издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Владимир Саунин: «Не сомневаюсь, у проекта будут противники, критики»

Проект создания Байкальского международного центра глобальных инновационных технологий, без преувеличения, является народным. Инициатива снизу группы экспертов, на общественных началах пытающихся продвинуть на стадию реализации обсуждаемую на протяжении нескольких лет идею, даже обретает лоббистский ресурс. Он внесён в проект Стратегии развития Байкальского региона и Дальнего Востока до 2025 года – документа, разработанного для федерального правительства. Уже сегодня некоторые иркутские чиновники считают, что Байкальский центр может стать альтернативой промышленному развитию Байкальска. В интервью «Конкуренту» директор Байкальской международной бизнес-школы Владимир Саунин свёл суть проект к формуле «находить решения проблем, с которыми государство столкнётся в будущем».

– Как вы оцениваете готовность проекта?

– Пока это стратегическое предложение, связанное с одним из сценариев развития Иркутской области. Оно родилось благодаря дискуссии экспертного сообщества на семинарах с общим названием «Будущее Байкальского региона», где и обсуждались разные варианты развития региона. Так что его автором является широкий круг людей, которые представляют бизнес, академическое, вузовское сообщество, местную власть.

– В Стратегии развития Байкальского региона и Дальнего востока Байкальский центр уже фигурирует. Как вам кажется, от каких факторов сейчас будет зависеть то, какой вектор развития этой идеи будет придан на федеральном уровне?

– В настоящий момент проект Стратегии внесён в Правительство РФ. Предполагалось, что он будет рассмотрен в мае, потом всё было перенесено на июнь, и не факт, что в июне рассмотрение состоится. Надо сказать, что когда в декабре в регионе появился первый вариант этого документа, в нём об Иркутской области вообще не было ни строчки. Как будто в этой географической нарезке такого субъекта Федерации просто не существует. Тогда появилась инициатива о том, чтобы внести в этот документ ряд высших учебных заведений, в частности Байкальскую международную бизнес-школу и Центр нанотехнологий политехнического университета. И было настоятельное предложение включить проект, завязанный на Байкал. На тот момент он оформился как Байкальский научно-учебный центр. На первом этапе эту идею отклонили со ссылкой на то, что данная тематика будет разворачиваться в Бурятии. Но ресурсы Бурятии и Иркутской области – вещи несоизмеримые. Был приложен некий лоббистский ресурс, и в итоге в последнем варианте проекта Стратегии идею удалось вписать именно в виде центра инновационных технологий. Но это ничего не значит, как не значит и то, что всё, что записано в этом проекте, будет финансироваться из федерального бюджета. Здесь нужна колоссальная работа всех заинтересованных сторон, в том числе и регионального правительства.

Иркутская область обладает очень сильным конкурентным преимуществом. На её территории находится Байкал. И здесь с нами не могут сравниться ни ближайшие, ни дальние соседи. Это уникальная природная лаборатория, которая очень слабо изучена. Для нас это в том числе маркетинговое преимущество, его надо использовать. Второй посыл состоит в том, что сегодня существуют глобальные проблемы: дефицита чистой питьевой воды, экологической безопасности, новых видов топлива. И понятно, что их локально не решить. Они требуют объединения интеллектуальных, инженерных и финансовых усилий. И эти два посыла соединились в проекте Байкальского международного центра глобальных инновационных технологий. Находить решения проблем, с которыми государство столкнётся в будущем, – вот суть проекта.

Байкал – уникальное место. На неделе на озере начала работать экспедиция «Байкальские гидраты-2009», организованная Газпромом. Сегодня по гидратам известно всё, кроме технологии добычи и использования. Никто, конечно, не ведёт речи о промышленном освоении гидратов на Байкале. Говорится о создании на берегу этой уникальной лаборатории технологий, которые могут транслироваться по всему миру. Для этого необходимо создать условия для работы не только российских специалистов, способных совершить прорыв, но и специалистов из стран, занимающихся этой проблематикой, – Японии, Норвегии, Индии, США, Китая.

– На ваш взгляд, существует конфликт между проектом создания центра и самим фактом существования на берегу озера Байкальского целлюлозно-бумажного комбината?

– Конечно, он существует. Это неизбежный конфликт между старым и новым.

То, что предлагает владелец БЦБК «Континенталь Менеджмент» (контролируется возглавляемой Олегом Дерипаской компанией «Базэл». – «Конкурент»), сегодня неактуально даже с точки зрения индустриальной экономики и не делает чести тем людям, которые являются лицом России, в том числе за рубежом. Столкновение интересов будет. Оно также обусловлено участием в проекте учёных, которые сидят на теме Байкала как на сундуке, не допуская к нему никого. Не сомневаюсь, у проекта будут противники, критики.

– Проводилась ли внешняя экспертиза проекта?

– С ним ознакомились ряд иркутских академиков. Конечно, важно было знать мнение Гелия Жеребцова и Михаила Кузьмина. Эти люди понимают, что работа будет сложной, но проект открывает новые возможности и для науки, и для Байкала, и для России. Мы специально организовали встречу с академиком Андреем Кокошиным. Это ведущий геополитик России, он как раз являлся модератором нескольких экспертных семинаров. И от него получена поддержка. Прошли переговоры с различными бизнес-структурами, которые готовы включиться в работу. Выводы таковы: проект будет реализован, если его заказчиком выступит один из двух человек. Вот так на сегодня устроена Россия. Этим заказчиком может быть либо премьер Путин, либо президент Медведев.

– Сейчас насколько близко к этим персонам находится проект?

– Предложения направлены Шувалову (Игорь Шувалов, первый вице-премьер Правительства РФ. – «Конкурент») в конце мая. Какой будет его реакция, предположить очень сложно. Во власти переплетается так много интересов и личных, и политических, и экономических, какая мотивация станет решающей, будет видно. Мы же все прекрасно помним эпопею принятия решения по переносу ВСТО от Байкала в 2006 году. Тогда академику Юрию Осипову удалось в последний момент убедить Путина в необходимости сместить маршрут нефтепровода на север и движением фломастера проблема была решена.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector