издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лесной дозор

Закон представляет дельцам множество лазеек для «обходных манёвров»

По лесным ресурсам Приангарье занимает второе место в России, уступая только Красноярскому краю. Лесом покрыто 82 процента территории Иркутской области, а запасы древесины в регионе составляют более 9 миллиардов кубометров.

Чтобы рачительно распорядиться этим богатством, уберечь его от нечистоплотных дельцов, решением областной администрации увеличена численность милиции общественной безопасности: в составе ГУВД создано специальное подразделение – так называемая лесная милиция. 100 бойцов отдела по борьбе с правонарушениями в лесной отрасли действуют сегодня на территории 18 районов области.

Теперь можно сказать с уверенностью: эксперимент состоялся. За опытом декриминализации лесной сферы в Иркутскую область едут не только соседи из Сибирского федерального округа, его активно перенимают и в западных регионах страны.

Главное, чего удалось достичь с помощью мобильных отрядов милиции: при росте уголовно-наказуемых деяний в целом, количество нарушений в лесу (по данным Агентства лесного хозяйства области) в прошлом году снизилось почти на четверть, а объём незаконно вырубленной древесины – на 23,5 процента. Начальник милиции общественной безопасности области полковник Евгений Соловьёв уверен, что этот результат объясняется усилившимся профилактическим воздействием правоохранительных органов.

Сотрудники лесной милиции, в отличие от своих коллег из служб по борьбе с экономическими, налоговыми преступлениями, считают приоритетными не длительные по времени разработки, а регулярное, ежедневное патрулирование, рейдовые мероприятия в тайге и на дорогах. В составе лесной милиции действуют отделения быстрого реагирования. Их мобильность и помогает пресекать лесные нарушения, что называется, на корню — пока они ещё не приняли размеров настоящего бедствия. Профилактическую роль тут играют не только 1900 выявленных этим подразделением уголовных преступлений, но и такое же примерно количество составленных административных протоколов, и более миллиона рублей наложенных штрафов, и 85 тысяч кубометров секвестированной древесины, переданной на реализацию лесхозам, 1500 бензопил и более 500 единиц большегрузной техники, изъятых у нарушителей.

Лесная милиция содержится на средства из областного бюджета. Но, по расчётам начальника ГУВД генерал-лейтенанта Алексея Антонова, подразделение окупает эти затраты: на его содержание за три года работы израсходовано 64 миллиона рублей – за то же время изъято из незаконного оборота и передано в доход государства круглого леса на 69 миллионов. А главное, считает Алексей Антонов, любителей поживиться за счёт зелёного золота в регионе резко поубавилось.

И это несмотря на сложную ситуацию, которая возникла после реформирования лесного хозяйства и передачи всех функций лесоохраны органам Росприроднадзора. Вместо 4200 инспекторов на 68338 тысячах гектаров тайги в Приангарье в последнее время государственный контроль осуществляют всего семь человек. По этому поводу бывшим прокурором Иркутской области Анатолием Мерзляковым ещё в 2005 году было внесено представление в Министерство природных ресурсов РФ. Но, несмотря на ответное обещание решить вопрос, финансирование на создание адекватного ситуации штата государственной лесной охраны из федерального бюджета не выделено. Так что единственной реальной силой, сдерживающей сегодня рост незаконных порубок в регионе, остаётся лесное подразделение милиции общественной безопасности.

По мнению Евгения Соловьёва, одной из главных причин криминализации лесной отрасли является безработица в посёлках, где основным видом занятий населения традиционно были заготовка и переработка древесины. В прошлом году, например, более 70 процентов от общего числа раскрытых преступлений, связанных с незаконными порубками, совершены местными жителями, не имеющими постоянного места работы и других источников доходов.

В то же время лесная отрасль, особенно сфера оборота лесоматериалов, до сих пор остаётся местом концентрации организованной преступности, коррупции и контрабанды. Только за последние три года сотрудниками УБОП и подразделений по борьбе с экономическими преступлениями пресечена деятельность 83 организованных криминальных группировок, наживающихся на ёлках и сосёнках. В прошлом году раскрыто 37 таких преступлений, за четыре месяца нынешнего – ещё 7.

В Братске пресечена деятельность группировки, занимающейся экспортом леса, в отношении которой возбуждено 22 уголовных дела, в том числе по замаскированным налоговым преступлениям. Общий ущерб, нанесённый ею государству, составил 19,5 миллиона рублей. По статье о незаконном предпринимательстве возбуждено уголовное дело в отношении активного участника братского преступного сообщества, который реализовал лесопродукцию, используя чужие бухгалтерские документы и печать. Незаконно полученная им прибыль составила 26 миллионов рублей.

Подобные примеры можно продолжать.

Зелёное золото – слишком лакомый кусок не только для криминальных структур и бизнесменов, неразборчивых в способах наживы, но зачастую и для чиновников, отвечающих за сохранность леса. В течение последних лет правоохранительными органами выявлено 42 должностных преступления, связанных с лесной отраслью. В том числе 14 фактов взяточничества.

Крупный чиновник федеральной службы по надзору в сфере транспорта разрешает за взятку в размере 500 долларов не выполнять предписание о приостановке работы кранов при отгрузке леса; глава муниципального образования покровительствует директору заготовительной фирмы за мзду в 157 тысяч рублей; руководитель лесхоза выделяет деляну предпринимателю и кладёт сотню тысячных купюр в свой карман, а двое сотрудников лесной милиции умудряются по ночам сами заниматься незаконными порубками. В настоящее время, по заявлению генерала Антонова, ведётся разборка ещё нескольких должностных лиц, которые вместо того, чтобы защищать лесное богатство от посягателей, распоряжаются им, словно собственностью.

Однако наибольшую сложность для правоохранительных органов представляет контроль за посредническими структурами, которые лес сами не рубят, но успешно экспортируют награбленное у государства. Практикуется, например, метод, когда российские предприниматели, используя свои контракты, за приличное комиссионное вознаграждение приобретают древесину на наличные деньги, полученные от китайских граждан. По действующему законодательству экспортёр не обязан представлять в таможенные органы документы, подтверждающие легальность приобретения леса. Закон предоставляет дельцам множество лазеек для «обходных манёвров».

До сих пор все предпринимаемые властью попытки упорядочить оборот древесины с помощью создания постоянных зон таможенного контроля, мест отгрузки круглого леса и лесных терминалов не дали ожидаемых результатов. В конце прошлого года по инициативе администрации области была создана Байкальская лесная товарная биржа. Её цель – сформировать организованный оптовый рынок лесоматериалов с помощью гласных публичных торгов. Для этого на территории региона аккредитовано 26 биржевых складов, ещё 83 предприятия подали заявки на аккредитацию и получение статуса биржевого склада. Чтобы не лишиться этого статуса, они, по идее, должны проверять законность происхождения закупаемого леса – и отказываться от сомнительного сырья. Но станут ли коммерческие предприятия выполнять эти условия – ещё вопрос.

С февраля по май нынешнего года Байкальской биржей проведено девять торговых сессий. В ходе торгов заключено 22 сделки на общую сумму более 190 миллионов рублей. Объёмы продаж пока ещё настолько малы, что об упорядочении лесного рынка говорить не приходится.

Низкой эффективностью организационных мер по противодействию незаконному обороту древесины, отсутствием системы государственной лесной инспекции перечень проблем сохранения зелёного богатства региона отнюдь не завершается. В этот список следует добавить ещё неадекватность наказания, предусмотренного санкциями статьи 260 УК РФ: по закону лесные преступления не считаются тяжкими, а потому суды повсеместно выносят тем, кто «балуется» незаконными порубками, условные приговоры. За последние три года к реальному лишению свободы по статье 260 УК не приговорён в области ни один преступник. Был даже прецедент, когда Черемховский суд четыре раза подряд давал условное наказание с испытательным сроком лесничему, который вместо того, чтобы растить и беречь «зелёных друзей», вырубал их и сбывал направо и налево. Неудивительно, что при такой безнаказанности аппетиты преступника неуклонно росли: если в 2003 году ущерб от его незаконной деятельности составил 75 тысяч рублей, то в 2005-м – уже более семи миллионов.

Всё это, мягко говоря, снижает результативность профилактической работы правоохранительной системы в лесной отрасли.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер