издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чужая кровь

Окончание. Начало в N52

На семейном совете решили, что внука надо спасать. Но
как? Увезти из Усолья, подальше от матери, которую цепко
держали в своих руках иеговисты. Увезти до
решения суда. Параллельно с этими событиями Игорь подал
иск в суд, в котором просит определить место жительства
Славы по месту жительства отца, то есть самого Игоря
Стукалова. Купили билет, и Игорь увез сына в Красноярский
край к родственникам. В Абакане живет родственница
Валеевых — школьный психолог, у которой и решено было
оставить на некоторое время Славу. Там мальчик находился
до 1 февраля.

Виктория начала преследовать своих родителей и
бывшего мужа: на каком основании вы забрали у меня
ребенка? Обратилась в прокуратуру. Затем «свидетели» каким-
то образом вычислили, где находится Слава. Логично было бы
предположить, что за сыном отправится сама мать. Но
Виктория пишет доверенность на свою свекровь, Домань
Светлану Павловну, что, мол, свекровь имеет право забрать
Славу. Светлана Домань отправляется в Абакан. Там она
приходит в квартиру, где живет мальчик, с нарядом милиции
и с доверенностью на руках.

— А наша родственница не знает, что делать: милиция
ломится в двери, — рассказывает Ильяс Юнисович, —
перепуганы все. Тогда она позвонила мне: что делать? А я
перезвонил Игорю. Он как раз возил ребятишек из Усолья в
Абакан на соревнования. Он приехал, сказал, что он отец,
показал документы. Но Славу пришлось привезти в Усолье.
Смысла держать его в Абакане дальше не было. Мы
понимали, что раз иеговисты нашли внука, то покоя ни ему,
ни семье нашей родственницы не будет.

6 февраля, в воскресенье, вечером, пришел судебный
пристав с нарядом и с решением суда: изъять ребенка в пользу
матери. Деваться было некуда, мы отдали…

Естественно, мне хотелось услышать и мнение обратной
стороны на все происходящие в семье события. Сначала в
телефонном разговоре Виктория Домань заявила, что
общаться с журналистом будет только в присутствии
адвоката. Потом перенесла встречу на три дня. Через три дня я
нашел Викторию Ильясовну на ее рабочем месте в фирме
«Окна +». Конструктивного разговора не получилось. Да и как
можно беседовать с человеком, который грозится уголовным
преследованием.

— Если статья про меня будет опубликована, — в
ультимативной форме заявила Виктория Домань, — то я на вас
напишу заявление по 137 статье Уголовного кодекса…

Сказав это, женщина милостиво позволила мне
познакомиться с содержанием этой самой статьи. Я так
полагаю, что для встречи со мной Виктория специально
подготовила распечатку из УК РФ. Озаглавлена 137 статья
«Нарушение неприкосновенности частной жизни». Я долго
пытался понять, консультировался с юристами, с работниками
правоохранительных органов и все никак не мог найти, в
каком же месте я нарушил УК РФ? В сортире с диктофоном
вроде не сидел, скрытой камерой частную жизнь госпожи
Домань не снимал… А вот одну из сторон деятельности
ваших «коллег» по секте, уважаемая Виктория Ильясовна, я
полагаю, можно квалифицировать по этой статье. Вот еще
одна цитата из работы Дмитрия Евменова: «Хождения
рядовых членов секты по квартирам далеко небезобидны. Все
результаты разговоров заносятся в специальные карточки —
«Записи служения по домам», где указываются адреса
посещенных домов и квартир. Возможно, фиксируются
имена и фамилии жильцов, а также их реакция на сектантов и
подаренную литературу. Благодаря такой кропотливой работе
создается тотальный учет всех жителей районов, в которых
действует секта. При этом учитываются также сведения об
установочных данных жильцов, времени их пребывания в
квартирах, здоровье, интересах».

Справочник «Религии и секты в современной России»
еще более категоричен: «Секта ведет тотальный учет всех
жителей районов, в которых она действует… Для вербовки
своих сторонников свидетели Иеговы настойчиво обходят
жилые дома, со скандалами проникают в православные храмы,
дежурят в общественном транспорте, концертных залах, музеях
и т. п… Для успешной вербовки новых членов существует
секретное руководство «Как завести и продолжить разговор на
библейскую тему» (1994 год), в котором предлагаются темы
бесед с жильцами».

В конце февраля прошло первое слушание по иску Игоря
Стукалова к своей бывшей жене об изменении места
жительства их совместного ребенка. Виктория Домань сейчас
несколько изменила свое поведение. Без истерик разрешает
общаться Славе с отцом. Только вот на суде, на который
пришли и ее родители, Виктория даже не поздоровалась с
ними. Поведение Славы тоже изменилось.

— Сейчас Слава ведет себя вполне нормально, —
рассказывают Валеевы, — мы его спрашиваем: ходишь на
собрания? Он говорит, что нет. Вроде как ему сказали, что он
будет ходить, когда станет взрослым.

По мнению Игоря, мальчик говорит не своими словами, а
заготовленными фразами, шаблонами.

— Игорь, Виктория в телефонном разговоре сообщила,
что на вас заведено уголовное дело по статье «Похищение
ребенка»?

— Я ни про какое уголовное дело не знаю. А вообще у
нас милиция такая, что если ей надо, то она найдет что угодно
и кого угодно. И о каком похищении может идти речь, если
отец собственного ребенка взял?! Это с одной стороны. С
другой — они желаемое выдают за действительное.
Никто дело не видел, никто о нем ничего не знает, я хожу без
наручников.

— Вы настроены серьезно, чтобы ребенка забрать?

— Сначала настрой такой был, чтобы ее немножко
образумить. А когда закрутилась вся эта песня, когда Вика
начала на свою мать руки поднимать, когда отца начала по
телефону отправлять на все стороны, отреклась от
родственников, просто выхода другого не осталось. А что
остается нам делать? Просто отсудить ребенка!

— И самим воспитывать?

— Надо сказать, что родительских прав Викторию никто
ни лишает. В суде будем добиваться того, чтобы Слава жил со
мной, но общению ее с сыном никто препятствовать не
собирается. Нужно только, чтобы был контроль, чтобы его на
собрания иеговистские не водили.

Желание отца, чтобы сын жил с ним, кроме юридической
стороны, имеет под собой и вполне житейскую основу. Вот,
например, сообщение казахской интернет-газеты «Навигатор»
от 1 февраля нынешнего года: «Насколько опасны различные
секты, типа «Свидетелей Иеговы», попытались разобраться
журналисты КТК. Так, в одной семье женщина настолько
увлеклась любовью к Богу, что оставила двоих детей и уехала
проповедовать в другой город. Сейчас разыскиваются еще
несколько таких матерей, которые от жизненных проблем
нашли «убежище» именно в таких вероучениях. В частности, в
Караганде, в одном из районов зарегистрировано более 35
подобных религиозных организаций. Однако юридически нет
причин их закрывать».

А где гарантия того, что Виктория не бросит своего
сына, если «отцы» иеговистской церкви отправят ее
проповедовать куда-нибудь? Валеевы поведали о том, что
основное времяпрепровождение мальчика (с его слов) в
последние месяцы жизни с мамой заключалось в
компьютерных игрушках. То есть получается, что Виктория
так занята своим религиозным образованием, что ей некогда
заниматься сыном?

Вот еще один любопытный документ, который
предоставили в мое распоряжение Валеевы. Это
педагогическая характеристика на их внука. С 10 по 28 января
нынешнего года, пока Слава находился в Абакане, он
обучался в нулевом классе школы «Развитие». Вот что пишет
учитель младших классов Янченко Л.В. в характеристике:
«Слава на момент поступления в школу не знал алфавита, не
умел читать. Считал в пределах десятка с ошибками. В
процессе обучения выявилось, что развитие памяти у ребенка
ниже возрастной нормы: при норме запоминания семь фигур
или изображенных предметов он запоминал только два
предмета. При проверке памяти методикой 10 слов Слава смог
назвать лишь три слова и только после третьего прочтения…
Кругозор у ребенка ограничен. Например, Слава не знает
названий детенышей животных. Не смог ответить на вопрос:
«Почему осенью птицы улетают на юг?» С литературными
произведениями для старшего дошкольного и младшего
школьного возраста Слава не знаком. Соответствующей
возрасту дошкольной подготовки у Славы нет». А вот что
сообщает в выписке из медкарты врач Абаканской школы
«Развитие»: «Ребенок Стукалов Слава поступил в школу
1.01.05 г. На момент осмотра было отмечено: …бледность
кожных покровов, лицо бледное, с землистым оттенком; масса
21 килограмм; щеки впалые; подавленное настроение».

Валеевы считают, что, кроме стремления сделать из
Славы убежденного иеговиста, у членов организации
существует к Виктории и материальный интерес. У нее есть
благоустроенная квартира, хорошая работа, автомобиль,
купленный не без помощи родителей. А в фирме
«Окна +» за работой были замечены и нынешняя свекровь Виктории — Светлана
Домань и некоторые другие активные члены «Свидетелей
Иеговы».

Среди религиозных догматов, которые насаждаются в
сознание иеговистов, есть откровенно опасные для жизни.
Членам организации запрещается использовать донорскую
кровь при оказании медицинской помощи. Тяжелым духом
средневековья и мракобесия тянет от этого запрета. Он
строится, как и все догмы иеговистов, на произвольном
толковании Библии. Иеговисты считают, что душа перестает
существовать, когда человек умирает, потому как она имеет
природу телесную, а не духовную. Обратимся еще раз к
работе Дмитрия Евменова: «В учении Сторожевой башни
существует категорический запрет на переливание крови, из-
за чего погибло значительное число людей. Сегодня многие
больницы и суды позволяют взрослым сектантам отказаться
от переливания, даже если это грозит им смертью. Тем не
менее, когда в крови нуждаются дети, суды подписывают
постановления на переливание почти мгновенно. Но битва за
детей продолжается, поскольку «Свидетели Иеговы» пытаются
убедить медицинские и судебные инстанции, что их дети в
возрасте 12-17 лет «достаточно взрослые», чтобы иметь право
на добровольную смерть…» Иеговисты «…исходят из
предположения, что душа имеет природу не духовную, а
телесную. Библейский язык во многом аллегоричен, и, не
принимая в расчет эти свойства языка, «Свидетели Иеговы»
искажают истины священного писания. В учении «Общества
Сторожевой башни» доказывается, что раз в священном
писании есть места, где говорится о том, что душа хочет есть
(Числ.11:6), что ее можно искать, уловить (1 Цар.24:12), что
она умирает (Иов.7:15) и т.д., то, следовательно, она смертна.
Пользуясь подобной парадоксальной логикой, можно доказать
что угодно. Например, можно предположить, что чрево
является Богом, на основании слов апостола «их Бог — чрево».

Итак, согласно учению «Общества Сторожевой башни»,
предполагается, что душа является некоторой составной
частью крови. Следовательно, с точки зрения «Свидетелей
Иеговы», после смерти душа уничтожается вместе с телом.

«Свидетели Иеговы» довели разумное ограничение на
употребление крови животных в пищу до абсурда, запретив
применение медицинских препаратов на основе крови и
переливание крови. Так как эта секта является тоталитарной,
то на больных членов оказывается сильное давление с целью
предотвращения нарушения этого запрета, что привело к
многочисленным смертным случаям». Далее ученый приводит
конкретные случаи.

Имеются примеры и в цитируемом выше справочнике
«Религии и секты в современной России». На странице 71
читаем: «В 1996 году в Латвии, в ночь с 12 на 13 сентября, от
большой потери крови скончалась в больнице 17-летняя
русская последовательница секты «Свидетели Иеговы». Мать-
иеговистка не разрешила произвести переливание крови, так
как это запрещается учением секты… Особо опасны подобные
действия для рожениц».

Каждому иеговисту предписано носить документ
следующего содержания:

МЕДИЦИНСКОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ/
ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Я ,__________________, заполняю данное распоряжение
как мое официальное волеизъявление. Содержащиеся в нем
указания отражают мое твердое и осознанное решение.

Я даю распоряжение ни при каких обстоятельствах —
даже если врачи считают это жизненно необходимым для
спасения моей жизни или здоровья — не делать мне
переливания крови (цельной крови, эритроцитарной,
лейкоцитарной, тромбоцитарной массы или плазмы). Я
согласен (на) на применение кровозаменителей,
увеличивающих объем крови (таких, как декстран, солевые
растворы, например раствор Рингера, гидроксиэтилкрахмал), а
также на использование других методов бескровного лечения.

Данным правовым распоряжением я выражаю мое
право соглашаться на медицинское лечение или отказываться
от него в согласии с моими жизненными принципами и
убеждениями. Я — Свидетель Иеговы и делаю это
распоряжение, повинуясь таким записанным в Библии
повелениям, как, например: «Воздерживаться… от крови»
(Деяния 15:28,29). Эту твердую религиозную позицию я
занимаю на протяжении ____ лет. Мой возраст ____ лет.

Кроме того, я знаю, что переливание крови чревато
различными опасностями. Потому я решил (а) избежать таких
опасностей и вместо этого готов (а) подвергнуться любому
риску, с которым, возможно, будет связан мой выбор
альтернативного бескровного лечения.

Я освобождаю врачей, анестезиологов больницы и
их медицинский персонал от ответственности за любые
последствия моего отказа от крови, если мне была оказана в
полном объеме иная квалифицированная помощь.

Я уполномочиваю лицо (лиц), указанное (ых) на
обороте, проследить за исполнением моих указаний,
изложенных в данном документе, и ответить на все вопросы о
моем полном отказе от крови.

Справочник также приводит ряд криминальных действий
иеговистов: «…5 июня 1996 года прокуратурой г. Сургута
было возбуждено шесть уголовных дел против адептов
организации «Свидетели Иеговы», обвиняющихся в насилии
над личностью и подстрекательстве к гражданскому
неповиновению. 11 декабря 1996 года газета «Мегаполис-
экспресс» сообщила о том, что на Камчатке
последовательницы секты занимаются проституцией, а
некоторые последователи сводничеством. По мнению
камчатских медиков, члены этой секты вносят существенный
вклад в распространение венерических заболеваний… В
разное время за рубежом члены секты обвинялись в
изнасилованиях, кражах детей, убийствах, подстрекательствах
к убийству и самоубийству, дезертирстве, мошенничестве,
воровстве, расизме, вымогательстве, нанесении телесных
повреждений, проституции и др.»

Что и говорить, славную семью выбрала себе Виктория
Ильясовна.

«Особая опасность секты, — повествует справочник, —
заключается в массовых акциях по охвату населения.
«Свидетели Иеговы» представляют весь мир единым
теократическим государством с центром в Бруклине (Нью-
Йорк — А.С.), считаясь с существующими властями постольку,
поскольку они вынуждены это делать… Секта имеет жесткую
и развитую многоуровневую иерархическую управленческую
структуру… Секта, как всемирная организация, управляется
руководящей корпорацией во всемирном главном отделе в
Бруклине… Секта утверждает, что руководящей корпорацией
руководит непосредственно Бог… Большинством российских
организаций «Свидетели Иеговы» руководят зарубежные
надзиратели».

Из всего вышесказанного напрашивается один вопрос:
почему до сих пор «Свидетели Иеговы» свободно ведут свою
деятельность в России, ходят по домам, разбивают семьи и так
далее и тому подобное?..

Оказывается, не так уж и свободно дышится иеговистам
в России. По крайне мере, в одном отдельно взятом городе. В
2004 году ликвидирована община «Свидетелей Иеговы» в
Москве. Вот что сообщали новостные ленты в прошлом году:
«Москва, 16 июня 2004 г. Московский городской суд оставил
в силе решение о ликвидации на территории Москвы общины
«Свидетели Иеговы», сообщает РИА «Новости». Таким
образом, суд отклонил кассационную жалобу адвокатов
общины.

26 марта 2004 года Головинский суд удовлетворил
ходатайство прокуратуры Северного округа столицы и принял
решение о ликвидации общины «Свидетели Иеговы».
Прокуратура обвиняет членов общины в экстремистской
деятельности.

Процесс по делу «Свидетелей Иеговы» начался в
сентябре 1998 года. Прокуратура Северного округа в ходе
проверки общины пришла к выводу, что ее деятельность
направлена на разжигание религиозной розни, разрушение
семьи. Члены общины склоняли тяжело больных людей к
отказу от медицинской помощи по религиозным мотивам…»

Значит, все-таки есть в нашей стране способы снизить
активность сектантов? Может быть, и нашей прокуратуре,
следуя примеру столичных коллег, стоит заняться
деятельностью иеговистов вплотную?

На мой взгляд, всякое сектантство сродни духовной
наркомании, которая точно так же, как и физическая
наркомания, разрушает наше и без того больное общество. И в
том и в другом случае страдают родственники, а главное —
дети. И если наркоман за дозу унесет из дома последнее, то
сектанты «добровольно» отдают и сами дома в пользу своих
новых религиозных «семей». И наркоману, и сектанту
наплевать на общепринятые нормы поведения и морали. Один
живет под вечным кайфом в иллюзорном мире, другой,
наглотавшись духовной жвачки, бросает детей и отправляется
проповедовать непонятно что. «Богословие свидетелей
Иеговы крайне примитивно, противоречиво и ориентировано
на людей, не знающих священного писания, основ истории
религий, философии и физики. Базой богословия являются
личные взгляды основателей секты, ошибки и заблуждения
которых по мере разоблачения компенсируются подтасовками
изолированных от всего текста цитат из Библии и ложным их
толкованием», — читаем мы в справочнике «Религии и секты в
современной России». Действительно, одно только
утверждение о том, что люди воскреснут в таком же самом
обличье, в котором умерли, заслуживает внимания психиатра.
А неспособность сектантов к обыкновенным арифметическим
действиям заинтересовала бы самого Дауна.

Обратимся же к простейшей арифметике. По учению
иеговистов получается, что в Армагеддоне спасутся только
144 000 человек. Сегодня общество «Свидетелей Иеговы»
насчитывает несколько миллионов своих приверженцев по
всему миру. Как ни крути, а все иеговисты просто не
поместятся в проповедуемом ими Царствие Божьем.
Виктории Ильясовне, как бухгалтеру, стыдно не знать
арифметики. Или она надеется, что окажется в числе 144
тысяч «спасенных»? К чему себя обманывать — там уже все
места поделены (насколько вообще можно поделить то, чего
не существует). Кстати, один мой знакомый, не будучи
искушенным в религии, философии и прочих высоких науках,
именно так избежал членства в обществе «Свидетелей
Иеговы». Он просто прикинул количество членов секты и
проповедуемое ими число «спасенных» — 144 000. Так
называемое учение иеговистов сразу же затрещало по швам
уже на уровне обыкновенного здравого смысла.

…Совсем недавно супруги Валеевы пересматривали
семейный фотоальбом. Вся жизнь их семьи, запечатленная в
фотографиях, семьи, в которой еще есть дочь, которой не
коснулось отравляющее дыхание «свидетелей». Сквозь слезы
Ильяс и Любовь смотрели на такое родное и теперь
бесконечно чужое лицо Виктории, своей старшей дочери.
Вернее, теперь уже «дочери» большой сектантской «семьи»
иеговистов…

Усолье-Сибирское — Иркутск

Пока материал готовился к печати

На прошлой неделе в Усольском городском суде
прошло очередное заседание, на котором решался вопрос о
месте жительства Славы Стукалова. Процесс получился
содержательным. За пять часов было выслушано более
десятка свидетелей с обеих сторон. Все родственники
Виктории Ильясовны выступали на стороне отца мальчика —
Игоря Стукалова. Свидетели со стороны Виктории Домань —
ее нынешняя свекровь Светлана Домань, многочисленные
коллеги, подруга. Они отрицали свою принадлежность к
«Свидетелям Иеговы».

Все родственники однозначно заявляли, что мальчику
лучше проживать с отцом. Мать Славы пыталась
доказать, что она хорошая мать и что несправедливо лишать
ее ребенка. Отец Славы заявил, что ее никто не лишает сына, а
речь идет всего лишь о том, чтобы их совместный ребенок
проживал с ним.

Свидетели со стороны Виктории выглядели
неубедительно. Они рассказывали о том, какая она
замечательная мать и как она любит своего ребенка. Хотя
они знакомы с Викторией Домань всего
лишь два-три года и были плохо посвящены в тонкости дела,
но в один голос твердили, что ребенку лучше жить с матерью.

Нет необходимости описывать все перипетии заседания.
Они строились на описанных в материале обстоятельствах.
Хочется сказать следующее: что же это за религия такая,
которая разбивает семью на два непримиримых лагеря? Пусть
она хоть десять раз истинна, но семья дороже, чем все истины
вместе взятые. А пока дело приобретает все больший
общественный резонанс, в него вовлекаются все новые
участники. Следующее заседание состоится 27 апреля.

Справка

Секта (от латинского secta — учение, направление,
школа)
— религиозная группа, община, отколовшаяся от
господствующей церкви. Переносное — группа лиц,
замкнувшихся в своих узких интересах.

Сектантство религиозное — обозначение религиозных
объединений, оппозиционных к тем или иным
доминирующим религиозным направлениям. В истории
форму сектантства нередко имели социальные
национально-освободительные движения. Некоторые секты
приобрели черты фанатизма и экстремизма. Ряд сект
прекращает существование, некоторые превращаются в
церкви…

Большой энциклопедический словарь, издательство
«Большая Российская энциклопедия», Москва, 2002

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector