издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Устав об управлении инородцев"

"Устав
об управлении инородцев"

Среди
памятников законодательного
творчества М.М. Сперанского в
Иркутске наиболее выдающимся
является "Устав об управлении
инородцев". Этот документ, по
отзыву современников,
"замечательно доброжелательный
по духу", был разработан
Сперанским при активном содействии
Г.С. Батенькова, сибиряка,
впоследствии известного
декабриста. Законодательство о
коренных народах Сибири не
случайно привлекло внимание
реформаторов. Во времена
Сперанского аборигены составляли
треть всего народонаселения
Сибири, а налоговые поступления с
них, особенно ясак, были важной
статьей государственных и
императорских доходов.

На
протяжении трехсотлетней истории
досоветской Сибири официальное
название народностей края
менялось. В 17 в. коренных жителей
Сибири называли "ясашными
иноземцами", так как они только
начинали входить в состав
Российского государства. По мере
утверждения в подданстве они
переставали быть "иноземцами".
В 18 в. сибирских аборигенов стали
называть "ясашными
иноверцами", т.е. людьми другой,
нехристианской веры. В 19 в. в связи с
распространением христианства это
название исчезает. В 1822 г. в связи с
появлением "Устава…" М.М.
Сперанским вводится новый термин —
"инородцы", который стал
официальным названием народов
Сибири и приобрел сословный
характер. Отличительной чертой
российского общества начала 19 в.
была именно сословность, которая
находила выражение в
законодательстве, закреплявшем
особые, отличные от других права
или обязанности. Например,
освобождение от уплаты налогов
(дворяне и священнослужители),
службы в армии (сибирские инородцы)
и т.д. Таким образом, в 1822 г. в
российском обществе наряду с
традиционными сословиями —
дворянством, мещанством,
купечеством и др. — появилось новое
сословие "сибирских
инородцев".

В
соответствии с Уставом народы
Сибири делились на три категории —
оседлых, кочевых и бродячих. В
основу деления был положен принцип
хозяйственной деятельности.
Поразрядная система обуславливала
правовое положение аборигенов.
Оседлые приравнивались к сословию
русских государственных крестьян
во всех правах и обязанностях,
кроме рекрутской. Кочевники
приравнивались к крестьянам только
в налоговом отношении. Конечной
целью поразрядная система имела
перевод кочевых и бродячих
аборигенов в категорию оседлых. С
финансовой стороны это было
выгодно правительству, так как
такой перевод сопровождался
возведением аборигенов в более
высокий оклад государственных
крестьян. В тоже время
"приравнивание" аборигенов к
русскому населению имело и
несомненно положительное значение.
Эта идея основывалась на развитии у
аборигенов хлебопашества и
возрастании оседлости, что само по
себе было глубоко прогрессивно.

Законодательство
1922 г. предусматривало обязательное
наделение землей аборигенов всех
разрядов. Организация управления
строилась с учетом некоторых
национальных особенностей. Система
управления кочевыми народами
делилась на три ступени: низшая —
родовое управление, средняя —
инородная управа, высшая — степная
дума. Должностные лица
"инородческого"
самоуправления были выборными. К
участию в выборах допускались все
члены общины. Допускался принцип
наследственности при замещении
должностных лиц по выбору.
Сохранялись и почетные звания
кочевников.

Устав
провозглашал принцип свободной
частной торговли с сибирскими
аборигенами. Тем самым делалась
попытка учесть те буржуазные
тенденции в хозяйстве аборигенов,
которые уже отчетливо обозначились
в первой четверти 19 в. В вопросах
религии Устав стоял на позициях
веротерпимости. Авторы Устава
отрицали насильственное крещение
как способ распространения
христианства. Некрещенные получали
право "отправлять богослужение
по их закону и обрядам". В то же
время принятие христианства
расценивалось как положительное
явление. Принятие православия, как
правило, сопровождалось немалыми
подарками а с 1832 г. и существенной
налоговой льготой в виде
освобождения от уплаты ясака на три
года.

Устав
предоставлял аборигенам право
отдавать своих детей для получения
образования в государственные
учебные заведения, а при желании,
открывать свои учебные заведения.

В Иркутской
губернии началом введения Устава
стало распоряжение губернского
начальства о переводе этого
документа на бурятский язык. Затем
с целью разделения бурятского
населения на разряды в обложении
новыми податями администрация
приступила к сбору сведений об
аборигенах. Информаторами являлись
главные тайши родовых управлений,
их помощники, шуленги, старосты и
другие "почетные инородцы". В
итоге разделения бурятского
населения на разряды абсолютное
большинство его было отнесено к
кочевым жителям. В Иркутской
губернии учреждались Аларская,
Идинская, Кудинская, Верхоленская,
Ольхонская и Тункинская степные
думы, просуществовавшие до 80-х гг. 19
в., когда и были упразднены. Вместо
них были учреждены более мелкие, но
зато более гибкие административные
единицы — инородные управы. Так,
например, Илинская степная дума
после ее упразднения была
разделена на Боханскую,
Бильчирскую, Укырскую, Улейскую, и
Молькинскую инородные управы.
Верхоленская — на Верхнекудинскую,
Баяндаевскую и Хоготовскую и т.д.
Всего вместо упраздненных семи
степных дум было образовано
двадцать три инородных управы.
Вместе с ликвидацией степных дум
были упразднены должности главных
родоначальников (тайшей), а во главе
инородных управ поставлены головы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер