального, но пессимистичного с вымышленным и оптимистичным миром. Она зависит от того, кто во что верит, как говорится: правд много – истина одна (и то её знает один Господь Бог). Если поверить студентам, вера в себя, убеждённость в осуществимости мечты – это и есть материализация мысли. Не случайно знойная засушливость спектакля разверзается проливным дождём.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector