издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гармония души и тела

По инициативе ВОЗ в текущем году День психического здоровья, выпавший на 10 октября, прошёл под девизом приближения, доступности психиатрической медицинской помощи самым широким слоям населения. Не следует примитивно воспринимать это предложение Всемирной организации здравоохранения как прозрачный намёк на то, будто «мир сошёл с ума». Речь о другом: о преодолении страха перед докторами, врачующими душу; об искоренении до сих пор существующего в обществе предубеждения по отношению к людям, страдающим психическими патологиями; в конечном счёте речь о необходимости победы здравого смысла и нашей элементарной грамотности над мифами и тёмными заблуждениями, мешающими трезво и объективно оценивать как своё личное здоровье, так и здоровье близких нам людей.

Вчера по окончании областной научно-практической конференции врачей-психиатров, на которой эти проблемы обсуждались, наш корреспондент Элла КЛИМОВА встретилась с главным врачом областной психиатрической больницы №1 кандидатом медицинских наук Анатолием Линчуком и заведующей детским отделением этой же больницы, врачом высшей квалификационной категории Валентиной Ивановой.

— Как сохранить себя в обычной жизни, потрясаемой стрессами? Открыта ли сегодня психиатрическая медицинская помощь обществу и насколько наше общество гуманно по отношению к обиженным судьбой людям?

Эти вопросы, так или иначе, звучат в нашей редакционной почте, поэтому можно считать, что они заданы известным врачам от лица наших читателей.

Анатолий Линчук:

— Каждый психиатр стремится к таким отношениям с пациентом, которые основываются на взаимном согласии, доверии и строгой конфиденциальности. Соблюдение этих трёх условий абсолютно необходимо, ибо врач выступает представителем и, если хотите, защитником интересов доверившегося ему больного человека. С представлением о врачебной психиатрической службе как о закрытой для гражданского общества системе давно пора попрощаться: никакое лечение не осуществляется против воли пациента. Исключение составляют случаи, грозящие благополучию, безопасности как самого больного, так и окружающих его людей. Но и в этих исключительных случаях окончательное решение о госпитализации пациента, страдающего серьёзным недугом, принимается только судом.

Чтобы ваши читатели могли представить себе, насколько вообще востребованы больничные условия при лечении наших пациентов, могу привести некоторые цифры. Из числа страдающих психическими расстройствами и обратившихся к нам в прошлом году за психиатрической помощью 73% получили её в амбулаторных условиях, в условиях дневных стационаров – 3,4%, и только 23,6% лечились в больницах области круглосуточно. Но дело не только и не столько в цифрах. Любое психическое расстройство – это болезненное состояние человека с психопатологическими или поведенческими проявлениями, обусловленными множеством факторов: биологических, социальных, психологических. Все «комбинации» причин, ведущих к срыву, трудно заранее «просчитать». Но наша практика свидетельствует: неумеренное употребление сигарет и кофе, алкоголь и наркотики, извращённый секс, патологически протекающая беременность, ВИЧ, неоправданная жестокость – всё это факторы риска, грозящие обернуться трагедией.

Человеческий организм даже и без учёта внешних обстоятельств, увы, несовершенен. Хромосомные нарушения, наследственные недуги, психосоматические расстройства, спровоцированные сердечно-сосудистыми, онкологическими, кожными, эндокринными недугами, — не счесть причин, приводящих к душевным патологиям. Ежели принять во внимание жёсткость случающихся межличностных конфликтов, можно легко представить, насколько хрупко наше психическое и психологическое равновесие. Я говорю всё это к тому, чтобы подчеркнуть, как неразумно, не беспокоясь прежде всего о самом себе, поступают люди, избегающие доверительных контактов с психиатрами и психотерапевтами. Наша помощь достаточно разнопланова: психиатрия, психиатрия-наркология, психотерапия, сексология, неврология, судебная медицина, логопедия. Всё это доступно, охраняемо врачебной тайной и Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». Таков ответ на ваш вопрос о доступности и открытости психиатрии перед гражданским обществом.

Я бы сформулировал проблему, волнующую меня как главного психиатра областного департамента здравоохранения, как врача-практика, иначе: не психиатрия «закрыта» гражданскому обществу, а общество часто ставит наших пациентов в положение изгоев, почти ничего не делая для их интеграции в обычную жизнь. Нашим пациентам остро не хватает элементарного участия, причём со стороны самых, казалось бы, близких им людей. Такова печальная реальность нынешних, как, впрочем, и прошлых времён. Вот о ней-то и нужно говорить в полный голос. В этой связи не могу умолчать о сиюминутных заботах. В Приангарье, к великому сожалению, не хватает социальных коек для наших больных-хроников, и они годами, а то и десятилетиями живут в стационарах; целевая программа развития психиатрической помощи населению Иркутской области финансируется очень скупо; недостаёт современных лекарственных препаратов для лечения наших пациентов. Обо всём этом упоминаю, чтобы, развеяв домыслы, лишний раз подчеркнуть: психиатрия как одна из сфер практической медицины интегрирована в систему общего здравоохранения. И при этом более, чем любая иная лечебная сфера, нуждается в гуманности государства, в общей культуре общества, в его способности сопереживать страданию ближнего.

Валентина Иванова:

— В психиатрии, как и в любой другой отрасли медицины, многие беды берут начало в раннем детстве и в подростковом возрасте. Современными исследованиями отмечен рост нервно-психических патологий уже в первые годы жизни. Среди тех, кто едва «дотянулся» до своего трёхлетия, в группу риска входят около 10% малышей. И далее тревожащая нас, детских психиатров, кривая резко идёт вверх. Среди первоклассников таких вот «рисковых» ребятишек около 60% . За 11 школьных лет патология нашей сферы возрастает в 4–5 раз. Нас не может не волновать факт, что ко дню получения аттестатов зрелости 35% молодых людей, ещё не вступив на самостоятельный путь, уже страдают различными неврозами.

Почему именно школьные годы, которым, казалось бы, следует быть самыми светлыми в жизни, провоцируют психическое нездоровье наших детей? Дело в том, что школьный период включает, по меньшей мере, два возрастных криза, когда организм оказывается наиболее чувствительным к любым изменениям. Первый возрастной криз «падает» как раз на шести-семилеток. Второй – на годы отрочества. Современная школа требует что от первоклассника, что от восьми-девятиклассника усвоения огромного объёма информации. Адаптация к школьным требованиям у детей далеко не одинакова. Кто-то всё «схватывает» на лету, кому-то нужно куда больше времени на усвоение преподанного учителем материала.

К сожалению, школа ко всем своим питомцам предъявляет одинаковые требования, «стрижёт всех под одну гребёнку». Вот вам и конфликт, сначала незримо, потом всё более грозно подтачивающий хрупкую детскую психику. Дети-то все разные! За кем-то «тянется» ещё с младенчества цепочка инфекций; кто-то в силу перенесённой родовой травмы страдает задержкой моторных навыков, речи, потом – и нарушением памяти. Все особенности своего ребёнка должны объективно и трезво оцениваться родителями. Сколько случаев проходит перед нашими глазами, когда в погоне за «престижным» учебным заведением, когда в неуёмном стремлении определить своего первоклашку в более «продвинутый» класс мамы и папы, дедушки и бабушки, сами того не желая, ставят маленького человека на грань психического срыва. Теперь присовокупите к этому ничем не оправданному родительскому рвению другие факторы – неспособность ребёнка справляться с нагрузкой, всё возрастающей при переходе из класса в класс, антипатию, которая вполне возможна к неуспевающему ребёнку со стороны педагога и, что случается нередко, ребячьего коллектива. И вы получите достаточно полную картину формирования комплекса неполноценности, невроза, психической патологии у человека, ещё и не хлебнувшего взрослой жизни.

Нам, детским психиатрам, очень хочется, чтобы углублённый медицинский осмотр за год до первого школьного звонка помогал объективно оценивать возможности ребёнка, служил родителям будущего школьника подсказкой, следуя которой они могли бы предупреждать многие неприятности в его будущей жизни.

Но коль уже случилось, что ребёнок «выпал из общего строя» ровесников, безразлично, о школе или о детском садике идёт речь, не пытайтесь «исправить поведение» домашними средствами. Важно, отбросив ложный стыд и страх, не теряя времени, обращаться за профессиональной помощью. Потому что в самых непростых ситуациях детские психиатры и психологи первыми готовы прийти на помощь семье.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное