издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На поле контрастов

Тернистый путь сибирского земледельца

– Ячмень – культура хитрая, – смеётся Синьков. – Со стороны посмотреть – колос скромный, поникший, но как начнёт сыпать… центнеров под тридцать.

День в разгаре, солнце печёт, друг за другом идут старые «Енисеи», добивая последние загонки массива, что расположен рядом с Московским трактом. Я прошёлся вдоль одной несжатой полоски и удивился. Слабая облиственность фуражной культуры, поникший было колос, возможно, от налитых и тяжёлых зёрен и … редкая чистота посевов. Ни одной чужой травинки. Перед этим по дороге в поле главный агроном ОАО «Железнодорожник» Сергей Геннадьевич Синьков как бы мимоходом отметил, что почти сто процентов колосовых обработали гербицидами. Мероприятие недешёвое, но тут же мой собеседник уточняет:

— В прошлом году приобрели очень дорогой французский препарат «Базис». Опрыскали часть кукурузных полей, и вот что оказалось. Там, где использовали гербицид, урожайность зелёной массы составила 300 центнеров, а на массивах, где ограничились механической обработкой, то есть двухкратной культивацией, урожайность составила 160-180 центнеров.

Тот массив, на который привёз меня главный агроном, можно назвать полем контрастов. Издали оно поражало хорошим стеблестоем, вблизи — какие-то скромные колосья. Земля здесь столь невзрачная, что глубокую грусть вызывает. Серые на вид почвы, лёгкие, в основном супесчаные да лёгкие суглинки. А урожайность – тридцать центнеров.

— Да, земли у нас небогатые, – говорит Синьков. – Но мы вносим удобрения с таким расчётом, чтобы по 25 центнеров зерна получить с гектара. Это оптимальный вариант. Будет влага в почве – возьмём больше. Такое уже бывало, и не раз. Сложатся неважные погодные условия – ущерб окажется не столь значительным по сравнению с тем, если бы дозы вносимых туков ориентировали центнеров на тридцать.

Повторюсь, каждый раз, когда на машине или электричкой проезжал мимо вспаханных или только засеянных полей «Железнодорожника», всегда становилось не по себе от невзрачного, какого-то серого вида их. Тем не менее в иные годы они давали до 30 центнеров зерна и выше. Как удавалось такое, ведь содержание гумуса здесь очень низкое, велик дефицит азота, калия, под пары не более семи процентов оставляют, и, следовательно, о естественном повышении плодородия не может быть и речи. Наверное, умеют здесь работать с землёй-кормилицей, чувствуют её.

Взять сроки сева. Усольский район, где находится наше хозяйство, традиционно ориентируется на ранние сроки. Нынешний год не исключение. Уже 23 апреля начали укладывать семена ячменя в почву. Те сполна ухватили влагу, рано укоренились, пошли в рост, по максимуму «принимая» солнечные лучи. А поскольку эти лёгкие земли быстро и хорошо прогреваются, то развитие растений шло энергично. Через три с лишним месяца, точнее – 30 июля, механизаторы вывели в поле зерноуборочные машины, а потом пахари приняли от них эстафету страды. В первой декаде августа каждое восьмое – десятое поле уже было вспахано. Раннеавгустовская пахота – это не столько зябь, сколько полупар. Тут активно идёт накопление влаги и питательных веществ. Так что выражение «Колос с осени наливается» как нельзя кстати характеризует ситуацию в «Железнодорожнике».

Да, это предприятие в некотором смысле специфично: 1200 коров на фермах, огромное количество молодняка. Здесь ориентируются на производство молока, поэтому в структуре зерновых лидирует ячмень. Он занимает 70 процентов и, как культура раннеспелая, убирается раньше остальных. Во всяком случае нынче в хозяйстве настроены к 20-23 августа завершить его обмолот. Можно представить, какой простор открывается для пахарей. Тут ещё с кормовых массивов урожай снимается.

Торопятся механизаторы. Жара, солнце, сушь только на руку им. Овёс уже подходит, а он имеет привычку тоже осыпаться. Так что вовремя уберёшь – больше возьмёшь. Пшеница занимает незначительную площадь, процента три от основных посевов. Она идёт в основном на внутрихозяйственные цели, на выпечку хлеба.

Но, как ни невзрачны земли «Железнодорожника», поля производят всё-таки хорошее впечатление. Обильные хлеба. Тут и там вспаханные массивы. Кукуруза, от которой во многих хозяйствах вынуждены были отказаться, вообще удивляет. Рослая, плантации чистые, рядки на редкость ровные, желтеет метёлка, тут и там торчат початки.

— Используем обычно скоро-спелый сорт Катерина, а нынче решили испытать ультраскоро-спелую Омку, — рассказывает Синьков. – Сеять начали рано, 7 мая. Рисковали. Омка выбросила метёлку на две – две с лишним недели раньше. И вот результат. У новинки появились початки молочной спелости. И это в начале августа!

«Восточно-Сибирская правда» рассказывала в прошлом году о том, как прекрасно показала себя Омка в ОПХ «Бельское», которое входит в агрообъединение «Белореченское». Вскоре пришло письмо из Омска от одного из творцов гибрида, бывшего директора Сибирского филиала Всероссийского НИИ кукурузы Игоря Ильина. Оказывается, эти гибриды рекомендуются для возделывания на зерно на Урале и в Сибири. В Омской области удалось получить урожай почти в 30 центнеров сухого зерна. Вот на какой уровень вышли сибирские селекционеры, и нам остаётся только спасибо им сказать.

Впрочем, сибирский путь кукурузы был трудным и тернистым. По велению Хрущёва (а широкое внедрение «южанки», на мой взгляд, было одним из немногих его благих дел в сельском хозяйстве) применялся квадратно-гнездовой метод посева. Способ трудоёмкий, связанный с применением значительных затрат физического труда, ведь надо было специальный металлический аппарат с мерной проволокой переносить с места на место. Поэтому по мере затихания «кукурузного бума» хозяйства стали переходить на широкорядный способ сева. А в 80-е годы и вовсе произошло упрощение технологии. Кукурузу сеяли зерновыми сеялками, в лучшем случае овощными. Результаты не всегда радовали. Сейчас и вовсе многие отказались от королевы полей сначала из-за дороговизны семян, а теперь в связи с массовым вырезанием скота потребность в корме из неё у многих отпала. Неподъёмной да и ненужной оказалась эта культура и для иркутских фермеров. Зачем она для 30-40 коров (это в лучшем случае)? Ведь надо тогда силосный комбайн приобретать, траншеи готовить или рыть, а какие хлопоты с уборкой будут, с закладкой в траншею. Аграрные реформы вынудили фермера вернуться к прадедовской технологии заготовки кормов. Отсюда и невысокая продуктивность скота, и небольшие объёмы производства продукции. Иное дело «Железнодорожник». Он специализируется на производстве молока, и надои в 3000-4000 килограммов разорительны для него. А кукуруза – корм молокогонный, поэтому решили заниматься ею всерьёз.

— Вы удивляетесь тому, что рядки плантаций у нас такие ровные? Так мы германскую сеялку приобрели. Сеялку точного высева. В полтора миллиона обошлась. Но зато как хорошо посеяла!

… Страда в «Железнодорожнике» в разгаре. С уборкой механизаторы спешат, но хвастать своими успехами не торопятся. Вот когда хлеб в закромах окажется, а корма в траншеях и зародах, тогда можно и оценки себе давать. Однако уже сейчас можно сделать некоторые выводы. Чтобы вырастить хорошие урожаи, мало одного трудолюбия. Недостаточно и большого мастерства. Нужны серьёзные капитальные вложения в технику, удобрения, химикаты. А вместе с этим – своя годами выверенная система хозяйствования.

НА СНИМКЕ: главный агроном ОАО «Железнодорожник» Усольского района Сергей Геннадьевич Синьков

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное