издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Этот старый билет в театр

У нас, ветеранов преклонных лет, с каждым годом всё уже круг общения, всё меньше соприкосновений с реалиями современной жизни. Потому с особой благодарностью воспринимаются встречи в нашем совете ветеранов. Вот как было недавно, в День памяти и скорби, когда собрались ветераны войны и тыла. Кто-то пришёл на своих ногах, а тех, кому трудно ходить, привезли на машине. Как и положено, сели за стол, помянули всех, кто не вернулся с войны, и тех, кто позднее ушёл из жизни. И начались воспоминания… Горькие и сладкие воспоминания молодости.

А недавно, перебирая старые бумаги, нашла я потёртый блокнот с многочисленными фамилиями адресатов и их телефонами. И между страниц – пожелтевший от времени театральный билет. «Державный ордена Ленiна та ордена Трудового Червонного Прапора академiчний театр опери i балету УРСР iм. Т.Г. Шевченко. 5 червонь 1977 г.». И время покатилось вспять, в годы войны…

В ноябре 1941 года, когда немцы захватили всю Украину и уже подошли к Москве, в Иркутск прибыл Киевский театр оперы и балета. Его спектакли шли в нашем драматическом театре. Я тогда была студенткой первого курса горно-металлургического института. И, как и большинство зрителей-сибиряков, никогда не слышала оперы в «живом» исполнении.

И вот первые спектакли – «Запорожец за Дунаем» Гулака-Артёмовского, «Наталка-Полтавка» Лысенко. Обе оперы на украинском языке, но это нисколько не умаляло впечатлений от музыки, изумительной красоты голосов певцов, от казавшихся сказочными декораций мирной украинской жизни. Зал срывался на аплодисменты после каждой арии. А далеко-далеко гремела война, умирали солдаты… Умирали, чтобы никогда не прерывалась связь времён и дружба наших братских народов и наших славянских культур.

Потом были «Евгений Онегин», «Севильский цирюльник», «Травиата», на которые мы бегали по нескольку раз. Билеты были недорогие – нашей студенческой стипендии хватало. Да и как было не насладиться пиршеством высокого искусства в суровое военное время, когда так мало было радостей!

В 1942 году разгром немцев под Москвой киевляне отметили оперой Глинки «Иван Сусанин». Помню, пришли мы в театр, а там не раздевают – холодно. Обычно мы приносили с собой туфли, переобувались. А в этот раз сидим в валенках, в пальто. На сцене идёт снег, Иван Сусанин поёт свою знаменитую арию «Ты взойдёшь, моя заря…». Несколько раз гаснет свет. Но это всё ничего не значит! Мы уже знаем, что наша армия разбила немцев под Москвой! И подвиг Сусанина ради освобождения Москвы так близок и понятен. Зрители долго не отпускали артистов – всеобщая радость победы объединила и зал, и сцену в едином порыве.

Примерно через год наши войска освободили Киев, и театр вернулся домой.

И вот в 1977 году, через 35 лет, будучи в Киеве в командировке от Слюдянского рудоуправления, я снова слушала оперу «Запорожец за Дунаем». Когда открылся занавес, на сцене, как и в нашем драматическом театре когда-то, стояли та же белёная хата, плетень и подсолнухи. Только не было… войны.

Потом, в свободное время, я бродила по тихим мирным улицам, по Крещатику, была у Бабьего Яра, в Киево-Печерской лавре, на мосту Патона. Тот Киев всё ещё стоит перед глазами – такой красивый, огромный город, такой родной, добрый, забывший войну.

И вот теперь, когда я вижу его в телевизионных передачах, не узнаю. Улицы забиты оранжевыми и синими флагами, лозунгами, призывающими бороться за власть. Вокруг – орущие на митингах люди, недовольные, озлобленные. И думаю: война, общая опасность и горе объединили нас, русских и украинцев. А что же разъединило?

Л.И. НАУМОВА, член Слюдянского районного совета ветеранов, ветеран труда

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер