издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я принимаю чашу пространства»

Вышел в свет стихотворный сборник Татьяны Ясниковой «Родник»

  • Автор: Ким Балков

В предисловии к своей книге Татьяна Ясникова пишет: «У меня всегда была хорошая интуиция. И она меня звала к дистанции – не увлекаться ничем ложным. Легко ли, тяжело ли оттого, что настоящего, твёрдого так мало, особенно в мире слова? Привычно. Логика включена в хаос, а не наоборот, и мнения не относятся к истинам».

Это её кредо. И она неустанно следует ему, хотя порой и горько и больно бывает от встречи с тем, что происходит на отчине.

В стихотворении «Родник», который открывает новый сборник, Татьяна Ясникова пишет:

Уходя далеко

От толпы человечьей,

Ты увидишь родник 

поэтической речи.

Он невнятные слёзы роняет 

один на один, 

Разливает ручей, уходя 

от болотных трясин.

То не жизнь и не смерть,

То глядит глубина, 

И доносит зеркальную тайну она

Тихо-тихо.

Так попробуй меня отыщи

В этой чудной смолистой 

забытой глуши.

А мы попробуем – чего ж?! – как она сама говорит, «уходя в книгу, как в загадку известного и неизвестного». Прежде всего хочется сказать, что стихи Татьяны Ясниковой не для лёгкого, поверхностного чтения, к ним надо подходить как к близким по духу людям, вдруг осознавшим бессмысленность суеты, её пагубность для души. Я так и постарался сделать и понял, сколь безмерна сердечная боль поэта, его неустроенность в привычной для нас жизни. Наверное, это было всегда, коль поэт не прятал голову под крыло, а порой намеренно, хотя и сам едва догадываясь про это, подставлял её под злой ветер судьбы:

Я принимаю чашу пространства

Из молчаливых рук.

Не выпить ни в жизнь, 

и не надо бояться

Тёмных раскаянья мук.

Ведро почерпнёшь из реки 

неуставшей,

Это замкнётся круг.

Столь же прозрачно оно, 

настоящее,

Вычерпать недосуг. 

Как много тяготной, утопающей в земной неприютности энергии несут  с собой эти строки. И некуда деться от неё. Но почему-то и не хочется ничего страгивать в душе, переполненной ощущением неизбывности людской жизни, в которой чего только нету, но меньше всего радости. От этих строк вот такое чувство рождается, подталкиваемое некой смутой. Смута эта особого свойства, она не угнетает, но и не подвигает к какому-то берегу. Она как бы даёт возможность читателю самому выбрать, с кем идти и куда проляжет его тропа.

Татьяна Ясникова – поэт-символист, она мыслит категориями высшего разряда: это и отчая земля, часто впадающая в отчаяние и тем не менее на самом крутом повороте умеющая одолеть окаянный бесовский гнёт и осознать себя надобной не только людям, а и зверю, большому и малому, и тайге-матушке, страдающей от людского неразумья и неспособности сделаться благо несущей частью сущего; это и высокое небо, преисполненное достоинства и божественной необозримости, близкое и понятное каждому, кто способен, одолев привычную для людей робость, окунуться в ту благодать, что исходит от него и дарует надежду; это и живительная сила человеческой мысли, которая возносит слабого духом и подвигает к Истине. Про неё, едва сознаваемую, как бы даже ускользающую от людского взгляда, точно бы пугаясь, Татьяна Ясникова пишет часто, имея откровенное намерение проникнуть в тайну её неземной жизни. 

Когда говорят о поэзии – я имею в виду поэзию, не запятнанную и малым подражанием, самодостаточную, – обыкновенно имеют в виду духовную силу, которую она несёт с собой. Так было всегда. И я очень надеюсь, что и ныне она не исчезнет вовсе. И то, что я прав, доказывают стихи Татьяны Ясниковой, включённые ею в сборник «Родник». Сама она вот как объясняет это: «Родник» – напоминание о символическом ключе этого мира. Родники сохранились в дебрях и горах, и мне хотелось, чтобы читатель так же относился и к моим стихам из этой книги. Я родилась в прибайкальском селе, для меня таким родником является и Байкал. Родись я в городе, вряд ли имела бы такое пространственное мышление, которое меня и спасает». 

Её новый сборник – это воистину ключ, открывающий дверь в мир настоящей поэзии. Но ещё это и ключ к пониманию души человека, нынче необычайно раздёрганной, нередко не умеющей обрести надежду на дорогах жизни. Она хотела бы, чтобы и они могли сказать о себе её словами:

С другими себя не сравню,

А с Солнцем, с Луною.

Как слабо, как слабо горю

Над стылой водою.

Мы все в отражённом тепле

Тихонько мерцаем.

А гордость идёт по земле,

Костями бряцая.

Я так высоко, высоко –

Мне некуда падать.

Я жизни не знаю другой:

Другой мне не надо!

Спокойно и ровно, не повышая голоса, она говорит о самом сокровенном, ничего не утаивая и не прячась за красивыми словами. Её лирический герой весь на виду, порой радующийся неожиданному светлому открытию, которые так редки в этом мире, порой страдающий от неизбывности людского неурядья и невозможности увидеть свет в окошке. Что ж, на то она и жизнь, чтобы каждодневно преподносить загадки. Да будут они хотя бы изредка решаемы нами! И про это, как и про многое другое, читатель узнает из нового сборника Татьяны Ясниковой. 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector