издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Через новый мост -- в прошлое

Через
новый мост — в прошлое

Надежда
ШУДЫКИНА, г. Зима

Газеты уже начали публикации
об успехах строителей на
сооружении нового моста через
Ангару. Однако, мало кто знает, что
первыми пришли на строительную
площадку археологи. О том, какое
отношение к строительству моста
имеет академическая наука,
рассказали директор
археологической службы Центра по
сохранению историко-культурного
наследия Михаил Скляревский и
заведующая отделом
археологического мониторинга и
оперативной работы Ирина Лежненко.

— Проблема
сохранения старого при
строительстве нового почти столь
же стара, как сама наша наука —
археология, — начал свои объяснения
Михаил Яковлевич.— Лишь в последние
годы она начинает принимать форму
законодательно подкрепленных
отношений между охранительными
организациями, такими, как ЦСН, и
теми, кто строит.

Смысл этих
отношений, по словам Скляревского,
заключается в том, что перед
началом любого строительства,
место, на котором оно будет
проводиться, должно быть
обследовано археологами. По
результатам экспертизы они дают
заключение о том, есть ли там
археологические памятники и не
будет ли им причинен ущерб. Если
есть и будет, то ЦСН может не дать
разрешения на проведение работ. В
случае с новым Ангарским мостом в
зону строительства попал
археологический комплекс, о
существовании которого ученые
знали давно. Но этот объект не
состоял в списке исключительных и
неприкосновенных памятников.
Поэтому Министерство культуры дало
разрешение на строительство, но
после того как археологи проведут
раскопочные и спасательные работы
в створе моста.

О первой
стадии работ, которые проводились в
прошлом году, рассказала их
руководитель Ирина Лежненко.

В 1923 г.
учитель краевед К.П. Головкин
обнаружил в распадке Безымянном
(между Студгородком и
Академическим) следы древних людей.
Впрочем, еще во время сооружения
Кругобайкальской железной дороги
на левом берегу Ангары, на
небольшом участке от устья Иркута
до плотины ГЭС, было сделано
большое количество
археологических находок — оружия,
орудий труда и предметов быта из
погребений и со стоянок древнего
человека.

Последнее
исследование было проведено в 1995 г.,
когда по ул. Леси Украинки
прокладывали канализационную
траншею. При этом тоже был
зафиксирован мезолитический
"материал". Так на языке ученых
называются предметы и следы
культуры, оставленные людьми с
незапамятных времен. Это все, что
было известно об археологическом
комплексе, угодившем на
строительную площадку.

Работы были
начаты в июне. Они показали, что
земля скрывает огромное количество
археологического материала.
Масштабы памятника оказались
неожиданно велики — 45 тысяч
квадратных метров. Стояночный
комплекс включал несколько слоев —
начиная с эпохи позднего мезолита и
до эпохи железа. Иными словами, от
первого тысячелетия нашей эры до 8
тысяч лет назад.

Была
немедленно поставлена задача о
проведении "спасательных
работ".

Работы
затянулись до первого снега.
Работали под навесами, что, по
словам Ирины Леонидовны, явилось
"ноу-хау" для полевых
археологических работ.

В результате
из земли извлечено более 10 тысяч
предметов. Обнаружены странные
концентрические выкладки из
камней. Кострища? Не обязательно! В
некоторых кладках уголь есть, во
многих его следы отсутствуют. В
самом верхнем культурном горизонте
найдены абразивы из песчаника, с
желобками и без них, фрагменты
керамических сосудов, образцы
различных железных изделий.

Ниже — опять
керамика, но уже другого типа, с
оттисками шнура, рыболовные снасти.
Очень много изделий из зеленого
нефрита. Этот камень у многих
народов имел мистический смысл.
Скребки, резцы, ножи, наконечники
стрел различной формы и размеров.

Ирина
Леонидовна заметила, что в самом
нижнем культурном горизонте,
четвертом, найдены отдельные
предметы, имеющие более солидный
возраст, чем 8 тысяч лет, но ученые
пока что не берутся определить его
точно. Возможно, что это поздний
палеолит — около 13 тысяч лет тому
назад.

Поселение не
было оседлым. Люди приходили "в
Иркутск" на лето — ловить рыбу,
охотиться. А если судить по орудиям,
которыми они пользовались, то были
палеоазиаты не волосатее и не
глупее нас с вами.

Ирина
Леонидовна возглавляла отряд,
который работал на левом берегу.
Еще один отряд под руководством
госуниверситета и Академии наук
работал на правом берегу. Они тоже
сделали очень интересные находки.
Практически в каждом шурфе шла
палеофауна. И на большей части
палеофауны есть следы воздействия
человека.

Под
палеофауной археолог имел в виду
останки животных, живших на берегу
Ангары 10 — 15 — 20 тысяч лет назад. В
будущем Иркутске во времена
палеолита было тепло, как сейчас в
Африке. Здесь кормились бизоны,
носороги, мамонты. Впрочем, о правом
береге рассказ особый.

Скляревский
отметил, что в спасении памятника,
которому трудно найти аналоги в
Сибири, были объединены все силы
Иркутска. В работах участвовали
Академия наук, ЦСН, Иркутский
государственный университет,
Иркутский городской музей,
школьники, педагогический
университет. Было налажено хорошее
взаимодействие со строителями и
городскими властями.

Сегодня,
когда ученые готовы развернуть
работы, им придется иметь дело уже с
другим заказчиком. Объект передан
от города области. Создана
отдельная дирекция.

— Нас
настораживает следующее
обстоятельство, — сказал в
заключение Михаил Яковлевич.— Было
обработано 3 тысячи квадратных
метров этой площади. И если бы
заказчик выполнил свои
обязательства по отселению жителей
с территории строительства, мы
смогли бы подготовить площадку под
сооружение первой опоры — 4 тысячи
кв.м. Но! До сих пор не решен вопрос
по отселению четырех усадеб, где
необходимо развернуть работы. А
археологам, чтобы успеть выбрать
материал перед строителями, нужен
разрыв в год. Уже май в разгаре. Для
археологов очень важно знать, когда
они смогут выйти на площадку и
продолжить работы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector