издательская группа
Восточно-Сибирская правда

МАКсимум вины

Обнародованное в среду официальное заявление Межгосударственного авиационного комитета (МАК) о причинах катастрофы самолёта А-310 в Иркутске вызвало неоднозначную реакцию. Юристы, которые планируют представлять интересы пострадавших в иностранных судах, говорят, что «заключение лаконично и вызывает много вопросов». Авиакомпания «S7» («Сибирь») распространила официальное заявление, что «один лишь вердикт «ошибка пилота» не может объяснить всех причин произошедшего 9 июля в аэропорту Иркутска». Некоторые эксперты полагают, что результаты расследования МАК не является решающими, а точку в деле может поставить заключение правительственной комиссии.

Заключение технической комиссии МАК было опубликовано на официальном сайте ведомства 22 ноября. В документе говорится, что причиной катастрофы «явились ошибочные и бесконтрольные действия экипажа». После приземления самолёта командир воздушного судна «непроизвольно и бесконтрольно переместил рычаг управления тягой левого двигателя, реверс которого был деактивирован, из положения «малый газ» в положение значительной прямой тяги». При этом отсутствовал должный контроль за параметрами работы двигателей и скоростью движения самолёта со стороны второго пилота, сказано в документе. Комиссия пришла к выводу, что у экипажа было достаточно времени на распознавание сложившейся ситуации, но меры по переводу левого двигателя на «малый газ» или выключению двигателя не были предприняты.

Пилоты неохотно общаются с журналистами на предмет, при каких обстоятельствах события могли развиваться так, как описали их в заключении МАК. Однако одна из озвученных в СМИ версий отметается специалистами наотрез. «Смешно было читать о том, что рычаг реверса был перемещён рукавом кителя. Это невозможно. Ведь было лето, когда пилоты летают в рубашках с коротким рукавом», — отметил один из наших собеседников.

«Заключение МАК более чем лаконично и вызывает много вопросов, — заявил «Конкуренту» юрист Роман Буянов, представляющий в Иркутске адвокатскую контору «Speiser Krause». — Говорится, что было время, чтобы исправить ситуацию, но этого не было сделано — по техническим причинам или по другим? И что значит «непроизвольно переместил рычаг»?». «Опубликованное на сайте МАК сообщение нельзя назвать внятным и исчерпывающим, — говорится в официальном заявлении авиакомпании «S7». — Например, в заявлении представителей комитета не затронуты вопросы, связанные с плохими метеорологическими условиями и состоянием взлётной полосы в момент посадки лайнера». МАК предпочёл стандартную, удобную для себя версию произошедшего, считают в «S7». Источник в авиакомпании сообщил, что юристы «S7» изучают возможность оспорить заключение МАК в суде.

Заключение МАК никак не повлияло на иск, поданный группой иностранных адвокатов в суд южного округа Нью-Йорка от имени пострадавших. «Мы предвидели, что решение МАК будет политическим, поэтому подали иск в отношении перевозчика и владельца судна — авиакомпании «S7» и Airbus Leasing II Inc.», — отметил Роман Буянов. За месяц к иску присоединились 25 пострадавших, всего в деле фигурируют 185 истцов. В ближайшее время судья приступит к рассмотрению дела, на первых заседаниях будет решён самый главный вопрос — должен ли иск рассматриваться в США или в другом государстве, пояснил юрист.

«Судопроизводство в зарубежных странах проводится в соответствии с действующим там законодательством. Заключение МАК является лишь одним из аргументов. Суд будет рассматривать и доводы другой стороны. Это могут быть заключения комиссий, альтернативных МАК, экспертные оценки», — считает старший партнёр АБ «Легат» Вячеслав Плахотнюк. Он отметил, что доказанная вина экипажа может стать основой для подачи исков против самой авиакомпании, от имени которой пилоты управляли судном, отвечали за соблюдение требований и правил эксплуатации.

По мнению российского компаньона адвокатов Lieff Cabraser и Martin-Chiko — юриста коллегии адвокатов «Барщевский и Партнёры» Дмитрия Заполя, «если в качестве ответчика будет выступать российская авиакомпания, маловероятно, что суд пройдёт в Америке, из-за отсутствия иностранного элемента». Господин Заполь отметил, что это его личное мнение, потому что свою позицию зарубежные партнёры ещё не озвучили.

Пока же Lieff Cabraser и Martin-Chiko заняли выжидательную позицию. «Если иск будет рассматриваться в Нью-Йорке, наши клиенты присоединятся к нему в качестве истцов. Если же дело не будет принято к рассмотрению в Америке, мы будем готовить почву для рассмотрения его во Франции», — сообщил Заполь. Он отказался озвучить количество пострадавших, интересы которых представляет адвокатская контора.

Между тем прокуратура Иркутской области направила в МАК запрос о получении выводов комиссии, вместе с ними должны прийти и данные бортовых самописцев. Сначала выводы МАК будут переведены на иностранный язык, потом направлены зарубежным специалистам, принимавшим участие в работе комиссии авиационного комитета. «Только после ознакомления с заключением следствием будет назначена экспертиза документа на предмет соответствия выводов МАК материалам уголовного дела. От её итогов зависит, как скоро будет поставлена точка в уголовном деле, возбуждённом прокуратурой области по факту авиакатастрофы самолёта А-310», — сообщил нашей газете старший помощник прокурора Иркутской области Александр Семёнов. Уголовное дело было возбуждено по ст. 263 ч.3 УК («Нарушение эксплуатации воздушного судна»).

В то же время он отметил, что выводы МАК «не являются решающими, таковым может стать заключение правительственной комиссии», которая также расследует причины катастрофы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер